Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Митрохин: У нас с Навальным нормальный контакт


Как нам обустроить Москву? Как добиться второго тура выборов мэра?
Как остановить наступление реакции?

В студии Радио Свобода лидер партии "Яблоко", кандидат на пост мэра Москвы Сергей Митрохин:










Михаил Соколов: В нашей студии сегодня Сергей Митрохин, кандидат на пост мэра Москвы, лидер партии "Яблоко". Мы будем говорить о столичных проблемах и, я думаю, не только о столичных, но и о проблемах России, России как федерации.

Я начну с событий сегодняшнего дня. В типографии, где печатаются агитационные материалы кандидатов в мэры, полиция устроила, как они говорят, "осмотр помещения", работа парализована. Фактически это обыски, которые проходят по заявлению кандидата на пост мэра эсера Николая Левичева.

Как я понимаю, пострадали коммунисты, пострадал Алексей Навальный. Как у вас, ваши материалы там не печатались?

Сергей Митрохин: Я, честно говоря, даже не знаю, о какой типографии идет речь.

Михаил Соколов: На севере Москвы где-то.

Сергей Митрохин: Каждому свою. Я занимаюсь политическим руководством своей собственной кампании. Где что печатается – это вопрос самого штаба. Первый раз, когда шла речь шла об этой квартире нехорошей...

Михаил Соколов: Которую "болгаркой" вскрывали.

Сергей Митрохин: Которую Левичев вскрывал "болгаркой". Сначала он заявил, что там были мои материалы, потом, правда, извинился. Мне кажется, что вообще-то Левичев занимается какими-то странными делами, даже можно сказать делишками, недостойными высокого звания кандидата в мэры. Для этого ли он прошел через этот фильтр муниципальный, чтобы потом так странно себя вести.

Мне кажется, у него нет какого-то содержания его кампании, на дебатах он все читает по бумажке, ему написали референты, его помощники, сам он ничего внятно сказать не может. Видимо, компенсирует политическую недостаточность такими весьма сомнительными пиар-поводами. Некоторые, наверное, политтехнологи, которые на него работают, считают, что любой скандал пойдет на пользу. Может быть с этим связано.


Михаил Соколов: Мосгоризбирком заявил, что в ближайшее время они будут рассматривать возможность снятия кандидата на пост мэра Москвы Навального. Как я понимаю, опять же это все связано с заявлениями эсеров, Левичева и так далее. Действительно снять могут?

Сергей Митрохин: Теоретически, я думаю, могут снять. Мне кажется, что это будет такой скандал, который сейчас не нужен никому, да и властям тоже.

Михаил Соколов: Власти не всегда думают, когда они действуют.

Сергей Митрохин: Власти не всегда думают – это большая проблема нашей страны, к сожалению.

Михаил Соколов: У вас что сегодня? Вы опять какой-нибудь забор ломали или что-нибудь более интересное было?

Сергей Митрохин: Иногда ломание заборов вещь очень интересная.

Михаил Соколов: Особенно, когда находишь, что за забором?

Сергей Митрохин: Когда освобождаешь, например, большой участок бывшего первого пляжа Серебряного бора, допускаешь до этого участка обычных москвичей – это интересная вещь.

Сегодня я заборы не ломал, сегодня я остановил очередное мошенническое объединение школ и понял механизм, как это объединение вообще происходит. Меня пригласили родители, чьи дети учатся в школе 363 в районе Богородское, для того, чтобы я ознакомился с ситуацией. Я туда приехал, должны были быть еще учителя на встрече, но учителя сидели в школе и директор не выпускала их из школы.

Михаил Соколов: Под замок посадила?

Сергей Митрохин: Да, она сказала: пока наше оперативное заседание не пройдет, я вас к Митрохину не пущу. Потом ей звонили из отдела образования Восточного округа и говорили, что я собираюсь заниматься агитацией в школе.

А я, между прочим, сам внес поправку когда-то в закон об образовании, запрещающую агитацию в школах, я не собирался там заниматься агитацией, я хотел выяснить, зачем укрупняют школы, присоединяют школу, которые за три километра, с другим профилем совершенно, с немецким языком.

Туда пошел, в ту школу, туда меня пустили, нормально поговорил с директором. Она не хочет никакого объединения.

Михаил Соколов: Родители тоже?

Сергей Митрохин: Родители категорически против. В чем там проблема? Директору той школы, которая хочет объединения обещали, что возглавит объединенную школу она, и за это не только зарплата вырастет, потому что привязана к средней зарплате учителя, в три раза больше, но и еще какой-то коэффициент накрутят. И она всеми правдами и неправдами, скорее неправдами, просто продавливает это решение.

Управляющий совет школы отверг это объединение. Она совет распустила, вернее, даже не распустила, а взяла и создала свой карманный совет. Этот совет решил, что надо проводить объединение. И все, конечно, в шоке, учителя в шоке, родители в шоке.

Учителя потом вышли, я с ними поговорил. Я им предложил простую вещь: полномочия легитимно избранного управляющего совета еще не истекли, они только в октябре истекают, я им предложил собраться, собрать совет, признать незаконным избрание нового совета, отвергнуть идею объединения школы, потребовать отставки директрисы, которая яростно борется за объединение. Я буду присутствовать на этом заседании, я не буду вмешиваться в заседание управляющего совета, но думаю, все решения будут легитимные.

Первую психологическую победу мы уже одержали: она, выходя из школы, проходя мимо нас, в школу, конечно, она нас не пустила, сказала: "А кто говорит об объединении? Никакого объединения".

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, не получается так, что вы в процессе вашей кампании занимаетесь важными, но не стратегическими вещами, такими, я бы сказал, мелочами, как пожарная команда работаете, в то время как ваши соперники активно встречаются с избирателями.


Навальный по три встречи проводит, уже до полутора тысяч человек сбегается.

Сергей Собянин тоже организует такие встречи, правда, не все из них проходят так, как хочется, потому что не всегда он приходит. Я предлагаю посмотреть сюжет, наш корреспондент Мумин Шакиров побывал на одной такой встрече, и она была очень яркой.


Михаил Соколов: Сюжет Мумина Шакирова. Закончился он криками, прямо скажем, не очень приятными для Сергея Семеновича Собянина. Не все у него получается, я так понимаю, и у его команды.

Тем не менее, Сергей, посмотрите: люди рвутся к исполняющему обязанности мэра с какими-то петициями, вопросами, как будто он Господь Бог. Как будто они принесут какую-то бумажку, и у них дорогу под окнами перестанут прокладывать, мусор начнут вывозить, что-то изменится, детскую площадку построят.

Как может работать нормально такая система, где все надежды людей сведены на одно лицо?

Сергей Митрохин: Вообще-то, если он захочет, это все может заработать очень быстро. Помочь в данной ситуации может, он может это сделать щелчком пальцев.

Михаил Соколов: У одних забрать, другим дать?

Сергей Митрохин: Да нет, просто сделать то, что он обязан сделать как мэр.

Михаил Соколов: А он не делает?

Сергей Митрохин: Чем он сейчас занимается? Идет интенсивная укладка плитки. Второй раз в году сдирают асфальт у меня, например, в Хамовниках, я живу рядом с Фрунзенской набережной, кладут новый. Это происходит везде.

Михаил Соколов: Парки и сады?

Сергей Митрохин: В парках раздирают естественно-почвенный слой и стелят рулонный газон. Правда, какая-то польза есть, лавочки, скамеечки поставили, наверное, какие-то отдельные удобства москвичам перепадают. Но базовая проблема Москвы не решается.

А все те проблемы, о которых говорят люди, например, на встречах со мной – это же проблемы, которые вытекают из нерешенности базовых вопросов, которые касаются жизни города. А это означает, как расставлены приоритеты в бюджете, как вообще формируется бюджет, на что направляются деньги, как они направляются, как они разворовываются и так далее.


Из-за этого хаоса, например, в постановке бюджетного процесса, в уровне бюджетной дисциплины в Москве и так далее, и вытекают все эти вещи, о которых мы говорим.

Михаил Соколов: Мне кажется, все эти вопросы, которые люди поднимают, в значительной части могут решаться в нормальной системе на уровне района, может быть даже микрорайона, они не решаются. Что происходит?

Сергей Митрохин: На уровне микрорайона они не решаются, потому что там нет реального местного самоуправления. туда спущена вертикаль, на нижних этажах вертикали она не избирается вообще в принципе никак, управа, префектура. Избранные депутаты и муниципалитет, который ими формируются, никаких полномочий не имеют, отсюда этот бардак.

У меня в программе четкое требование упразднить управы вообще достаточно быстро, префектуры поэтапно, чтобы не было хаоса, полномочия передать избранным муниципалитетам. Сделать очень просто – это требует определенной работы организационной, тогда ситуация в районах изменится фундаментально.

Те люди, которые, например, будут размещать муниципальный заказ на благоустройство, на тот же самый ремонт подъездов так называемый косметический, по всем вопросам, которые касаются непосредственно среды жизненного обитания москвичей, эти люди будут напрямую отвечать перед самими гражданами, они будут доступны, их будет легко критиковать, их будет легко переизбрать.

Естественно, жизнь в районах станет совершенно другой и не надо будет бомбардировать бессмысленными обращениями мэра, а еще и президенту пишут, все эти письма возвращаются в управу. Это заставляет граждан как белок в колесе вертеться, проблема не решается при этом.
Конечно, должна быть другая совершенно система власти. Власть должна иметь прямую и обратную связь с населением, с москвичами. Механизмы этой прямой и обратной связи должны быть разнообразные.

Местное самоуправление – это один механизм. Должна быть нормальная Мосгордума, которая представляет интересы москвичей. Если я стану мэром, мне карманная дума, как сейчас, совершенно не нужна будет.











Михаил Соколов: Выборы объявите?

Сергей Митрохин: Я сразу их не объявлю, потому что не успею досрочно провести. Ничего, год с этой Мосгордумой поживем.

Михаил Соколов: Если они Собянину в рот смотрят, любому другому избранному будут в рот смотреть.

Сергей Митрохин: Пусть они годик посмотрят в рот, я буду правильные вещи делать, проведу через них правильные законы, в том числе и законы, расширяющие полномочия будущей Мосгордумы, под которые я обеспечу честные выборы.

А полномочия были раньше правильные. Утверждать, например, программу приватизации. Утверждать целевые программы, через которые идут гигантские бюджетные деньги.

Михаил Соколов: А замов мэра тоже надо утверждать?

Сергей Митрохин: Я думаю, что да. В моей программе написано: мэр должен замов своих вносить на утверждение. В чем корень коррупции? Чиновник или правительство Москвы, как совокупный орган московского чиновника, распоряжается огромными ресурсами, деньгами бюджетными, землей абсолютно бесконтрольно. Что такое не утверждение думой целевых программ? Это гигантские средства, и они проходят мимо депутатов. Приватизация: Собянин взял и только что отдал московское ЖКХ "Газпрому".

Михаил Соколов: Недорого, кстати говоря, говорят.

Сергей Митрохин: Недорого, стартовая цена почему-то съехала в полтора раза за полгода, сначала объявляли одну, потом другую. Аукцион был фиктивный.

Михаил Соколов: "Сбербанк" реально не боролся – это правда.

Сергей Митрохин: Дело даже не в этом, а в том, что это прошло мимо депутатов, этот вопрос не обсуждался. Даже карманная Мосгордума, я же сам в ней работал, в меньшинстве наша фракция была и противостояла этим карманным депутатам. У нас была возможность на комиссиях обсуждать, чиновников спрашивать, приглашать прессу по тем или иным вопросам. Сейчас все эти решения принимаются исключительно чиновниками, поэтому они на нашу голову обрушиваются, как летом снег. Конечно, принципиально надо менять эту систему. Публичные слушания должны быть обязательными. Если люди не хотят, чтобы у них что-то строили под окнами, значит не надо строить. Стройте то, что людям надо.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, вы за эти годы, за 10 лет рекламируете свою службу москвичам. Вы сейчас, если я вас спрошу, расскажете, сколько строек остановили, сколько всего хорошего сделали. Тут же люди нам скажут: а сколько вы не остановили? Светлана мне написала, что ее мама боролась с уничтожением детской кожной больницы напротив Новодевичьего монастыря. Вы туда ездили, клялись, и все снесли, строят гостиницу теперь там. Не побороть значит мафию строительную?

Сергей Митрохин: Я никогда не говорю, что наверняка остановлю какую-нибудь застройку. Потому что у меня нет власти сейчас в руках, когда у меня будет власть, я буду на сто процентов обещать, что это строительство я остановлю позорное. Кстати, оно будет уродовать исторический облик Новодевичьего монастыря. Нам не удалось там достичь результата, но все-таки я был единственным кандидатом в мэры, единственным московским политиком, который пытался это варварство остановить, других не было, другим было наплевать на это. Вот так я отвечаю людям.

Кстати, между прочим, интересный факт мы выявили в ходе этой борьбы: Собянин закрыл не только эту детскую инфекционную больницу, он еще закрыл инфекционный корпус при 4 Градской больнице. Мы стали разбираться. Есть норматив инфекционных боксов на душу населения и выяснили, что в Москве он не выполняется. Даже еще тогда, когда эти больницы функционировали, он тогда уже не выполнялся. Нам говорят: они не заполняются, у них простой.

Михаил Соколов: Они же держатся на случаи эпидемий, непредвиденных ситуаций.

Сергей Митрохин: Конечно. Инфекционные заболеваемости имеют циклический характер, осенью все койки заполнены, летом полупустая больница. Но, подождите, у нас есть так называемое мобилизационное предписание, которое никто не отменял, на случай войны, на случай терроризма бактериологического.

Михаил Соколов: А зачем они закрывают?

Сергей Митрохин: Объясню. Насчет больницы рядом с Новодевичьим монастырем – это все понятно, это гостиница, скорее всего апартаменты будут, а не гостиница. Это извлечение доходов из лакомого земельного участка.


А вот 4 Градская больница была другая ситуация. Там вместо этого корпуса собирались, уже, наверное, делают, там тоже не удалось остановить, корпус по уходу за больными недееспособными, которые не могут за собой ухаживать. Вообще обычная практика, что такие корпуса строятся где-то за городом, в тихих местах и так далее. Но особенность этого корпуса в том, что там полную стоимость оплачивают.

Михаил Соколов: То есть это коммерческий проект.

Сергей Митрохин: Этот проект имеет коммерческую выгоду, а инфекционная больница не имеет коммерческой выгоды, там всех бесплатно лечат. Она невыгодна, поэтому ее закрыли. Вот такими подходами руководствуется наша сегодняшняя власть и московская, и всякая другая.

Михаил Соколов: Вот еще одна тема, которая стала довольно важной и почти основной – это тема миграции. Сразу хочется спросить: Сергей Сергеевич, зачем вы исключали Алексея Навального из партии, если теперь у вас очень похожая позиция по национальному вопросу?

Тот же Александр Подрабинек вас упрекает, говорит: "Сергей Митрохин в демократической партии "Яблоко" утверждает, что в московском лагере для мигрантов права человека не нарушаются, условия вполне приемлемые". А на самом деле демократ должен в любой стране мира требовать миграционной амнистии, осуждать эти депортации, чтобы людей в эти лагеря без суда не сажали. Он сомневается, что вы способны защищать демократию.

Сергей Митрохин: Вы знаете, тут такой вопрос, я подхожу не только с точки зрения не только ценностей демократии, но и с точки зрения реалий
Содержание этих мигрантов в этом лагере было гораздо более гуманным, чем содержание граждан России в СИЗО, в местах заключения и даже в отделениях полиции, где я сам бывал, сам сидел и видел, как обращаются с людьми. Все познается в сравнении. Условия там нормальные, более-менее сносные. Да, какие-то, например, требования международные не выполняются, например, закрытое место обеспечить для мытья, там открытое место. Раздельное для мужчин и женщин. Да, не соблюдается. Но все-таки, извините, люди находятся нелегально на территории.

Дело не в этом, дело в том, что само мероприятие абсолютно бессмысленное, тут вопрос прав человека несколько не в том ключе надо ставить.

Михаил Соколов: Бессмысленное, вы имеете в виду, что бессмысленно такими методами регулировать миграцию?

Сергей Митрохин: Бессмысленно такими методами регулировать миграцию. Потому что эти люди уедут, за их уезд и депортацию будут заплачены огромные деньги, за каждого депортанта от 20 до 50 тысяч рублей в зависимости от страны депортации. Но самое интересное: не будут наказаны те, кто их нанимал на работу, кто использовал рабский труд, а ведь это статья уголовного кодекса 322.1 – "организация нелегальной миграции". И есть статья, по-моему, 127, боюсь переврать, "использование рабского труда". По этим статьям никто не собирался возбуждать уголовные дела.

Михаил Соколов: Сложно, видимо, правда, или не хотят?

Сергей Митрохин: Почему сложно? Поговорите, приведите переводчика: где вы работали? Это же преступление. Даже близкие – наркоторговля, у тех, кого поймали на потреблении наркотиков, проводятся же следственные действия, у кого купили.

Михаил Соколов: Легче с оппозицией бороться соответствующим органам.

Сергей Митрохин: В том-то и дело. Самое интересное, я вот что выяснил в этом лагере: он создан на территории нелегального общежития, где эти же нелегалы жили в большом здании. Когда началась облава, их просто выселили, поселили рядом в палаточных лагерях. И никто не задается вопросом: а почему там так долго это все существовало? А что у нас делало ОВД "Гольяново"? Оно терпело это все на своей территории.

Михаил Соколов: Были жалобы, что в магазинах в Гольяново рабский труд применяется. Кстати, был большой скандал.

Сергей Митрохин: А почему у нас как минимум не отстранен от должности начальник ОВД "Гольяново" и другие полицейские чины? Все осталось по-прежнему.

Людей депортируют, за это будут потрачены большие деньги из бюджета, потом эти же самые работодатели наймут новых и тем же самым полицейским заплатят те же самые откаты и взятки, и все вернется на круги своя. Бессмысленная трата денег. Эти же самые мигранты запросто могут, когда накопят денег на билет из Вьетнама в Москву, вернутся снова.

Михаил Соколов: Если есть спрос на дешевую рабочую силу, то люди приедут.

Сергей Митрохин: Программа Навального и других кандидатов ориентирована на эти облавы, и особенно у Дегтярева: мы должны всех выселить и так далее.

Во-первых, это абсолютно негуманное отношение к людям, людей нельзя делить на разные сорта. Эти из этих стран приехали, а тут москвичи и так далее. Во-вторых, они не концентрируются на главной точке, что разбираться надо с работодателями в первую очередь, их крышевателями. Если вы с ними не разберетесь, вы никогда не переловите мигрантов, у вас не хватит денег. Это все равно, что черпать море решетом, этим вы занимаетесь.

И здесь очень важен акцент, этот акцент надо делать. Потому что если подорвать экономическую причину, по сути дела не сделать резкого наступления на теневую экономику, то вы никогда с миграцией не справитесь. Эти люди будут вынуждены уезжать за работой в другие места.

Михаил Соколов: Мне кажется, что здесь действительно вычерпывание моря бессмысленное.

Сергей Митрохин: Еще есть момент, в котором я расхожусь в том числе с Навальным. Он все время кричит: давайте введем визы.

Михаил Соколов: Не только он – это модная тема такая.

Сергей Митрохин: Я считаю, что это увод от реальных проблем. Какие визы? Вы знаете, что на территории от Кабула до Москвы нет ни одного погранотряда сейчас? У нас был погранотряд на границе Таджикистана с Афганистаном, а в 2005 году Путин ликвидировал погранвойска как класс, у нас только погранслужба осталась, проверяльщики виз. За километр от этой погранслужбы пустая граница. Обойти можно не за километр, а за 20, за сколько хочешь. Что толку? Введут визы, те же самые работодатели заплатят взятки, чтобы плюнули на эти визы и их отпустили.

Михаил Соколов: Мне кажется, что в консульствах будет организована система по продаже виз кому надо. В этом смысле, знаете, в тех странах, где сложно получить российскую визу, там работают коммерческие структуры и замечательно этими визами торгуют вместо дипломатов.

Сергей Митрохин: Так что зря меня Подрабинек ругает. Кстати, Лидия Графова, которая как раз занимается проблемами миграции, меня похвалила за что, что у меня из всех кандидатов в мэры самое гуманное отношение к мигрантам.

Михаил Соколов: Это хорошо, что Лидия Графова вас похвалила.

Что у вас происходит в борьбе с таким конкурентом, извиняюсь, выходцем из вашей партии Алексеем Навальным?

Сергей Митрохин: Мы с ним не боремся.

Михаил Соколов: Как не боретесь? Господин Вишневский, ваш коллега по партии, член бюро, если я не ошибаюсь, написал текст, сам читал, что Алексей Навальный, когда его исключали из партии, сделал нацистское приветствие и прокричал "Слава России". Другой свидетель этих событий Илья Яшин говорит, что ничего подобного не было, он все это видел, и вообще все это безобразие.

А еще у вас в партии были люди с националистическими взглядами, которых вы терпели за то, что они партии деньги давали.

Сергей Митрохин: Мало ли кто какие мемуары публикует.

Михаил Соколов: Это же во время выборной кампании, получается, что это не мемуары, а компромат.

Сергей Митрохин: Вы знаете, постоянно задают вопросы.

Михаил Соколов: Евгений Гонтмахер задает вопрос: кто соврал, а кто сказал правду?

Сергей Митрохин: То, что Навальный кричал "Слава России", я сам слышал своими ушами. То, что он выбрасывал приветствие, я его не видел в этот момент, когда он вставал, может быть Вишневский видел, я не знаю.

Михаил Соколов: То есть не вся правда у Вишневского?

Сергей Митрохин: Может и вся, я не знаю, но этот момент приветствия я не видел. Но мы его исключили за национализм. Почему мы сейчас об этом говорим?

Михаил Соколов: В чем национализм был?

Сергей Митрохин: Я хочу ответить на вопрос, ведем ли мы эту борьбу. Нет. Но нам задают эти вопросы журналисты. Мы же не можем говорить: мы не отвечаем на эти вопросы. Мы говорим правду.

Вопрос сначала рассматривался на московском региональном совете, потом он рассматривался на федеральном бюро партии. Это не с кондачка мы раз и исключили. Он в определенный момент стал склонять и меня, тогда я был тогда его руководителем, да и всю партию, московское отделение к дружбе с националистами.

Михаил Соколов: "Русский марш"?

Сергей Митрохин: "Русский марш", он участвовал, потом в оргкомитет стал входить "Русского марша". Появлялись постепенно его взгляды, которые потом выразились в декларации движения "Народ". Вы ее почитайте и вам все станет ясно. Я не буду сейчас углубляться – это чисто националистический документ.

Почему нам так было неприемлемо? Во-первых, нас стали обвинять говорят: у вас что там, вроде вы партия, которая не приемлет национализм. Это стали ваши коллеги писать. Мы должны же реагировать. Для нас национализм неприемлем не только с этической точки зрения, потому что эта идеология по национальному признаку людей одних опускает по сравнению с другими, но мы считаем, что эта идеология подрывная для России.

Россия многонациональная страна, если здесь даже в малейшей степени будировать эту тему, какие другие народы унижают, оскорбляют или наоборот превозносят – это же вы запускаете процесс необратимый, может стать необратимым. Вспомните историю Югославии, к власти пришли сербские националисты во главе с Милошевичем, что осталось от Югославии, что от самой Сербии осталось.

Михаил Соколов: Немного осталось, прямо скажем.

Сергей Митрохин: Должна быть хоть одна партия в России, которая не заигрывает с национализмом и сталинизмом.

Михаил Соколов: Вот вас как раз и упрекают некоторые, что все-таки вы продвинулись в эту сторону в общей волне миграционной.

Сергей Митрохин: Моя анттиимиграционность связана с наказанием уголовных преступников, которые используют рабский труд, позорят Москву и Россию в глазах всего мира. Такого безобразия нет нигде, может быть в Африке где-нибудь. Посмотрите, что в Сочи творится.

Поэтому моя позиция основана на исключительно гуманном отношении к мигрантам. Но при этом государство должно решать основные проблемы. Ставим вопрос, получается, единственный государственник среди этих людей, которые кричат "визы, визы", правда, от этого как от халвы во рту слаще не становится, это я.
Потому что я говорю: давайте возрождать погранвойска, они нам сейчас важнее, чем любые другие, ВВС какие-нибудь. Все войска важны. Но у нас с юга сейчас угроза. У нас в следующем году может случиться очень неприятная ситуация, с американцы уйдут их Афганистана, там начнется реванш талибов и к нам оттуда такая пойдет миграция, какие там визы. Там люди поедут с гранатометами и бомбами к нам и будут соединяться с нашим подпольем ваххабитским на Северном Кавказе.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, давайте к выборам вернемся московским. Политолог Александр Морозов написал, что надо вообще прекратить всю эту "муть с националистическими взглядами Навального". Всем должно быть понятно, что это никакие не выборы ни мэра, ни президента, вообще выбирают ни Навального, ни Митрохина, а это референдумные выборы. Наод показать, что как можно больше проголосовало вообще за оппозицию. Хотя он, конечно, хочет, чтобы за Навального. Тем не менее, как можно больше за оппозицию. А все остальное не имеет значения – дороги, не дороги.

Сергей Митрохин: Кто мешает вам голосовать? Есть два кандидата оппозиционных – Навальный и Митрохин.

Михаил Соколов: Сейчас обидите коммунистов, они тоже себя считают оппозицией.

Сергей Митрохин: А я их не считаю оппозиционными, я их считаю спарринг-партнерами в принципе властей. Закон о Новой Москве, они же проголосовали. Сейчас Мельников говорит: давайте пересмотрим. Но он же сам голосовал. А почему? Потому что важный для властей закон.

Михаил Соколов: Они много за что голосовали. Детей-сирот обидели.

Сергей Митрохин: Они обидели НКО, проголосовав за то, что это "иностранные агенты" и так далее. Друг, как известно, познается в беде. Необязательно другу каждый день к вам прибегать мыть полы или посуду – это не надо. И власти это не надо. Но в момент для власти важный она просит друга подставить плечо. Друга Вольфовича, друга Геннадия Андреевича, друга Миронова. И они подставляют. Они демонстрируют единство и нерушимость генеральной линии. А потом они могут кричать про антинародный режим в промежутках где-нибудь. Это даже полезно, потому что они могут быть вторыми "Едиными Россиями", должны привлекать чем-то голоса или поддержку, изображать из себя оппозицию.

Михаил Соколов: Петр нас спрашивае"Какова у вас стратегия на второй тур? Вариантов два: Собянин – Навальный, Собянин – Митрохин".

Сергей Митрохин: Давайте дождемся, давайте приблизим второй тур сначала и сделаем реальностью, а потом будем обсуждать всякие варианты.

Михаил Соколов: Эд пишет: "Когда Митрохин станет мэром, как он будет передвигаться по Москве – на велосипеде, на метро, в бронированном автомобиле с синим ведерком?".

Сергей Митрохин: Я сначала сделаю не пиаровский, как у Собянина, а реальный проект организации велосипедного движения по Москве, чтобы была сквозная система маршрутов. Необязательно на каждой улице – это невозможно, но велосипедист должен знать, что он может проехать из одного конца Москвы в другой.

Михаил Соколов: И его не задавят.

Сергей Митрохин: И там будут пандусы, он не будет велосипед таскать через переходы, останавливаться перед бордюрами. Такую сквозную систему создам и выберу сам с удовольствием маршрут, буду ездить на велосипеде. Я сейчас перемещаюсь и на машине, и на общественном транспорте очень часто езжу. Кстати, в последнее время совмещаю перемещение на метро с агитацией, очень интересно и очень эффективно.

Михаил Соколов: Дебатов, видите, с Собяниным не получилось, значит можно потратить это время на агитацию в метро.

Сергей Митрохин: Нет, это время я трачу на дебаты с другими кандидатами.

Михаил Соколов: Не впустую? Вы на каких-то таких каналах, у которых маленькая аудитория.

Сергей Митрохин: Каналы, на которых не 10 человек. Я уважительно отношусь к москвичам. Даже если немного человек смотрит канал, я обязан как кандидат перед ними выступать.

Михаил Соколов: Наверное, правильно. И к нам пришли, спасибо.

Вам не кажется, что проблемы Москвы – это на самом деле проблемы не Москвы? Вот вы выдвинули такой сомнительный лозунг с моей точки зрения про Москву для москвичей.

Сергей Митрохин: Не Москва для москвичей.

Михаил Соколов: А что у вас про москвичей?

Сергей Митрохин: "Я верну Москву москвичам".

Михаил Соколов: Вернете Москву москвичам?

Сергей Митрохин: Я объясню. Мы только начали с чего

Михаил Соколов: То есть вы за демократию для москвичей?

Сергей Митрохин: Москвичи сейчас ни на что не влияют, у них отняли власть.

Михаил Соколов: То есть у должны быть них особые права?

Сергей Митрохин: Должен Москвой москвич управлять.

Михаил Соколов: Москвич по происхождению?

Сергей Митрохин: Должен хотя бы лет 10, хотя бы 5 прожить в Москве.

Михаил Соколов: Я понимаю. Сергей Семенович сегодня перепутал, куда электрички приходят из Химок, сказал – на Белорусский вокзал. Мы посмеялись.

Сергей Митрохин: Я посмеялся еще раньше, когда он сказал, что создаст самый большой в Европе парк. Он даже не знает, что в Москве уже есть самый большой в Европе парк – Лосиный остров. Он в 9 раз больше, его московская часть, не беря областную, того безобразия, которое хотят организовать из объединения четырех парков вокруг Парка культуры. Он даже этого не знает. Вот уровень компетентности господина Собянина.

Михаил Соколов: Научится когда-нибудь может быть.

Сергей Митрохин: Боюсь, что нет.

Михаил Соколов: Я хочу вас двинуть к проблемам более широким. Мне кажется, что главный лозунг на самом деле правильный, который любят люди в провинции и голосуют на опросах за больше 60% – "Хватит кормить Москву", то есть московскую бюрократию.

В конце концов, если бы Москва была разгружена от многих функций и многим территориям были бы возвращены их налоги, которые у них забрали, сюда бы в Москву столько людей не ехало, не рвалось бы к этому пирогу, и Россия бы развивалась более равномерно.

Сергей Митрохин: В этом есть доля правды. Здесь есть одна большая проблема, касающаяся всей нашей страны. У нас в стране сегодня отсутствует региональная политика. А что такое региональная политика?

Михаил Соколов: Министерство есть.

Сергей Митрохин: Министерство есть, политики нет. Министерство занимается дележом каких-то денег на ЖКХ. Политика выравнивания экономического и социального развития регионов есть в любой стране с большой территорией, в любой федеративной стране. Вплоть до того, что есть законы в таких странах, в которых говорится: если инвестор сверх определенной суммы хочет в столицу направить, он должен в другой регион какую-то долю этой суммы вложить. И таких законов много должно быть, не только по инвестициям, но и всякие другие, которые направлены на выравнивание экономического развития.
И Москва от этого, конечно же, страдает как город, что такой системы нет. Но, правда, если говорить о концентрации финансовых ресурсов – это связано с порочностью вообще всей нашей бюджетной системы. Потому что это система встречных финансовых потоков. Сначала регион платит огромную долю налогов в федеральный бюджет, потом она ему возвращается. Я в свое время разработал закон о финансовых основах местного самоуправления, даже добился его принятия Государственной думой. Но, правда, потом его слили.

Михаил Соколов: При Путине?

Сергей Митрохин: Я там добился того, чтобы у муниципалитетов, у городов и районов была более-менее достаточная финансовая база. Это реальные отчисления от федеральных налогов, закрепляемые за регионом, и это вообще полностью некоторые налоги, чтобы они могли проводить свою налоговую политику, стимулировать привлечение инвестиций, развивать малый бизнес и так далее. Если мы будем у власти, в России, конечно же, этот закон будет введен, он сыграет колоссальную роль как раз для решения этой задачи выравнивания экономического развития регионов.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, о команде. Вы сказали: если мы будем у власти. Вы что, предложили партийную команду, которая будет от "Яблока" в мэрии? Например, Иван Мельников говорит: мы позовем и тех, и этих, вас, кстати, позвал в свою команду.

Сергей Митрохин: Мельников странно меня позвал: он со мной никаких консультаций не проводил, он через СМИ меня позвал.

Михаил Соколов: Тоже неплохо.

Сергей Митрохин: Конечно, комплимент, что единственный из кандидатов в мэры, которого профессиональные качества он отметил – это был я. Но так не делается. Я не пойду в команду к Мельникову. Это чистый пиар.

Михаил Соколов: Вы кого-нибудь тоже позовите.

Сергей Митрохин: Я предварительно, например, говорил с Владимиром Миловым. Он не член нашей партии, он лидер другой партии "Демвыбор России". Он согласился на то, чтобы я назвал его членом своей команды. Это не значит, что я ему какой-то конкретный пост дам, но он специалист в области энергетики, других экономических вопросах, он будет вносить ценный вклад. Я готов работать и с непартийными людьми.

Михаил Соколов: С людьми, которые сейчас состоят в команде Собянина, вы готовы работать? Например, тот же Навальный сказал, что с этими людьми, которые в "Единой России" состояли, в "партии жуликов и воров", он работать не будет. Капков человек приятный в общении, но он в его команде после победы не нужен.

Сергей Митрохин: Вы знаете, я оцениваю людей по профессиональным качеством, буду и как мэр оценивать. Я не вижу сейчас в правительстве Собянина таких профессиональных людей.

Михаил Соколов: Вообще ни одного?

Сергей Митрохин: Я сейчас не вижу ни одного, судя по тому, что они делают. Смотрите, с легкостью необыкновенной Капков согласился на эту операцию по присоединению природных территорий к Парку культуры. Это совершенно разные парки. Парк культуры – это слово "культура", это еще советский изощренный неологизм – Парк культуры.

Михаил Соколов: Рядом Нескучный сад.

Сергей Митрохин: Нескучный сад – это природно-исторический парк, совершенно другая специфика. А еще рядом Воробьевы горы, которые вообще природный заказник, там гнездовья редких птиц. И сейчас предлагается, что главным станет Парк культуры. То есть управлять всем этим комплексом будут специалисты по развлечениям, по накладыванию рулонных газонов, которые в Нескучном саду сейчас интенсивно кладут, я там бегаю по утрам и вижу, как это происходит. Убийство природы и истории. А Воробьевы горы – это вообще, ими должны управлять специалисты по сохранению природы.

Вот чего не понимает Собянин, вот почему должен быть ценз оседлости для мэра. Москвичу нужны такие оазисы, где он себя почувствует максимально приближенным к дикой природе посреди крупного мегаполиса с его каменными джунглями, выхлопами и так далее, ему это нужно.

Михаил Соколов: Вице-мэра Максима Ликсутова тоже не возьмете с его транспортной стратегией, с платной парковкой в центре Москвы?

Сергей Митрохин: Платная парковка. Сегодня ехал даже собирался выложить в "Твиттере" и не успел. Газетный переулок, платная парковка, там даже не удосужились сделать пандусы, чтобы машина без труда въезжала на тротуар, с риском покалечить машину.

Михаил Соколов: Мне кажется, что количество парковочных мест просто искусственно сократили в центре Москвы.

Сергей Митрохин: Кроме того к Ликсутову у нас и другие претензии. Во-первых, транспортные проекты абсолютно бездарные. Во-вторых, не выполнены обещания. Например, он обещал создать систему "умного светофора" – это когда светофор имеет программное обеспечение и у него интервалы не механические одинаковые, а реагируют на движение транспортного потока. Еще с 1 января этого года была обещана эта система и на это были потрачены на это деньги. Никаких мер в этом направлении сделано не было, светофоры остались тупыми. И таких обещаний он много давал. Система, например, ЖТС для пассажиров общественного транспорта.

Михаил Соколов: Парковка ночью платная, нигде нет такого мире.

Сергей Митрохин: На первый день введения платной парковки внутри Бульварного кольца я провел инспекцию: Государственная дума, Мосгордума, Тверская 13 – это тоже проезжая часть, например, Георгиевский переулок и Охотный ряд, хотя там есть разночтения. там никто не собирается платить, ни депутаты, на сама Гордума.

Михаил Соколов: Элита всегда хорошо устраивается.

Сергей Митрохин: Давайте, прежде, чем такие вещи вводить, как что-то платное, давайте обеспечим, чтобы одинаково платным было для всех.

Михаил Соколов: Давайте вопрос примем от москвича. Николай нам звонит.

Слушатель: Добрый вечер. Я с вниманием слушаю. Я бы хотел такой вопрос: почему все оппозиционные партии, особенно "Яблоко", не отмечают, что строительство гражданского общества фактически у нас кончилось в 1993 году. А потом очень важно сказать вслух, потому что у народа складывается, что во власти сидят воры. Почему вы об этом не говорите?

Сергей Митрохин: Почему мы об этом не говорим? Мы постоянно об этом говорим, вы внимательно слушайте. По поводу гражданского общества. "Яблоко" было единственной партией, которая вышла к Госдуме проводить одиночные пикеты, когда принимался закон об "иностранных агентах". Это скелет гражданского общества – некоммерческие объединения. Их всех ошельмовали, оскорбили, унизили.

Михаил Соколов: А теперь денег хотят подкинуть тут же.

Сергей Митрохин: Но это так всегда. Единственная партия "Яблоко" протестовала. Что во власти воры, посмотрите ролик мой на "Москва-24", там я говорю прямо, насколько позволяет существующая у нас в стране цензура. Поэтому об этом постоянно говорим, что воровская структура создана в стране.

Михаил Соколов: Еще вопрос: вы видели последние рейтинги, там у Собянина 60%, у Навального 20, Мельников – 8, Митрохин – 5, Левичев – 2,4, Дегтярев около – 2. Это КОМКОН сегодняшний. Я не говорю, что я полностью верю в эти цифры.

Сергей Митрохин: Это самое главное.

Михаил Соколов: Но, тем не менее, интересно: до 2-го тура осталось 12%.
Как эти 12% вы хотите отобрать у власти?

Сергей Митрохин: Во-первых, их гораздо больше. У нас в стране нет честных выборов сегодня, поэтому нет и честной избирательной социологии. Поэтому даже сами респонденты очень часто отвечают нечестно.

Михаил Соколов: Побаиваются.

Сергей Митрохин: Во-первых, побаиваются. Во-вторых, у нас есть особенность в политической культуре – люди чтут тайну выборов. И когда их напрямую спрашивают, они могут постесняться отказать в ответе, но при этом говорят не совсем правду. Поэтому у нас все опросы – это инструмент избирательных технологий.
Кстати, когда такие опросы были и по Москве перед выборами в Государственную думу, они нам занижали процент даже по сравнению с официальными результатами в два раза. Например, в Госдуму по Москве у нас было 8, хотя независимые эксперты, включая, кстати, оппонентов КПРФ, и у Орешкина были исследования, который нас сильно не любит, они говорили, что у нас было не 8, а 12. Опросы нам нарисовали 4.

Через опросы идет артподготовка – это обработка своеобразная общественного мнения. Поэтому, кстати, и запрещают за 5 дней до выборов, понимая их манипулятивную сущность. Мы понимаем, поэтому привыкли, конечно, мы не верим.

Михаил Соколов: А с воровством голосов как вы собираетесь бороться?

Сергей Митрохин: Уже начали готовить корпус наблюдателей.

Михаил Соколов: Вы как-то договорились с другими кандидатами?

Сергей Митрохин: Консультации будем проводить.

Михаил Соколов: С кандидатом Собяниным, он тоже за честные выборы.

Сергей Митрохин: С кандидатом Собяниным бессмысленно договариваться, все, что он говорит – это чистый пиар. Как он с нелегальной миграцией борется пиаровскими методами, так и обещает нам честные выборы путем заявления о том, что он внес инициативу по отмене открепительных удостоверений. Это, правда, будет после выборов мэра Москвы.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, а что вы будете делать в День города 7 сентября, когда исполняющий обязанности мэра будет ездить по всем этим паркам, площадям, открывать станции метро, резать ленточки, все его будут показывать, как он на работе?

Сергей Митрохин: Я буду тоже отмечать День города, общаться с москвичами, агитировать не буду.

Михаил Соколов: Может быть, вам тоже какую-нибудь ленточку разрезать вместе с Собяниным?

Сергей Митрохин: Я считаю, что резать ленточки – это нарушение закона, я не хочу нарушать законы. Мне никто не мешает общаться с избирателями в разных местах. Будем работать на книжной ярмарке, которая в этот момент будет проходить на ВВЦ, обязательно посещу центральные улицы, где будут москвичи праздновать День города, я к ним присоединюсь.

Михаил Соколов: Тут такой шуточный вопрос, Данила пишет: "Пусть Митрохин расскажет, почему считает себя Бэтменом". Вы действительно считаете себя Бэтменом?

Сергей Митрохин: Это не я считаю себя Бэтменом, меня Ксения Ларина на "Эхо Москвы" назвала Бэтменом. Я перевожу слово Бэтмен с английского на русский, что я защитник. Меня Собчак спросила: образ у того-то такой-то, у другого такой-то, а у вас какой образ? Я оттолкнулся от высказывания Ксении Лариной, когда я был у нее в эфире, что она меня сравнила с Бэтменом. Но Бэтмен слово экзотическое, его, если переводить на общеупотребительный язык, это защитник.
Я – защитник москвичей, я этот имидж доказал своими конкретными делами в Москве.

Михаил Соколов: Хотя вас упрекают, что вы с Лужковым "вась-вась" были.

Сергей Митрохин: У нас с Лужковым был принципиальный диалог. Я, кстати, добился от Лужкова принятия постановления 714. Кстати, вопрос – не все застройки остановил. Многие даже не знают, что если бы этого постановления не было, то еще неизвестно, что бы у вас под окнами было сейчас. А между прочим, кстати, интересное сопоставление, что мы добились от Лужкова и что сейчас: это постановление 714 содержало конкретные механизмы борьбы с точечными застройками. Так называемая межведомственная комиссия во главе с главным архитектором города. Я приводил к Кузьмину москвичей, которые были не согласны с проектами застроек, мы там это обсуждали и в более чем в половине случаев от этих проектов отказывались.

Михаил Соколов: А сейчас?

Сергей Митрохин: А сейчас работает так называемая ГЗК, градостроительная земельная комиссия во главе с Собяниным, абсолютно закрытое учреждение, которое я все время сравниваю со сталинской тройкой.

Сейчас вся градостроительная деятельность вне закона, как при Сталине, Генплан не работает, границы Москвы другие, ПЗЗ, правила землепользования и застройки, не приняты. Все в неправовом поле.

Был элемент обратной связи, который мне удалось построить, его взяли и обрубили.

Михаил Соколов: Скажите, вы можете взять и, например, с тем же Алексеем Навальным, раз вы его считаете оппозиционером, выйти в конце кампании и сказать вместе: голосуйте, москвичи, не за нас, а за второй тур?

Сергей Митрохин: Теоретически это возможно, почему нет.

Михаил Соколов: А вы не ведете переговоры какие-то?

Сергей Митрохин: Пока переговоры не вели, у нас с Навальным нормальный контакт. Когда такая ситуация назреет, я думаю, можем провести переговоры.

Михаил Соколов: Желаю вам успехов, кампания действительно интересная.

Полную версию программы можно увидеть на нашем канале Youtube:
http://youtu.be/oUjHTSThFz4

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG