Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Александр Генис: В Великобритании разразился грандиозный скандал, вызванный тем, что Банк Англии решил заменить портрет Дарвина на 10-фунтовой банкноте изображением романистки Джейн Остин. Одни увидали в этом уступку агрессивному феминизму (вот уж, где Остин точно не причем), другие считают меру недостаточной. Так или иначе, горячий спор о том, кто достоин оказаться на британских деньгах, вышел за пределы приличий. Надо сказать, что именно поэтому отцы Евросоюза отказались печатать на новой валюте - евро - чьи-либо портреты вообще, заменив людей неброскими ахитектурными мотивами. Зато в Америки пространство доллара заполняют фигуры, по которым можно изучать историю страны, ее пристрастия, надежды и обиды.
У микрофона - Владимир Абаринов со своим историческим репортажем.

Владимир Абаринов: «Уберите Ленина с денег!» - просил когда-то поэт Андрей Вознесенский, обращаясь к «товарищам из ЦК». Но товарищи не только не вняли просьбе, но и сочли ее крамольной.
Американцы давно привыкли к внешнему виду своей валюты. Они считают вполне естественным размещение на банкнотах портретов государственных деятелей, а не ученых или, скажем, мастеров искусств. Впрочем, один ученый на американских деньгах все же есть – Бенджамен Франклин, однако попал он на 100-долларовую купюру не за свои научные открытия, а за то, что был одним из отцов-основателей США. Причем художник изобразил его без двухфокусных очков, которые Франклин изобрел и носил.
Закон гласит, что на банкнотах нельзя помещать изображения людей, которые еще живы. Решение о том, чьи портреты печатать на денежных знаках, - исключительная компетенция министра финансов США. Нынешний набор персоналий определен в 1928 году. Тогдашний министр финансов Эндрю Меллон, занимавший эту должность при трех президентах, учредил специальную комиссия, которая и составила список: Джордж Вашингтон – на купюре в один доллар, Авраам Линкольн – на пяти долларах, Александр Гамильтон – на десяти,
Эндрю Джексон – на двадцати, Улисс Грант – на 50-ти и Франклин на сотне.
За исключением первого министра финансов США Гамильтона, никто из перечисленных лиц не сыграл выдающейся роли в истории денежного обращения США, а седьмой президент Эндрю Джексон своей неосмотрительной финансовой политикой довел страну до так называемой Банковской войны, за которой последовал кризис, известный как Паника 1837 года. При Линкольне бумажные деньги – гринбеки – совершенно обесценились, а 18-й президент Улисс Грант печально прославился корруяфпционными скандалами.
Однако это не все, а только самые распространенные банкноты. Есть еще купюра номиналом в два доллара. На ней изображен Томас Джефферсон, причем дважды: на лицевой стороне - в виде портрета, на обороте – в группе делегатов Континентального Конгресса, подписывающих Декларацию независимости. Распространено мнение, что двухдолларовые бумажки изъяты из обращения и что сегодня они представляют лишь коллекционную ценность. На самом деле они имеют хождение наряду с банкнотами других деноминаций. Дата их последней эмиссии – 1999 год. С учетом естественного износа Министерство финансов США оценивает общую стоимость двухдолларовых купюр, находящихся в обращении во всем мире, в 1 миллиард 166 миллионов долларов.
Кроме того, существуют банкноты крупного номинала – от 500 до 100 тысяч долларов. Они были созданы для взаимных расчетов между банками. Их выпуск сейчас прекращен, потому что у банков появились более простые и надежные безналичные способы платежа. Тем не менее они остаются законным платежным средством. Однако банки Федеральной резервной системы при получении такой купюры обязаны изъять ее из обращения и уничтожить.
Кто же нарисован на этих деньгах большого достоинства?
На 500-долларовой банкноте – 25-й президент США Уильям Маккинли. Вот он как раз вошел в историю как победитель в борьбе за золотой стандарт, обеспечивший твердость американской валюте. Вот отрывок из его предвыборной речи, записанной фирмой Томаса Эдисона на пластинку в 1896 году.

Уильям Маккинли: Мои дорогие сограждане! Недавние события требуют от патриотов Америки ответственности и чувства долга, какие от них еще не требовались с тех пор, как закончилась Гражданская война. Тогда шла борьба за спасение правительства Соединенных Штатов. Сегодня это борьба за спасение финансовой чести правительства. Наше кредо – это полновесный доллар, это честный кредит, достаточные средства на содержание правительства, защита интересов рабочих и промышленности и сотрудничество, открывающее для нас иностранные рынки.

Владимир Абаринов: На купюре в тысячу долларов изображен 22-й и 24-й президент Гровер Кливленд, который привел финансы страны в блестящее состояние и в очередной раз отстоял золотой стандарт. Купюру в пять тысяч долларов украшает четвертый президент Джеймс Мэдисон – выдающийся политический мыслитель, автор концепции плюрализма как основы стабильности республиканского строя и системы сдержек и противовесов в управлении государством. На банкноте в 10 тысяч долларов выгравирован Салмон Чейз – министр финансов в кабинетах Линкольна и Гранта. На его долю выпала борьба с чудовищной инфляцией после Гражданской войны. Наконец, на стотысячной купюре помещен портрет Вудро Вильсона – 28-го президента США, который учредил Федеральную резервную систему.
Но мы еще ничего не сказали о разменной монете, а на ней тоже есть портреты: на одном центе, он же пенни – Линкольна, на пятаке, он же никель – Джефферсона, на гривеннике, он же дайм – Франклина Рузвельта, которому было суждено стать президентом в разгар Великой депрессии. На монете в 25 центов – квотере – отчеканен Джордж Вашингтон, на монете достоинством в полдоллара – Джон Кеннеди.

Джон Кеннеди: Существует миф о том, что правительство у нас большое и плохое и неуклонно становится все больше и хуже. Некоторые основания для такого мифа, безусловно, имеются. Действительно, в недавней истории каждая новая администрация тратила гораздо больше денег, чем предыдущая. Так, например, президент Рузвельт превзошел по расходам президента Гувера, и за вычетом расходов, связанных со Второй мировой войной, президент Трумэн израсходовал больше, чем президент Рузвельт. Этот вопрос не связан с партийной принадлежностью президента, что доказывают расходы президента Эйзенхауэра, превысившие расходы президента Трумэна на недурную сумму в 182 миллиарда долларов. Некоторые полагают, что эта тенденция, вполне возможно, сохранится и впредь. Но означает ли это, что большое правительство становится больше в относительном смысле? Нет, не означает. Последние 15 лет федеральное правительство, а также федеральный долг росли медленнее, чем экономика в целом. Если не принимать в расчет расходы на оборону и космос, после Второй мировой войны федеральное правительство увеличилось меньше, чем любой другой аспект нашей национальной жизни – меньше, чем промышленность, меньше, чем торговля, меньше, чем сельское хозяйство, меньше, чем высшее образование, и гораздо меньше, чем разговоры о большом правительстве.

Владимир Абаринов: Жаль, что не нашлось ни монеты, ни купюры для портрета преемника Кеннеди Линдона Джонсона, который вошел в историю как один из величайших социальных реформаторов Америки, но его репутацию испортила война во Вьетнаме. Джонсон Он выдвинул программу глубоких преобразований под названием «Великое общество».

Линдон Джонсон: Великое общество – это общество, в котором каждый ребенок сможет получить знания, чтобы обогатить свой ум и развить свои таланты. Это общество, в котором досуг – это желанная возможность создавать и размышлять, а не повод для скуки и тревоги. Это общество, удовлетворяющее не только нужды плоти и интересы коммерции, но и потребность в красоте и жажду общения. Это общество, где человек восстановит свою связь с природой. Это общество, в котором люди больше заботятся о качестве своих целей, чем о количестве своего имущества. Но самое главное: Великое общество – это не тихая гавань, не место отдыха, не конечная станция, не завершение работы. Это постоянный вызов, манящий нас навстречу нашей судьбе, в осуществлении которой сольются воедино смысл нашей жизни и изумительные плоды нашего труда.

Владимир Абаринов: В том же 1964 году, когда Линдон Джонсон излагал свою программу Конгрессу, начинающий политик Рональд Рейган, участвуя в президентской кампании республиканца Барри Голдуотера, произнес речь, которая вошла в анналы американской риторики под заголовком «Время выбирать».

Рональд Рейган: Ни одна нация в истории не выносила налогового бремени, достигающего трети ее доходов. Сегодня доля налогового инспектора составляет 37 центов с каждого заработанного доллара, а наше правительство тратит в день на 17 миллионов долларов больше, чем кладет в казну. За последние 34 года 28 лет мы не имели сбалансированного бюджета. За последние 12 месяцев мы трижды поднимали лимит нашего долга, и сегодня наш национальный долг в полтора раза превышает долги всех стран мира вместе взятых. У нашего казначейства золота на 15 миллиардов долларов, но нам из этого количества не принадлежит ни одна унция. Объем долларов, обращающихся за границей, составляет 27,3 миллиарда. А только что нам объявили, что долларовые банкноты 1939 года выпуска будут обмениваться по курсу 45 центов от номинала.

Владимир Абаринов: Республиканцы в Конгрессе предпринимали неоднократные попытки провести закон о размещении портрета Рональда Рейгана на 10-, 20- или 50-долларовой банкноте или на 10-центовой монете, но ни одна из этих попыток пока не удалась.
Что касается изменения общего дизайна американских денег, то на этот счет имеется множество проектов. Среди них есть доллары, похожие на евро, с изображением Барака Обамы на однодолларовой купюре (но при его жизни это невозможно), с портретами отважной летчицы Амелии Эрхарт, лидера движения за гражданские права Мартина Лютера Кинга и астронавта Нила Армстронга. Но Министерство финансов говорит, что пока не планирует радикально менять дизайн валюты. Внешний вид денег меняется лишь с целью более надежной защиты от подделок. На 8 октября этого года назначен выпуск в обращение новой 100-долларовой купюры. На ней по-прежнему изображен Бенджамен Франклин.
XS
SM
MD
LG