Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Футурологические модели, когда власть переходит от государства к корпорациям, вполне уже работают. На примере намерения начать добычу цветных металлов в аграрном и рекреационном Прихоперье можно как раз наблюдать переходную ситуацию: как государство новой формации "УГМК" захватывает часть Черноземья. УГМК – это Уральская горно-металлургическая компания, выигравшая конкурс на освоение Еланского и Елкинского медно-кобальтово-никелевых месторождений, расположенных в Воронежской области вблизи реки Хопер.

То, что мотивации граждан таких "новых государств" – работников корпораций, крепче, чем простого гражданина России, доказывать не надо: за российское гражданство зарплату не платят. Отсюда и легкость, с которой корпорация "влазит" в экономический, информационный и политический ландшафт – от федерального до регионального и местного уровней язык денег часто более понятен чиновникам и работникам политического сервиса, чем какие-то научные доводы об экологической опасности. Интересы "государства УГМК" не совпадают с интересами государства Россия – это видно по тому, что владельцы горнорудной компании вынесены в кипрские офшоры, работа на конкретной территории (в данном случае – Черноземье) имеет четкие границы в пространстве и времени, за пределами которых УГМК может избежать любой ответственности.

В такой ситуации интерес конкретной территории, которая через 40 лет подлежит экологическому банкротству через лишение аграрного и рекреационного потенциала, учитывается только с точки зрения затратности мероприятий по утаптыванию местного населения. Получается, что жителям Прихоперья, которые еще находятся в старом государстве и не готовы (надеюсь, никогда и не будут) к монетизации своего патриотизма, остается только одно: доказать экономическую нецелесообразность работ. А раз политические, информационные и юридические механизмы уже работают на "государство УГМК", населению приходится самостоятельно и физически доказывать нерентабельность будущего производства.

До 22 июня 2013 года, когда 4 тысячи местных жителей просто вышли на поле и пожгли дорогое геологоразведочное оборудование, более года митингов, охватывавших практически все население районных центров, прошло в относительном комфорте для "государства УГМК". К сожалению только прямое действие стало сигналом для местной и федеральной властей, знаком того, что затраты могут превысить стандартные расчеты. Теперь власть государства устаревающей формации Россия почувствовала, что согласование горных работ в Черноземье – не частный бизнес-проект, а ступенька перехода их власти к новой форме государства, которая начала диктовать свои условия, наверное, в счет уже инвестированных во все чиновничьи уровни средств. Тут, конечно, "государство Россия" может еще поиграть мускулами: наш чиновник – это не бандит 90-х. Он за прошлые дела не отвечает – сделал все что мог, а политическая ситуация не позволяет "решить вопрос".

До свидания, новое государство "УГМК", – не готовы мы пока. Но и УГМК не будет успешной новой формацией, если станет разбрасываться деньгами. В его интересах – переложить затраты на пока еще официальное государство. Если силы местной полиции не способны сохранить его неприкосновенность, то обострение ситуации приведет к укреплению охраны места работы компании усиленными нарядами, а то и вовсе к введению ОМОНа и внутренних войск. Поэтому раздувается скандал, с произнесением заклинаний, взывающих к срабатыванию защитных механизмов государства Россия: "проявление экстремизма", "террористический акт", "работа иностранных агентов" и т.д.

Парадоксально, что это камлание направлено на то, чтобы государство начало защищать своими средствами тех, кто хочет его, грубо говоря, поиметь, а во многом и заменить. Но заменить в части распределения богатств, а поиметь – в части социального обеспечения местных жителей, их же подавления и разгребания долгосрочных экологических последствий. Однако "новой формации" выгоден сценарий локальной "горячей точки" – государство будет зачищать территорию от протестующих, которые не нашли законных средств защитить свою землю. 13 мая 2013 года, когда охранники базы геологов на Еланском месторождении зверски избили местных экоактивистов, отправив новохоперского казачьего атамана Игоря Житенева почти на месяц в больницу, стало тем днем, когда экологическое противостояние уже однозначно стало гражданским. И конфликт 22 июня можно расценить как следствие таких действий компании УГМК. Последующее информационное нагнетание вполне может привести к возникновению новой "горячей точки" на карте России: государство будет подавлять своих же наиболее патриотичных граждан, обеспечивая работу компании, экспортирующей российские ресурсы в пользу зарубежных офшоров. Такие парадоксы уже не удивляют.

Константин Рубахин – поэт и журналист, координатор движения "В защиту Хопра".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG