Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как назвать свою планету


Тысячи экзопланет нуждаются в именах

Тысячи экзопланет нуждаются в именах

На прошлой неделе на сайте Международного астрономического союза (МАС) появился необычный документ. Он, впервые в истории, описывает процедуру, по которой имена небесных тел – планет, спутников планет, астероидов – могут быть предложены не астрономами-первооткрывателями, а общественностью. Ранее никакого официального способа назвать астероид или кратер на Луне своим именем или, например, именем любимого киногероя не существовало, хотя некоторые мошенники такую услугу и предлагали.

Теперь это стало возможным: имя для астрономического объекта может быть предложено либо отдельным человеком, либо организацией, выбравшей название путем голосования или в результате какой-то другой общественной кампании. Для процедуры именования объектов Астрономический союз установил несколько правил, в частности, этот процесс не может быть связан с коммерцией и должен иметь широкий международный охват. Новое имя должно:

– быть не длиннее 16 символов,
– желательно, состоять из одного слова,
– быть достаточно легко произносимым (на как можно большем числе языков),
– не быть оскорбительным на каком-либо языке или для какой-либо культуры,
– не быть близким к уже принятому названию астрономического объекта;

кроме того:

– имена домашних животных не приветствуются,
– название не должно быть связано с коммерцией,
– имена политиков, военных или мест, связанных с политикой или военной деятельностью, не могут быть использованы.

Это лишь часть списка ограничений, полную версию которого можно найти на сайте Международного астрономического союза.

Из опубликованного документа не совсем понятно, идет ли речь только о телах Солнечной системы или тем же способом названия смогут получать, например, экзопланеты – спутники других звезд.

О грядущей революции в космической номенклатуре мы поговорили с астрономом Сергеем Поповым.

– Как устроена номенклатура астрономических объектов?

Именование – первая, пусть и иллюзорная, стадия понимания. Люди всегда стремились как-то называть объекты, которые они видят, в том числе и на небе – Луну, Солнце, звезды. Постепенно традиции менялись, началась эпоха новых открытий, появился телескоп. Со временем возникли официальные международные организации, которым было делегировано полномочие официального именования небесных тел. Вот уже около ста лет этим занимается Международный астрономический союз. Кстати, все предложения назвать звезду своим именем, именем любимой девушки и так далее – мошенничество, не более чем покупка ничего не значащей бумажки. Строго говоря, каждый может напечатать себе такой сертификат на принтере, не платя никаких денег, – в нем будет столько же смысла.

– Какие новые открытые объекты нуждаются в названиях?

В первую очередь речь идет о названиях астероидов, новых спутников планет в Солнечной системе и названиях объектов на поверхности планет. Например, кратер на поверхности Марса недавно получил название Мартынов в честь одного из предыдущих директоров Астрономического института имени Штернберга, где я работаю.

– А из более далеких?

Одно из самых выдающихся открытий нескольких последних десятилетий в астрономии – открытие экзопланет. Их начали открывать в середине 90-х годов, и с самого начала называли специальными наборами букв и цифр, которые могли быть связаны с координатами звезды, с научным проектом, открывшим планету, и ее порядковым номером. Появились названия вроде Кеплер-78 или Каро-26: “Кеплер” и “Каро” – это как раз названия двух спутников, которые ищут экзопланеты.

– Но теперь ситуация меняется?

Планет открывают все больше, и поиск названий для них постепенно стал горячей темой для обсуждения среди астрономов и не только. Иногда названия возникали стихийно. Например, планета, вращающаяся вокруг одной двойной звезды, получила неофициальное название в честь родины героев Звездных войн – Татуин. Есть еще несколько таких примеров, но все эти названия – неофициальные. Дискуссия в астрономических кругах продолжалась достаточно долго, и в 2009 году было принято решение, что пока никаких особых названий экзопланетам официально присваиваться не будет и обсуждение будет продолжено.

– Почему потребовалось столь длительное обсуждение?

Проблема здесь двоякая. Во-первых, есть чисто техническая сложность: большинство открытий экзопланет – не стопроцентно надежны. Они могут быть надежны на 99,9%, но для науки этого мало. Есть несколько десятков планет, открытых по прямым изображениям, но даже и не все из них можно считать гарантированно существующими. Во-вторых, это в принципе большой шаг: нужно придумать систему, как называть планеты, сделать это один раз и хорошо. И вот в 2009 году решили, что нужно подумать еще несколько лет и анонсировали, что в 2013 году, то есть сейчас, будет принято какое-то решение. Надо сказать, что официального решения именно по номенклатуре экзопланет пока нет. На странице МАС до сих пор висит надпись, что дискуссия по экзопланетам продолжается и в августе 2013 года на этом же сайте будет опубликовано решение.

– Каких объектов касается опубликованный документ?

Этот документ связан с комиссией по планетарным названиям. Слово “планетарный” в этом контексте по идее относится к объектам Солнечной системы. Но в одном месте в документе сказано, что речь идет о “названиях для новых открытых планет, их спутников и звезд, вокруг которых они обращаются”. Вот это упоминание звезд указывает, что речь идет, возможно, в том числе и об экзопланетах. Прояснений пока никаких нет.

– Какова новая процедура, описанная в документе?

Можно запускать общественные дискуссии и выбирать названия для астрономических объектов. Условно говоря, Радио Свобода может запустить на своем сайте обсуждение, как назвать ту или иную планету, устроить голосование, потом обратиться в МАС. Есть, правда, важный пункт: придется заручиться согласием первооткрывателей планеты. Если раньше исключительное право дать название, например, астероиду принадлежало его первооткрывателям, и астрономы по разному этим пользовались, вплоть до неофициальной продажи этого права, то сейчас практика меняется. Помимо условий проведения кампании по выбору наименования есть стандартные правила, каким может быть имя, какой длинны. Название не должно содержать специальных символов. Можно вспомнить красивую историю, есть замечательный физик-теоретик, нобелевский лауреат Т’Хофт, в честь него был назван астероид, но по правилам, апостроф не может появиться в названии астероида, поэтому он называется просто Тхофт. И физик Т’Хофт написал шуточную конституцию этого астероида, в которой в частности сказано, что на него не могут попадать люди, в чьих фамилиях есть апостроф, что там запрещено использовать клавиатуры, содержащие апостроф.

– Как вы считаете, этот документ еще не окончательный? Последуют разъяснения и дополнения?

Да, я ожидаю, что по экзопланетам будет отдельный документ. Собственно, его анонс продолжает висеть на сайте МАС. Пока кстати, непонятно, какая структура должна за это отвечать: существующая комиссия МАС по наименованиям занимается именно телами Солнечной системы. Насколько я знаю, нет официального решения, которое либо этой комиссии делегировало бы именование экзопланет, либо возложило бы это на профильную комиссию, которая пока занимается собственно изучением экзопланет, то есть астрономией, а не геральдикой.

– Но в отношении тел Солнечной системы документ с этого момента разрешает предлагать общественные названия?

Да, я бы его трактовал так. Причем, если у астероидов, например, всегда есть первооткрыватель и, согласно новой процедуре, вы должны с ним вести переговоры, если хотите дать астероиду название, то с деталями рельефа это, видимо, необязательно. Вы можете взять, например, карту Меркурия в высоком разрешении, найти на ней безыменный кратер и запустить голосование по присвоению ему названия. После этого, если весь процесс соответствует правилам, можно обращаться в МАС – я не думаю, что требуется согласие той команды спутника, которая составляла карту, поскольку они не заявляли отдельно о данной детали рельефа.

– К чему приведет появление новой процедуры?

Можно надеяться, что экзопланетная астрофизика станет еще более популярной за пределами научного сообщества. Будут массово появляться всевозможные голосования, как назвать тот или иной объект, люди будут активнее контактировать с учеными, открывающими экзопланеты. Будут, конечно, споры по трактовке правил. Ну, например, нельзя называть планеты в честь политического деятеля, но можно его имя закамуфлировать. Прецеденты были: нет астероида “Сталин”, но есть астероид “Сталинград”, нет астероида “Ленин”, но есть “Владилена”. Будет много споров, можно ли, например, считать, что Черчилль в первую очередь – писатель и нобелевский лауреат по литературе. С планетами возникнет особенно много дискуссий, потому что одно дело – назвать какой-нибудь километровый камушек в Солнечной системе, другое дело – целый новый мир в нескольких световых годах от нас.

– А что будет с номенклатурой звезд?

Понимаете, планеты открывать тяжело, это большой труд, высокие технологии, сложная обработка данных. А со звездами это не так. Думаю, общественное наименование может разве что быть запущено для тех звезд, возле которых найдены экзопланеты, но и это, на мой взгляд, маловероятно. В документе есть слова – “и звезд, вокруг которых они обращаются” – это что-то странное, выпадающее из традиции. Звезды никогда в новой истории не получали отдельных наименований. Их слишком много. Это примерно как давать имена камням. Любой новый крупный телескоп видит больше звезд, чем предшественник, это могут быть миллионы объектов. Поэтому для звезд есть каталоги. Вы составляете каталог и называете звезду каким-то индексом типа HD86664 – здесь HD обозначает каталог, а дальше идет просто порядковый номер. У многих ярких есть исторические имена. Ну и интересным объектам, которые детально изучаются, ученые дают неофициальные прозвища. Я в своей жизни даже придумал одно, оно сейчас относительно широко используется в научной литературе. Есть интересная группа из семи нейтронных звезд, в одной из статей мы назвали ее “Великолепная семерка”. Теперь на нее часто так и ссылаются, хотя это – не ее официальное название, у каждой из звезд есть традиционное научное наименование, связанное с одним или другим каталогом, в который она вписана.

– Сколько экзопланет ждут своих названий? Тех, которые обнаружены прямым наблюдением, – несколько десятков, а остальных?

Тысяча. И примерно 20 тысяч кандидатов – здесь вопрос в степени надежности открытия. Я не сказал бы, что это много. Тех же астероидов гораздо больше, но их, можно сказать, слишком много. Вот несколько десятков или сотен экзопланет – как раз то количество, которое соотносится с количеством приходящих на ум выдающихся людей, так что это как раз удобное число.

– Ваша ставка – как по новой процедуре будет названа первая экзопланета?

Недавно в официальное название нового вида пчел биологи включили слово Bazinga – любимое словечко героя сериала “Теория большого взрыва” Шелдона Купера. У биологов уже есть для этого официальная процедура. Теперь она появилась и у астрономов, я уверен, что одно из первых имен у экзопланеты будет тоже Базинга, и я за такое название сам проголосую.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG