Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В среду президент США поднимется по ступеням Мемориала Линкольна, чтобы отметить полувековой юбилей Марша на Вашингтон и речи Мартина Лютера Кинга "У меня есть мечта". Барак Обама будет говорить с того самого места, где тогда стоял Кинг, обращаясь к 200-тысячной толпе, терпеливо переносившей 35-градусную жару.

Я мечтаю о том, как однажды на красных холмах Джорджии сыновья бывших рабов и бывших рабовладельцев сядут вместе за стол братства. Я мечтаю о том, что однажды даже Миссисипи – штат, который задыхается от зноя несправедливости и угнетения, – превратится в оазис свободы и справедливости...

"Я мечтаю" можно перевести на русский и как "мне снится". Доктор Кинг был пастором, и то, что мы по привычке называем его речами, – на самом деле проповеди. Он не был организатором марша. Он обладал мощной харизмой и даром внушения, но для участников марша важнее мечты были практические действия. Поэтому речь Кинга не стала в тот день событием – протестующие с бóльшим вниманием слушали других, "приземленных" ораторов. Однако в итоге именно Кинг совершил то, что не удавалось другим вожакам движения за гражданские права: он изменил атмосферу Вашингтона.

Законопроект о гражданских правах, внесенный президентом Джоном Кеннеди в Конгресс в июне, был обречен на волокиту и выхолащивание. В ноябре Кеннеди был убит. Сменивший его Линдон Джонсон спустя еще пять дней выступил на совместной сессии обеих палат и потребовал от законодателей скорейшего принятия закона. Несмотря на отчаянные усилия демократов-южан – сенатор Роберт Бёрд произносил свою речь против билля 14 часов 13 минут – закон был принят в июне 1964 года.

Мартин Лютер Кинг мог праздновать победу. В октябре того же года он стал самым молодым лауреатом Нобелевской премии мира. Но он не мог успокаиваться на достигнутом. На обратном пути из Осло Кинг сделал остановку в Вашингтоне, чтобы сказать президенту Джонсону: теперь афроамериканцам необходим закон об избирательном праве, который отменит дискриминацию черных избирателей Юга. Джонсон ответил, что исчерпал свой политический ресурс на Юге, и для принятия такого закона потребуется пять, а то и десять лет.

Но Кинг знал, что если мирный, ненасильственный протест потерпит поражение, ему на смену придут радикалы вроде Малькольма Экс, назвавшего Марш на Вашингтон фарсом. "Я мечтаю сегодня!" – говорил он, подчеркивая последнее слово. Благодаря Кингу на принятие закона об избирательном праве потребовалось не пять лет, а пять месяцев.

В ожидании выступления Барака Обамы нельзя не задать вопросов: сбылась ли мечта Кинга? о чем он мечтал бы сегодня, будь он жив? Избрание президентом афроамериканца как будто говорит о том, что сбылась. Но вот статистика. По данным министерства труда, в июле этого года уровень безработицы среди афроамериканцев почти вдвое превышал этот показатель среди белых (12,6 процента против 6,6). Средняя продолжительность жизни афроамериканца – 75 лет, белого – 79. Черные составляют 13 процентов населения, а в тюрьмах их 38 процентов. О доходах и говорить не приходится.

Законодательные барьеры ликвидированы, но остались социальные и
Законодательные барьеры между белым и цветным населением США ликвидированы, но остались социальные и экономические
экономические. Этот замкнутый круг необходимо разорвать. Мартин Лютер Кинг начинал как борец за права афроамериканцев, а стал вождем гораздо более широкого движения за гражданские права. Благодаря ему и его соратникам в Америке совершилась великая либеральная революция 1960-х годов. Будь он жив сегодня (а он мог бы еще жить – Кингу было всего 39 лет, когда его убили), он боролся бы за права женщин, геев, инвалидов, латиноамериканцев, нелегальных иммигрантов – всех обделенных судьбой и обстоятельствами. Еще не придумано общества, где нет бедняков, стариков, калек и сирот. А это значит, что у таких людей, как Мартин Лютер Кинг, всегда будет работа.

Владимир Абаринов – вашингтонский обозреватель РС

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG