Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Дегтярев: кандидат Жириновского


Продолжаем знакомить слушателей и с кандидатами на пост мэра Москвы, их программами и планами.

В программе "Лицом к событию" 28 августа выступил кандидат на пост мэра Москвы, депутат Госдумы России Михаил Дегтярев.

Зампредседателя Комитета по науке Госдумы России Михаил Дегтярев участвует в выборах мэра Москвы от ЛДПР. 33-летний кандидат в мэры уже успел привлечь к себе внимание яркими, а то и экзотическим идеями: струнный транспорт, запрет велодорожек, два дня отпуска для женщин в "критические дни", допуск на рынки Москвы только подмосковных фермеров…

Вел передачу Михаил Соколов.

Полная версия программы доступна по ссылке

Михаил Соколов: Как и во многие предыдущие дни, событие – это выборы мэра Москвы. У нас сегодня в студии кандидат на этот пост от партии ЛДПР Михаил Дегтярев. Мы сможем поговорить целый час о проблемах Москвы, о политике, о чем вы захотите.
Михаил Владимирович, вопрос сегодняшнего дня: тут были дебаты на одном не очень заметном телеканале, но вы мужественно туда ходите?

Михаил Дегтярев: А что делать? Обязанность. Я считаю, что это обязанность кандидатов.

Михаил Соколов: А вот Сергей Собянин не ходит.

Михаил Дегтярев: Хотя законом четко не определено – это добровольное дело. Но мы убеждены, что это обязанность.

Михаил Соколов: Один из кандидатов Сергей Митрохин сегодня предложил вам и другим участникам дебатов подписать требование об отставке начальника департамента образования города Москвы. Вы подписали?

Михаил Дегтярев: Да.

Михаил Соколов: А за что его гнать решили в шею?

Михаил Дегтярев: За объединение школ.

Михаил Соколов: Это плохое дело?

Михаил Дегтярев: Если оно происходит вразрез с мнением родителей, учительского коллектива, конечно.

Михаил Соколов: А деньги надо экономить?

Михаил Дегтярев: Вы знаете, во всем нужен здравый смысл.

Михаил Соколов: То есть вы четко разобрались, что объединять не надо или в конкретных случаях?

Михаил Дегтярев: Не нужно.

Михаил Соколов: То есть все хорошо здесь?

Михаил Дегтярев: Я думаю, что объединять школы в Москве нецелесообразно, их нужно наоборот строить. Потому что нужно понимать, что то, о чем рапортует глава государства, а ему чиновники, например, о положительной динамике рождаемости – это все замечательно. Но поколение 80-х, мое поколение, оно заканчивает рожать.

У демографии есть цикличность – мы должны четко себе понимать. И сейчас к детородному возрасту подходят те семьи, которые начинают рожать, которые родились в 90-е, а 90-е – это яма. Поэтому сегодня очередь в детские сады, а завтра она будет в школы. И вот эта прогностика, прогнозирование, с этим проблемы у нашего чиновничества, и не только у московского. Я уверен, это уже сегодня просматривается, что через два-три года нам придется школы открывать.

Михаил Соколов: То есть они понастроят детских садов, детские сады будут пустые?

Михаил Дегтярев: Конечно. Это классика. Меня это очень волнует. Я в комитете по науке, по наукоемким технологиям, где я зампред в Государственной думе, этот вопрос поднимаю перед чиновниками Минобразования. Но как только я поднимаю, их увольняют. Рымаренко уволили, Федюкина уволили. Только им назадаешь вопросы, вложишь в головы, они уходят.

Михаил Соколов: Некоторые в ректоры – не так плохо.

Михаил Дегтярев: Поэтому это проблема сегодня. Я имею в виду отсутствие четкой концепции и понимания, что будет в образовании в ближайшие годы.

Михаил Соколов: Вы одного чиновника совместными усилиями увольняете. А если вы вдруг станете мэром, в чем я, конечно, сомневаюсь, но тем не менее, вдруг вы станете мэром, вы всех уволите из собянинской команды?

Михаил Дегтярев: Михаил Владимирович, хочу обратить ваше внимание, что из всех кандидатов мэром могут стать только два человека – Дегтярев и Собянин. Это очевидно.

Михаил Соколов: Вы за Собянина, конечно?

Михаил Дегтярев: Собянин сегодня – это объективный процесс – лидирует по рейтингу в силу разных причин. В силу того, что он действующий, в силу того, что все СМИ для него открыты, в отличие от меня. Я имею в виду по потенциалу. Три уже подбитых летчика, мы о них вообще не говорим, один с приговором, четвертый, остается только действующий мэр и Дегтярев.

Поэтому если говорить о команде, нужно понимать, что я не сторонник, как, например, один из кандидатов, тот же Навальный, процедуры люстрации, то есть по политическим мотивам я не собираюсь никого поражать. Для меня важна работоспособность и компетентность. Конечно, 90% высших чиновников мы из собянинской команды в случае прихода просто обязаны будем убрать.

Михаил Соколов: А кого бы оставили?

Михаил Дегтярев: Если говорить о тех, кого можно было бы отставить, направить в нужное русло, то я бы Максима Ликсутова, возможно, оставил.

Михаил Соколов: Его так критикуют, например, за парковочную систему в Бульварном кольце. Вам нравится?

Михаил Дегтярев: Я и говорю – если направить.

Михаил Соколов: Так он же уже наделал это, он показал себя.

Михаил Дегтярев: Я говорю, во-первых, о возрасте, он достаточно молодой чиновник.

Михаил Соколов: Это аргумент разве?

Михаил Дегтярев: Я говорю о том, что работоспособность высокая. Компетентность не вызывает сомнения. А вот стратегию, которую ему высший генералитет московский устанавливает, она у меня вызывает тревогу, в том числе и по парковочным местам. Я считаю, внедренная в Москве система не выдерживает критики никакой.

Михаил Соколов: Можно покритиковать?

Михаил Дегтярев: Конечно. Это никуда не годится, во-первых, это дорого, 50 рублей в час – это неприемлемо в Москве сегодня. Во-вторых, отсутствует система дифференцированной оплаты по дням и часам. Мы должны понимать, что ночью это должно быть бесплатно, в выходные дни в центре достаточно парковочных мест, особенно летом, летом вообще Москва пустая и так далее. Кроме того, сама методика оплаты посредством смс мне кажется крайне неудобной.

Михаил Соколов: Вообще очень странно, действительно, паркомат не найти просто.

Михаил Дегтярев: И самое интересное: они не указывают на этих объявлениях, я даже соответствующие звонки делал чиновникам департамента транспорта, латиницей мы пишем номер или кириллицей. Очень часто люди отправляют смс, у них списываются деньги, впоследствии, я сам в такой ситуации оказался, с супругой мы приехали, отправили, оказалось, букву "O" надо было написать на латинице, а мы на кириллице написали.

Михаил Соколов: Оштрафовали вас?

Михаил Дегтярев: Да.

Михаил Соколов: 2500?

Михаил Дегтярев: А как же?

Михаил Соколов: Обидно.

Михаил Дегтярев: Автомобиль на супругу, был бы на меня, я бы тоже заплатил. То есть это, я считаю, непродуманная система. Именно по этому чиновнику, я считаю, его можно вполне направить в нужное русло.

Михаил Соколов: Понятно, воспитывать готовы.

Михаил Дегтярев: Да. Стройку, образование, социалку, ЖКХ – всех менять, это железно, эти просто напросилось.

Михаил Соколов: Вы Собянина считаете главным соперником, получается?

Михаил Дегтярев: Безусловно.

Михаил Соколов: Как бы вам с ним поспорить? Вы не пробовали что-нибудь такое придумать, прийти и поспорить с Собяниным?

Михаил Дегтярев: Хотелось бы.

Михаил Соколов: Например, Сергей Собянин за счет бюджета проведет на канале ТВЦ прямую линию с москвичами в четверг.

Михаил Дегтярев: Неприемлемо. Готов звонить и буду звонить.

Михаил Соколов: Может быть вам прийти, пикет устроить с другими кандидатами?

Михаил Дегтярев: Хорошая идея. Другие кандидаты меня не волнуют в принципе, потому что я еще раз повторяю – это три сбитых летчика на политическом сленге, и один с приговором.

Михаил Соколов: Или прийти в студию, сказать: вы же депутат.

Михаил Дегтярев: Хорошая идея. Изучим мой график, он очень плотный.

Михаил Соколов: Может помешать что-то такой встрече с Собяниным?

Михаил Дегтярев: Одни эфиры. Мы купили очень много времени на РБК, на "Дожде", на радиостанциях, на "Эхе Москвы", на разных.

Михаил Соколов: А на ТВЦ не продают?

Михаил Дегтярев: На ТВЦ не продают, они не аккредитованы, вы об этом прекрасно знаете. Как и "Москва-24". Вы видите, проблема в чем: во время жеребьевки платного времени не было решения участвовать или нет, мы, к сожалению, не участвуем.

Впоследствии ресурсы и желание у партии появились, мы были готовы закупить, а уже не продают. Долго нас мурыжили, но не продали время, пришлось довольствоваться дебатами бесплатными.

Михаил Соколов: Почему вы не судитесь, например? Вы какие-то жалобы на Навального подаете, просите проверить и так далее, а Собянина как-то не трогаете. Слабо, что ли?

Михаил Дегтярев: Мы трогаем всех. Мы и жалобы направляем, и устно ставим вопросы, по-разному. Но, чтобы вы понимали, для нас принципиальная на этих выборах позиция – это агитировать за себя. Контрпродуктивной мы считаем агитацию против кого-либо.

По поводу Навального я уже десять раз говорил: я считаю, что если ты оппозиционер, тем более берешь на себя функцию, заявляешь, что ты борец с коррупцией и ты кристально чист, неприемлемо, когда у тебя обнаруживаются такие скелеты в шкафу.

Михаил Соколов: А где скелеты в шкафу?

Михаил Дегтярев: Как, недвижимость в Черногории.

Михаил Соколов: Он же имеет право, он же не чиновник, в отличие от вас, не депутат.

Михаил Дегтярев: Самое главное, что он соврал народу.

Михаил Соколов: Мало ли, человек запутался, много у него бизнеса…

Михаил Дегтярев: Это серьезно. Лгать, при этом заявляя, что ты борец, в том числе и с коррупцией, и с ложью, которую допускают государственные чиновники, московские чиновники, мы считаем неприемлемым, – это лицемерие в квадрате.

Михаил Соколов: А вы всегда говорите правду?

Михаил Дегтярев: Я всегда говорю правду.

Михаил Соколов: И ваш лидер всегда говорит правду?

Михаил Дегтярев: А лидера я не могу комментировать, я лицо подчиненное – это неэтично. Есть деловая этика.

Михаил Соколов: Вас так взволновала фирма в Черногории, и вы подумали, что если вы наябедничаете, то вы повысите рейтинг?

Михаил Дегтярев: А причем здесь наябедничаете?

Михаил Соколов: Вы в прокуратуру написали. Вы за себя агитируете?

Михаил Дегтярев: Безусловно. Я считаю, что если человек лжет, создавая себе положительный образ, то – в прокуратуру, пусть разбирается обязательно. Это нарушение на самом деле закона. И я убежден, что Мосгоризбирком, проверит эти данные, еще есть 10 дней, снять его будет невозможно, – это не является грубым нарушением закона.

Михаил Соколов: Это не ваша цель?

Михаил Дегтярев: Я это не является целью – снятие. Мы считаем, все должны дойти до выборов. Обязан в соответствии с законом написать, что человек предоставил неполные сведения о собственном имуществе и, соответственно, долях в коммерческих компаниях, о чем должно быть сообщено на каждом избирательном участке. Там будет таблица для каждого избирателя: имущество, автомобили, доли, у кого что есть, доходы. Там должны быть приписка жирным шрифтом – скрыл.

Михаил Соколов: Роль спойлера вам нравится?

Михаил Дегтярев: Я бы вас попросил меня не называть никоим образом, кроме как по имени-отчеству.

Михаил Соколов: Но это не ругательство.

Михаил Дегтярев: Неважно. У меня есть имя, есть мой статус в государстве, есть партийная принадлежность. Попрошу быть корректным.

Михаил Соколов: Я сказал "роль". Роль – это не наименование.
Что-то у вас скучная кампания, мне показалось: ярмарка меда, спортзал, встреча с ветеранами афганской войны. Драйва не хватает.

Михаил Дегтярев: Вы очень многое упустили.

Михаил Соколов: А где драйв – в бане?

Михаил Дегтярев: Драйв во дворах, ежедневно две-три встречи. Драйв на предприятиях.

Михаил Соколов: Расскажите.

Михаил Дегтярев: Предприятие "Салют" у меня стоит в графике. Драйв под землей, мы спустимся к реке Неглинке в ближайшие дни. Я хочу привлечь внимание к московским подземельям. У нас под Москвой еще один город, чтобы вы понимали. Он не является сегодня доступным для москвичей, хотя можно было бы использовать все эти площади, ресурсы, бомбоубежища, подземные дороги. У нас целые города под землей для нужд москвичей, и для транспортных вопросов, и для в том числе организации парковочных мест, и для организации каких-то учреждений. Всего, чего угодно. Хочу привлечь к этому внимание, об этом никто не говорит.

Много разных мероприятий. И на пляж мы ездили, кстати, с Жириновским в Серебряный бор, привлекаем внимание к вопросу загрязненности Москвы-реки и всех водоемов.

Михаил Соколов: Как же вы на Воробьевых горах собираетесь разбить грандиозный пляж?

Михаил Дегтярев: Грандиозный за пять лет. Мы очистим Москву-реку – это моя программа, во-первых, ужесточением экологических требований к сбросам и к предприятиям, и к предприятиям ЖКХ. Во-вторых, есть разные методики, в том числе зарубежные, по очистке воды. Есть возможность запускать и водоросли, и разные реагенты и так далее. А ко второму сроку, к выборам ко второму сроку мы насыплем там самый большой пляж. Я единственный говорю, что я иду на второй срок железно и ухожу после второго срока, моя программа рассчитана на 10 лет.

Михаил Соколов: Ваша программа: еще в нескольких выборах поучаствовать, и тогда у вас будет когда-нибудь второй срок.


Всякие квартиры вас не интересуют, квартиры дочерей Собянина или дачи вице-мэра?

Михаил Дегтярев: Вообще не интересуют.

Михаил Соколов: А как же с коррупцией бороться?

Михаил Дегтярев: Когда мы к власти придем, мы с ней будем бороться, а сегодня есть для этого правоохранительные органы, есть борцы с коррупцией, которые сами, как оказалось, скрывают иностранные фирмы – это я о Навальном, вот пусть они этим занимаются. Мы агитируем за себя.

А то, что коррупция в московском правительстве присутствует в разных подразделениях, секрета в этом нет. Я говорю, что, придя, первым делом организую внешний аудит бюджета, но не только бюджета, но и бюджетополучателей. Это опять же единственный кандидат, который об этом говорит – это я.

Михаил Соколов: Так же и Навальный говорит.

Михаил Дегтярев: Бюджетополучатели – это государственные бюджетные учреждения, начиная от школ, заканчивая ДЭЗами, и это мы проверим. И единственный, кто говорит, что директора должны быть приравнены к чиновникам и депутатам и отчитываться о расходах и доходах, я это сделаю – это Дегтярев, извините меня.

Михаил Соколов: Михаил Владимирович, а вы не хотите копнуть поглубже, например, во времена Юрия Михайловича Лужкова, там тоже скелеты в шкафах.

Михаил Дегтярев: Всех разгоним. И мы ставим, в том числе Собянину, в вину, вчера Жириновский на "Эхе Москвы" говорил, то, что многие чиновники, которые при Юрии Михайловиче творили непотребное с нашим прекрасным городом, они до сих пор на постах и никаких дел. Да и сам Юрий Михайлович, вы знаете, уволенный впервые в истории России по самому ужасному основанию – по утрате доверия, он лекции читает, а его место, мы считаем, совершенно в других местностях.

Михаил Соколов: Конкретизируйте?

Михаил Дегтярев: Мы считаем, что очень много преступлений совершено и вполне возможно, что он в них замешен.

Михаил Соколов: Историческую Москву жалко?

Михаил Дегтярев: Очень жалко. Вот у вас из окна пример – Дмитровка.

Михаил Соколов: А что-то можно сделать, чтобы сохранить?

Михаил Дегтярев: Замораторить, запретить любое строительство в пределах третьего транспортного кольца. Это в силах действующего мэра и будущего мэра, в моих силах.

Михаил Соколов: Сергей Собянин говорит, что он прекратил это безобразие, что точечной застройки нет.

Михаил Дегтярев: Что-то незаметно. Я был в Митино на митинге по поводу потенциального строительства, например, торгового центра гигантского, стотысячного, в котором всего лишь 7 – 9 тысяч отводятся катку, а все это делается под видом строительства ледового центра Третьяка. А кто это делает? Лужков в середине нулевых отвел землю, но кто подписывал документы, согласовывал проект? Новое правительство. И под выборы вводят мораторий – это чистой воды пиар и популизм.

Михаил Соколов: А потом стройки прекратят?

Михаил Дегтярев: Я не убежден в этом. Я думаю, что это предвыборный ход действующего мэра. Это неприемлемо.

Михаил Соколов: А что со строительством дорог, пробки? Собянин говорит, что все очень хорошо развивается, сейчас, наверное, на День города будут открывать массу развязок разнообразных, транспортные объекты, одно шоссе, другое шоссе. Наверное, есть, чем отчитаться мэру?

Михаил Дегтярев: Безусловно. Мы об этом и говорим, что то, что сделано за последние несколько лет, мы прагматично к этому вопросу подходим – это фундамент.

Михаил Соколов: А вы лучше сделаете?

Михаил Дегтярев: Мы сделаем лучше, дешевле и быстрее. В этом, собственно, наше отличие. А то, что сделанное будет вводиться, и то, что построены развязки и прочее – это неплохо. И хочу вам еще сказать самое главное: если говорить о транспортной ситуации, считаем, что нынешняя инфраструктура не исчерпала своего ресурса пропускной способности. В моей программе есть уникальный пункт.

Михаил Соколов: Струнный транспорт?

Михаил Дегтярев: Мы к этому еще вернемся. Предложение по дифференцированному началу рабочего дня.

Михаил Соколов: Было уже это.

Михаил Дегтярев: Мы считаем, что внутри Садового кольца можно было бы организовать начало рабочего дня с 12 часов, внутри третьего с 10, всем остальным по максимуму, мэру обратиться ко всем хозяйствующим субъектам начать с 8 работать. Это просто разгладит пиковые нагрузки на нынешнюю инфраструктуру.

Михаил Соколов: С 12 как-то поздновато.

Михаил Дегтярев: Мы можем говорить о дачниках, особенно и в августе и в июле было заметно – в пятницу все стоит на выезд, полосы для общественного транспорта закрыты. Почему мы их не можем открыть для москвичей, для дачников с трех часов, мне непонятно.

Почему мы не можем сделать единую систему управления светофорным хозяйством и сделать "зеленую улицу" – это часть моей программы. Это уже сегодня можно сделать, не надо пилить и строить новые развязки, я имею в виду пилить бюджет, чем любят заниматься чиновники, надо просто думать головой, обратиться к мировому опыту и думать о людях. По метро то же самое. Вы говорите – интервалы…

Михаил Соколов: Нагрузки громадные, согласитесь.

Михаил Дегтярев: Безусловно. Провозная способность московского метрополитена 770 тысяч человек в час – это пиковая нагрузка. Сегодня метрополитен работает с нагрузкой миллион человек с 8 до 9, он уже сегодня перегружен. Здесь нужно думать об альтернативных путях перевозки пассажиров, в том числе наземным транспортом.

Мы считаем, что маршрутные такси должны быть государственными, они должны быть включены в единый проездной билет. Мы считаем, что проблема шума в метрополитене – это тоже очень серьезно. Шумные пары колесные в XXI веке – это никуда не годится.

Михаил Соколов: Это вы как инженер?

Михаил Дегтярев: Может быть, радиослушатели и зрители не знают, да, я инженер авиационных двигателей.

Михаил Соколов: Они тоже шумные.

Михаил Дегтярев: Поэтому, мы считаем, пары нужно менять на бесшумные, климат-контроль нужно ставить в каждый вагон. Wi-Fi, я очень рад, что в июне об этом заявил, смотрю – уже конкурс объявило правительство Собянина, значит внимательно читают программы конкурентов. молодцы.

Нам неважно, нам не нужна слава, нам главное, чтобы москвичам жилось комфортнее. Моя программа называется "Порядок. Комфорт. Достаток".

Михаил Соколов: Михаил Владимирович, есть же проблема, когда вы говорите – пары менять и так далее, транспорт закупают по каким-то не очень прозрачным схемам или к строительству метро допускают компании специфические, как говорят, друзей Путина, предположим, и дорожает строительство. Вы тоже готовы побороться за конкуренцию здесь?

Михаил Дегтярев: Я считаю, что вообще в теме государственных закупок порядок нужно наводить. Я готов в Москве его навести. Я думаю, что нужно обратиться к закону о федеральной контрактной системе, который принят Государственной думой и начнет действовать с 1 января. Там учтено моих, к примеру, лично моих, депутата Дегтярева, 20 поправок, из них 10 в соавторстве. Этот закон придет на смену волюнтаристскому закону 94 ФЗ, когда цена была главным критерием.

В законе о контрактной системе вес цены значительно снижен в критериях. Там появились опыт работы предприятия на рынке, долговечность, гарантии и так далее. Впервые по моей же поправке введено понятие стоимости владения, а не цены. Мы должны понимать, что стоимость владения, цена изделия, будь то автомобиль или вагон метро – это страховка, это эксплуатационные расходы, если это автомобиль, сколько он потребляет горючего, это затраты на утилизацию. Сегодня купил, что трава, как говорится, не расти, пропади все пропадом, что с этим делать – непонятно. Сегодня такой подход. Мы считаем, что все должно быть более взвешенно и рачительно.

Михаил Соколов: Давайте мы слушателям дадим возможность высказаться. Кирилл из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Михаилу Дегтяреву.

Слушатель: Здравствуйте. Хотелось бы задать вопросы, которые виртуально можно было бы задать, если бы были у вас с Собяниным дебаты, какие бы вопросы вы задали?
Второй: что вы думаете по поводу денег, которые Собянин, где он берет, и как ваш бюджет будет формироваться для воплощения ваших идей?

Третий вопрос к вашей партии. Вы постоянно не помните или не знаете конституцию. Например, ваше предложение два дня отпуска женщинам давать в месячные. Я хочу вам напомнить, что статья 19 часть 3 конституции – у нас права мужчин и женщин равны, свободы, права и обязанности.

Михаил Соколов: Начнем с Собянина – вопросы Собянину?

Михаил Дегтярев: Вопросы будут все касаться коррупции. Я буду прямо задавать, они есть.

Михаил Соколов: Вы их сейчас не готовы озвучить, хотя бы один?

Михаил Дегтярев: Его сейчас нет в студии. Я вообще не привык за спиной заочно с людьми общаться – это неприемлемо.

Михаил Соколов: Ладно, скрываете. Бюджет – где деньги брать?

Михаил Дегтярев: Как где? В экономике, выводить ее из тени. У нас в Москве расходная часть бюджета 1,8 триллиона, доходная 1,5. Дефицит, кстати, под триста миллиардов. Теневая экономика сопоставима с бюджетом Москвы – под три миллиона. С нее не платятся налоги. Главная головная боль и нынешнего мэра наверняка, я это уже вижу – это крупные компании, которые платят налоги в офшорах, центры прибыли формируют за рубежом. Это неприемлемо. Если они зарегистрированы в Москве, если у них здесь находятся центральные офисы, главные коллективы, управляющие компании. Они обязаны здесь платить налоги, и все.

Михаил Соколов: Если на них наехать, они из Москвы побегут куда-нибудь.

Михаил Дегтярев: А это мы будем делать вместе с федеральной властью в интересах москвичей. Этим я тоже отличаюсь от всех остальных кандидатов. Я говорю прямо: в моей программе есть и майские указы Путина, я их изучил, прописал – это и поднять зарплаты до средней по экономике, и пенсии повысить, и смертность на дорогах снизить, и младенческую снизить и так далее. В том числе прагматичный подход здесь к тому, чтобы с крупными налогоплательщиками работать. Один мэр, конечно, с ними не сможет работать, особенно с монополиями.

Михаил Соколов: Я вижу, вы душевно так и не вышли из "Единой России", хотя ее покинули когда-то.

Михаил Дегтярев: Я был в ней два года – это не секрет, с 2003 по 2005 год, когда только она создалась. Я был достаточно юным человеком.

Михаил Соколов: Но вы уже успели в "нашистах" побывать или это "Идущие вместе"?

Михаил Дегтярев: Вы не путайте – это два разных.

Михаил Соколов: "Идущие вместе" лучше или хуже?

Михаил Дегтярев: "Идущие вместе", я глубоко убежден – это одни из лучших были дни для меня, как для общественника. Это гуманитарный патриотический проект.

Михаил Соколов: Когда жгли книги Сорокина и Пелевина?

Михаил Дегтярев: Книжки может быть где-то и жгли, но только не в Самарской области, где я их развивал. И мы, кстати, на этом с господином Якеменко имели небольшой конфликт. Вы помните, они предлагали менять Вамисльева на книги Сорокина, Пелевина, которых я читаю, а мы их раздали по детским библиотекам и школам. Я считал эту акцию неприемлемой. Поэтому я был в "Идущих вместе" и горжусь этим.

Михаил Соколов: Не жалеете?

Михаил Дегтярев: Не жалею.

Михаил Соколов: И "Единой России" не жалеете?

Михаил Дегтярев: Два года в "Единой России" тоже многому меня научили.

Михаил Соколов: Карьера не задалась?

Михаил Дегтярев: Меня дважды пытались исключить из нее.

Михаил Соколов: За что?

Михаил Дегтярев: За вольнодумство, за то, что я на выборах поддерживал людей, которые конкурировали с партийными функционерами, а я считал их более достойными. Например, лидера ассоциации профсоюзов студентов поддержал, которая шла против крупного местного единоросса. Конечно, Дегтярев плохой, меня чуть не выгнали, с перевесом в один голос в политсовете я остался.

Михаил Соколов: И тут Жириновский. Чем он вас соблазнил?

Михаил Дегтярев: И тут встреча с Владимиром Вольфовичем эпохальная. Посодействовал мне, кстати, мой хороший друг, он член ЛДПР, до сих пор в партии он, функционер Юрий Коган. Он назначил мне в Москве встречу на Ярославском вокзале, а я собирался было на научную конференцию, я же наукой еще занимаюсь.

Михаил Соколов: Кандидатскую 8 лет пишете, я знаю.

Михаил Дегтярев: Пишу по техническим наукам. Я был на Казанском вокзале. Я перешел через Комсомольскую площадь, встретился с Юрием Владимировичем, а тут Жириновский, оркестр, все дела.

Михаил Соколов: Так и завербовали?

Михаил Дегтярев: Вещи у меня с собой, и я поехал с Жириновским на Урал.

Михаил Соколов: Водку пили?

Михаил Дегтярев: Выпивал. Но Владимир Вольфович очень все-таки человек щедрый в плане жизненных советов, и вообще он относится очень положительно, и мое выдвижение тому пример. Он дает возможность нам продвигаться, раскручиваться как политикам. Он дал мне несколько советов, как правильно выпивать, знать меру, как правильно закусывать.

Михаил Соколов: Пользуетесь?

Михаил Дегтярев: Конечно. Я за все ему благодарен.

Михаил Соколов: Не боитесь, что как с Малышкиным будет? Он тоже в президенты от ЛДПР выдвигался, а теперь, где этот боксер Малышкин? Пропал где-то.

Михаил Дегтярев: Он прекрасно себя чувствует. В Ростовской области, по-моему, живет, занимается хозяйством.

Михаил Соколов: Ушел из политики?

Михаил Дегтярев: Хороший человек. Добровольно ушел.

Михаил Соколов: Как вы, как член комитета по науке, голосовали по Российской академии наук, по так называемой "реформе", а другие считают это разгромом?

Михаил Дегтярев: Видите, то есть вы как журналист свое мнение сформировали.

Михаил Соколов: Нет, я сказал: одни, другие.

Михаил Дегтярев: "Так называемая реформа" – это ваше оценочное суждение. Некрасиво, Михаил Владимирович.

Михаил Соколов: Вы меня не учите. С одной стороны, с другой стороны. Вы поддерживаете Ливанова?

Михаил Дегтярев: Докладываю всем радиослушателям и зрителям: я голосовал "за". 40 моих поправок ко второму чтению учтены. Я две ночи ночевал в Государственной думе, 48 часов.

Михаил Соколов: Левичев, говорит, ночевал. Вы вместе ночевали?

Михаил Дегтярев: Левичева там не было. Вообще как куратор комитета нашего появился один раз за полтора года, когда запахло жареным.

Михаил Соколов: А академик Черешнев?

Михаил Дегтярев: Черешнев, председатель комитета.

Михаил Соколов: Значит, вы вместе с ним ночевали?

Михаил Дегтярев: Вместе с ним ночевали тоже. Так вот, моя позиция очень простая: я считаю, что сам механизм такого молниеносного внесения – это хамство.

Михаил Соколов: За хамство проголосовали?

Михаил Дегтярев: Я считаю, что это было сделано некрасиво. Но так мы давно уже готовились и собирались на эту тему и комитет собирать, у нас были свои предложения, мы их высказывали на Госсовете, Жириновский высказывал, и в комитете я высказывал, и с Академией наук мы в постоянной переписке, мы проголосовали "за", потому что реформа нужна.

И здесь не нужно, как некоторые политические силы оседлали этот протестный конек и все время против. Мы прагматично к этому подошли и двое суток, повторяю, работали. Моя поправка, к примеру, то, что главу любого научного института нужно согласовывать, не было этой статьи, хотел Ливанов сам назначать.

Михаил Соколов: Совершенно верно.

Михаил Дегтярев: Мы внесли эту поправку, она принята, что теперь с президиумом Академии наук согласовывается – это первый институт. Второй институт – это президентский.

Михаил Соколов: Сейчас система выборная.

Михаил Дегтярев: Второй институт президентский – это совет по науке. То есть тройная система согласования – сами академики, президентский совет и Минобразования и науки. Мы считаем это нормальным.

Михаил Соколов: А не лучше выбирать на отделениях РАН с учетом мнения коллектива?

Михаил Дегтярев: Вопрос очень дискуссионный, я не убежден, что нужно выбирать.

Михаил Соколов: Работает же эта система сейчас.

Михаил Дегтярев: Я не убежден. Потому что любая система требует управляемости.

Михаил Соколов: Я знаю, ваша партия за вертикаль, губернаторов назначать, централизация.

Михаил Дегтярев: Федерацию упразднить.

Михаил Соколов: То есть конституцию ненавидите?

Михаил Дегтярев: Перейти к унитарному устройству, вернуться к дореволюционному устройству государства.

Михаил Соколов: Антиконституционные лозунги ЛДПР знаем.

Михаил Дегтярев: Считаем федерацию угрозой территориальной цельности России.

Михаил Соколов: Так и говорите – мы против конституции.

Михаил Дегтярев: Национальные регионы по нашему мнению – это наследие коммунистов, это пережитки прошлого и это мины, которые заложены под нашу государственность. Вы дальше знаете. Мы этим отличаемся от всех.

Михаил Соколов: В национальных регионах голосует полпроцента за вашу партию – это мы знаем.

Михаил Дегтярев: По понятным причинам голосуют.

Михаил Соколов: Потому что вы их обижаете. Вы тут, я видел, где-то написали или сказали: в розничной торговле запретить использование иностранной рабочей силы, в общественном питании тоже. Внимание: "Нам, москвичам, не нужны эти нерусские лица в ресторанах". Это ваши слова?

Михаил Дегтярев: Я думаю, что вы, вероятно, взяли из ретвита чьего-то.

Михаил Соколов: Точно совершенно стенограмму вашей пресс-конференции взял. Отвечаете за свои слова?

Михаил Дегтярев: Отказываться от этого я не собираюсь. Я считаю, что не только в ресторанах, но и на рынках, и в общественном питании, и в розничной торговле нам нужно, чтобы работали граждане России.

Михаил Соколов: Еще раз – нерусские лица. Вы уверены, что у вас, например, чисто русское лицо? Кому-нибудь не понравится.

Михаил Дегтярев: Граждане России, которых 80% русских, вот и все.

Михаил Соколов: Вы что, расист, что ли, про лица говорите?

Михаил Дегтярев: Я за русский народ.

Михаил Соколов: И что?

Михаил Дегтярев: Все. Я за русский народ.

Михаил Соколов: Против других народов?

Михаил Дегтярев: Это вы добавили, значит вы расист.

Михаил Соколов: Нет, знак вопроса.

Михаил Дегтярев: Я за русский народ. Я считаю, что русский народ в России находится в зоне дискриминации, особенно во многих регионах.

Михаил Соколов: А кто его дискриминирует?

Михаил Дегтярев: Местная власть.

Михаил Соколов: Да?

Михаил Дегтярев: А почему нет?

Михаил Соколов: А как его дискриминируют?

Михаил Дегтярев: Очень просто. Вот Башкирия, региональные стандарты образования, которые Фурсенко ввел, почему дети русские, например, военнослужащих обязаны там изучать башкирский язык, можете мне объяснить?

Михаил Соколов: Развивать ум.

Михаил Дегтярев: Серьезно? А я считаю, что это дискриминация.

Михаил Соколов: Почему? А английский язык изучать?

Михаил Дегтярев: А это право. Вы не путайте право, Михаил Владимирович, с обязанностью – вот о чем речь.

Михаил Соколов: Башкирия государство внутри государства, вы прекрасно понимаете. А Чечня вас интересует?

Михаил Дегтярев: Точно так же в любом другом регионе, я повторяю, я утверждаю это и знаю, ко мне обращаются люди, дискриминируют русского человека в нашей стране. Начнем с того, что я, русский, не имею упоминания о себе в конституции.
Я не собираюсь быть многонациональным народом.

Михаил Соколов: То есть вы опять против конституции?

Михаил Дегтярев: Мы пять раз вносили поправку в конституцию, ее зарубают.

Михаил Соколов: Народ против, парламент против.

Михаил Дегтярев: Высшее руководство страны против.

Михаил Соколов: Правильно, они не хотят разрушать Россию.

Михаил Дегтярев: Видите, вы, значит, за высшее руководство. Молодцы.

Михаил Соколов: Я за многонациональный народ.

Михаил Дегтярев: А я за русский народ и другие коренные народы.

Михаил Соколов: То есть вы националист?

Михаил Дегтярев: Безусловно. И считаю это правильным.

Михаил Соколов: Переименуйте вашу партию, тогда все будет верно. Прикидываетесь либералами, демократами. Назовите национально какая-то партия, националистическая партия.

Михаил Дегтярев: Это мы уже решим без вас, Михаил Владимирович, на съезде, как называться, как именоваться.

Михаил Соколов: Вы ее периодически переименовываете, она у вас то ЛДПР, то Либерально-демократическая партия, то снова ЛДПР.

Михаил Дегтярев: Последнее, знаете, какое изменение в устав: ЛДПР – Либерально-демократическая партии России. Знаете, зачем? Потому что эта диверсия с принятием закона о так называемых малых партиях, которых можно в один вагон трамвая всех членов посадить, 500 человек, мы считаем, что это угроза реальная в том числе и нашему бренду. Мы так защитились. Это наше право как политической партии.

Михаил Соколов: Ладно, вам может быть это и не поможет. "Гражданская сила" появилась, РПР-ПАРНАС другие, они же вас атакуют. Я чувствую, таких не будет результатов, как раньше.

Михаил Дегтярев: По поводу РПР-ПАРНАС, вы все о Навальном и о Навальном.

Михаил Соколов: Он от них выдвинулся.

Михаил Дегтярев: У меня вопрос: почему он обходит стороной, я ему на дебатах задавал вопрос, вопрос дачи Касьянова, одного из лидеров РПР-ПАРНАС, который точно так же как государственные чиновники, стоящие у власти, не поднимает. Я о лицемерии. Я вообще не люблю лицемерие.

Михаил Соколов: Вы же сказали, что вы за глаза ни о ком не будете говорить, вот о Собянине не будете говорить, а о Касьянове будете говорить.

Михаил Дегтярев: Я высказал свою позицию.

Михаил Соколов: Она у вас непоследовательная.

Михаил Дегтярев: Если человек занимается антикоррупционной деятельностью как общественник пусть занимается всеми, а не частью элиты.

Я считаю, что он дирижируем оттуда – это мое мнение.

Михаил Соколов: Еще вопрос насчет мигрантов и так далее. Я считаю, что эта тема искусственно вброшена, раскручена, выгодна части кандидатов, безусловно, такой бум предвыборный.

Какие у вас претензии к иностранной рабочей силе в Москве? Вы же как будущий мэр должны понимать: кто-то должен убирать грязь, мусор, работать на транспорте и так далее. Согласитесь, Михаил Владимирович, сейчас если этих людей не будет – будет катастрофа.

Михаил Дегтярев: Есть кому работать. Безработица.

Михаил Соколов: Где?

Михаил Дегтярев: В Подмосковье и в соседних регионах.

Михаил Соколов: Вакансий, знаете, сколько – не заполняются.

Михаил Дегтярев: Вот я вам о чем и говорю, о том, что на рынке в Москве должны работать, я имею в виду рынки труда, граждане России из соседних регионов.

Михаил Соколов: А если их нет?

Михаил Дегтярев: Есть. Это искусственная проблема.

Михаил Соколов: Как искусственная? Зайдите в интернет – тысячи вакансий дворников.

Михаил Дегтярев: Вот этот расхожий трюк: зайдите туда, зайдите сюда. Я вам говорю о статистике. У нас статистика в Москве полтора процента, скрытая до 5%, полтора миллиона мигрантов легальных, нелегальных трудовых. Соответственно, если взять все окружающие Москву регионы и Подмосковье, то количество безработных, желающих поработать в Москве, превышает три миллиона.

Михаил Соколов: А что же они здесь в очереди не стоят наниматься?

Михаил Дегтярев: А кто их возьмет, если место занято?

Михаил Соколов: За эти деньги не хотят работать.

Михаил Дегтярев: Нет, это сказки. Все, кто более-менее представляет структуру московской экономики, вам ответит, что часть коррупционных расходов, часть зарплаты идет работодателю или этнической мафии, которая держит ту или иную часть московской экономики. Мы про это и говорим: разрушить и уничтожить этнические мафиозные кланы в Москве.

Михаил Соколов: Каким образом?

Михаил Дегтярев: Предварительно поборов коррупцию в московской полиции. Я считаю, что реформа полиции была сделана неправильно.

Михаил Соколов: Вы же "за" голосовали.

Михаил Дегтярев: Партия не голосовала за штатное расписание, не надо с больной головы на здоровую перекладывать. Штатное расписание полиции утверждает не Государственная дума.

По этому штатному расписанию, вы прекрасно знаете, количество полицейских чиновников выросло, а оперативных служб сократилось. Я считаю, что в Москве нужно, да и по всей стране, с этим, вообще говоря, делом разобраться и перевернуть.

Михаил Соколов: Может быть нужна муниципальная полиция?

Михаил Дегтярев: Как вариант.

Михаил Соколов: Выборы шерифа?

Михаил Дегтярев: Мы выступали первый раз на эту тему в 2005 году. Мы считаем, что как вариант это вполне возможно. Муниципальная полиция могла бы значительно облегчить борьбу с преступностью мне, как будущему мэру Москвы, Михаилу Дегтяреву, и так далее.

Поэтому уничтожим коррупцию в полиции, уничтожим этнические кланы, нелегалов отправим домой, и места займут наши граждане России, русские, не русские, но граждане России из соседних регионов Москвы и Подмосковья.
Кстати, о доктрине развития Московской области, города Москвы и Центрального федерального округа, я единственный кандидат говорю: должна быть такая доктрина. Во всем нужен системный подход – это я говорю как инженер и управленец по второму образованию, по третьему юрист. Так вот, доктрины такой нет. Ни единой тарифной политики Подмосковья, Москвы и близлежащих регионов, ни единой транспортной политики.

Михаил Соколов: Вы за объединение?

Михаил Дегтярев: Я считаю, что через 10 лет, и я об этом открыто говорю, мы подойдем к тому, что Москва объединится с Московской областью, конечно, через референдум, конечно, через механизмы референдума и так далее.

Нужно понимать, что Москва должна быть окружена жемчужинами, а именно процветающими сельскохозяйственными регионами. И не в интересах вас, как москвичей, и моих, и всех избирателей жить в таком Лас-Вегасе, мегаполисе, в центре пустыни. Потому что сегодня мы видим, что соседние регионы, заброшенные поля и можем подойти через лет 10, что будут заброшенные поля, растущая безработица, преступность, стареющий народ и так далее.

Михаил Соколов: Тогда надо менять финансовую систему, простите, в России. Сейчас пока деньги стянуты в Москву, налоги забирают у регионов. А вы против федерации. Вы же против федерации – вот в чем проблема, вы же не хотите деньги туда отдавать.

Михаил Дегтярев: Кто вам сказал?

Михаил Соколов: Вы же за централизованное государство.

Михаил Дегтярев: А как, извините меня, увязывается вопрос федерации и налоговой политики?

Михаил Соколов: Федерация – это когда деньги остаются там.

Михаил Дегтярев: Это государственное устройство, ничего общего с финансовой и налоговой системой не имеет. В любом унитарном государстве. Украина – ближайший пример, совершенно другая финансовая и налоговая политика. Это право главы государства ее определять.

Михаил Соколов: Тогда надо выступать с лозунгом "Хватит кормить Москву!".

Михаил Дегтярев: То, что в регионы нужно, конечно, больше денег оставлять. И даже не только в регионы, я вам скажу больше – в муниципалитеты – это, безусловно.

Михаил Соколов: Я согласен. Михаил Владимирович, так что, хватит кормить Москву?

Михаил Дегтярев: Я этого не говорил – это вы утверждаете.

Михаил Соколов: Я вас спрашиваю. 60% россиян, даже больше поддерживают по одному из опросов Левада-центра этот лозунг, считают, что слишком хорошо здесь живут. А вы, наверное, хотите еще больше сюда денег, еще больше потратить. Вы же кандидат в мэры.

Михаил Дегтярев: Проблема не в том, что считают по социологическим опросам граждане России, а проблема в том, что они не знают, как живут в Москве. Вот этот внешний лоск и расслоение, он, конечно, и меня сбивает с толку, извините меня, когда я прогуливаюсь по центру Москвы и вижу "Бентли" на каждом у шагу, "Мазерати", извините меня, на транзитных номерах.

Кстати, было мое предложение 10 тысяч рублей установить штраф за первое нарушение правил использования транзитных номеров, потому что так люди уходят, богатые, что самое удивительное, от налогов.

Михаил Соколов: Есть и дипломатические номера.

Михаил Дегтярев: А есть, извините меня, районы Москвы, где ни "Мазерати" нет, ни "Бентли", где люди еле-еле концы с концами сводят. И эти районы подавляющее большинство наших соотечественников не знают, не посещают. Поэтому такое отношение. Это отношение не к Москве и москвичам, а к целому слою богатых людей в Москве – это разные вещи. Поэтому, конечно, наши граждане в России сбиты с толку, и москвичи видят, что происходит.

Михаил Соколов: Давайте мы вопрос от слушателя возьмем. Александр из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Михаилу Дегтяреву.

Слушатель: У меня к Михаилу Владимировичу, тот, который ведущий. С самого начала очень лихо обозвали представителя либерально-демократического отделения "Единой России" спойлером. Тогда вопрос: а к чему весь этот разговор в течение часа?

Михаил Соколов: А мы даем слово всем кандидатам, которые хотят поговорить с нами.

Михаил Дегтярев: Это же Радио Свобода.

Михаил Соколов: Свободно поговорить. Вот мы вам объяснили. Михаил Дегтярев к нам пришел – мы рады. Он депутат Государственной думы, за него народ голосовал, в конце концов.

Михаил Дегтярев: 220 тысяч человек.

Михаил Соколов: В Самарской области? Поэтому что, мы не будем давать уважаемому депутату от Самарской области возможности высказаться, да еще члену комитета по наукоемким технологиям.

Михаил Дегтярев: Я депутат, избранный из Самарской области, но я москвич. Я могу избраться от любого региона, куда меня поставит партия – не путайте. Моя малая родина – Самара. Я считаю и горжусь этим фактом моей биографии. Как и любой человек должен гордиться своей малой родиной.

Михаил Соколов: Замечательно. Тем более, я подозреваю, что, наверное, треть москвичей не в Москве родились.

Михаил Дегтярев: По поводу критических дней я же не ответил.

Михаил Соколов: Забыли! Это важно. Вас упрекнули в том, что вы мужчин не любите.

Михаил Дегтярев: Упрекнули меня в серьезном деле. Я утверждаю, что вполне будет по-человечески, если мы дадим возможность женщинам, не собирая справки, как сегодня в законе написано, возможность отдыхать два дня в месяц по желанию, добровольно.

Михаил Соколов: Кто заплатит за это?

Михаил Дегтярев: Работодатель.

Михаил Соколов: А если они в бюджетном учреждении работают?

Михаил Дегтярев: В моей программе сказано, что в Москве мы еще работодателю компенсируем из бюджета.

Михаил Соколов: Придется налоги повышать, Михаил Владимирович, это людям не понравится.

Михаил Дегтярев: Придется найти неэффективные расходы и все их направить на социальные нужды и развитие. Уже сегодня мы оценочно видим – 300-500 миллиардов расходуются неэффективно.

Михаил Соколов: Тут Сергей нам пишет по смс: "А президентские амбиции у вас есть?".

Михаил Дегтярев: Я уже сегодня президент Федерации фехтования.

Михаил Соколов: А вы фехтованием занимались?

Михаил Дегтярев: Я мастер спорта по фехтованию.

Михаил Соколов: Помогает в вашей политической деятельности?

Михаил Дегтярев: Помогает.

Михаил Соколов: А почему я не вижу ваших агитаторов на улицах? У Навального есть кубы, у Левичева тоже что-то есть, мне сегодня какую-то газетку сунули.

Михаил Дегтярев: У меня 60 в день кубов, чтобы вы понимали. У нас всего 80, ежедневно по 60 мы выставляем.

Михаил Соколов: Почему не видно?

Михаил Дегтярев: Значит, ходите другими тропами, не там, где московский народ. Может быть около посольства американского?

Михаил Соколов: А денег вам хватает?

Михаил Дегтярев: Деньги дает партия по прямому распоряжению Высшего совета и председателя Жириновского. Я не жалуюсь.

Михаил Соколов: Почему не вижу плакатов "Дегтярев и Жириновский вместе"?

Михаил Дегтярев: Почему? На кубах.

Михаил Соколов: А на улице?

Михаил Дегтярев: Смотрите: вот программа – Жириновский и Дегтярев.

Михаил Соколов: Дегтярев с одной стороны, а Жириновский с другой, а почему вместе нет?

Михаил Дегтярев: Знаете, есть разные агитматериалы.

Михаил Соколов: Не удостоил вас Владимир Вольфович.

Михаил Дегтярев: На "Дегтярев.инфо" или в "Мой Твиттер Дегтярев-инфо" наши зрители и радиослушатели могут найти столько фотографий, удовлетворить все свое любопытство.

Михаил Соколов: Собянин проведет предвыборный митинг-концерт в Олимпийском через неделю, а вы что делаете перед концом выборов?

Михаил Дегтярев: 6-го в 12 часов я всех приглашаю это пятница на Поклонную гору, 20 тысяч человек у нас заявлено, уже подтвердило свое участие 15 тысяч, 5 тысяч, я думаю, это будут просто москвичи, которые интересуются выборами, хотят послушать и меня, и Владимира Вольфовича, и кандидата, кстати, в губернаторы Мособласти Шингаркина Максима. Потом концерт, разные коллективы. Поэтому жду всех москвичей.

Михаил Соколов: Автобусами будете свозить, как принято в "Единой России"?

Михаил Дегтярев: Мы даже если используем автобусы, исключительно из уважения к нашим сторонникам. Мы облегчаем им возможность добраться из разных ячеек города Москвы и частично Подмосковья. Поэтому автобусы давным-давно не являются показателем, не носят негативного оттенка – это моя позиция. Автобусы – это удобное средство передвижения.

Михаил Соколов: Тут у нас еще спрашивают, что вас так заинтересовали всякие международные дела?

Михаил Дегтярев: По Сирии. "Твиттер" читают. Молодцы!

Михаил Соколов: Что-то вы кровавый режим Башара Асада, который развязал гражданскую войну, защищаете.

Михаил Дегтярев: Я защищаю, во-первых, здравый смысл. Во-вторых, отметаю и критикую двойные стандарты. И могу четко сказать мою позицию: я не защищаю ни Асада, ни каких-то там граждан, которые против него, я выступаю лишь против одного – международного терроризма, который очевидно замешен в том числе в кровопролитии, которое происходит в Сирии.
По поводу того же применения химического оружия. Американцы развязали пропагандистскую войну, очевидно обвиняя с британцами правительство Асада. Сам Асад нашел какие-то химикаты у террористов. Поэтому разобраться в этом очень сложно и утверждать я бы не взялся.

Я могу только отослать всех наших радиослушателей на несколько лет назад, когда Пауэлл в ООН размахивал какой-то пробиркой и обвинял правительство Саддама Хусейна в наличии оружия массового поражения, которого не оказалось.

Михаил Соколов: Но курдов он травил химическим оружием – это факт. За что и повесили друга Владимира Вольфовича.

Михаил Дегтярев: Любой офицер, тем более генерал, как Пауэлл, пустил бы себе после такой лжи на весь в ООН с высшей трибуны международной просто пулю в висок. Такая ложь оправдывается якобы борьбой за права человека и прочее, но я считаю, что это двойные стандарты.

Михаил Соколов: С правами человека там стало лучше, как и в Ливии.

Михаил Дегтярев: Я свое предложение могу еще раз повторить в эфире: я считаю, что мы, российское государство, имеем полное право в соответствии со вновь принятой военной доктриной нанести удар по базам международных террористов в Сирии и всех их уничтожить.

Михаил Соколов: Хотите втянуть Россию в войну и помыть сапоги, в каком там океане? Или в Средиземном море…

Михаил Дегтярев: В Индийском. Ту-22М, средний бомбардировщик, если он заправится в Севастополе, возьмет боезаряд и нанесет удары – это будет только на пользу всему мировому сообществу. Уничтожить всех террористов в логове.

Михаил Соколов: Вернемся на московскую землю.

Михаил Дегтярев: А вы не хотите сказать, что экстремисты те, кто предлагает разбомбить военные базы и правительственные войска Башара Асада?

Михаил Соколов: Посмотрим, как все будет – это интересно.

Михаил Дегтярев: Мне кажется, что это они экстремисты, а не мы.

Михаил Соколов: Из "Фейсбука" Нина Яковлевна интересуется, простой вопрос: "Как Дегтярев на деле собирается бороться с таким пороком как пьянство, если сам скатился, судя по фото в бане, к пивному пьянству"?

Михаил Дегтярев: Мы пришли с Владимиром Вольфовичем к гражданам, которые в бане поэтому, если они выпивают – то ради бога. Пиво в бане в хорошей компании – это наша русская традиция. Ничего в этом особенного нет. Главное – соблюдать культуру пития. А то, что попали в объективы камер, журналисты, вы сами знаете, как работают.

Михаил Соколов: Всегда виноваты журналисты. А кто же за вас голосовать будет?



Михаил Дегтярев: Самые разные люди, например, креативный класс.

Михаил Соколов: А зачем ему за вас голосовать?

Михаил Дегтярев: Потому что я и есть креативный класс.

Михаил Соколов: Вы же с белой лентой не ходили, в протестном движении не участвовали.

Михаил Дегтярев: Кто вам сказал, что это синонимы – "белоленточники" и креативный класс? Слово "креатив" вы прекрасно знаете, что это такое – это создавать. Это инженер-создатель, конструктор, любой человек, который что-то делает руками.

Михаил Соколов: Я знаю, что вы создаете.

Михаил Дегтярев: У меня есть три патента, четвертый на выходе из Роспатента. Я изобрел новый метод изготовления нового комического материала, которые используются как демпферы, как шумопоглотители, как теплопроводные трубки.

Михаил Соколов: А люди хотят свободы слова, честности.

Михаил Дегтярев: Да ради бога.

Михаил Соколов: Выборов честных.

Михаил Дегтярев: Хотите, что хотите. Креативный класс, я даю ему первое определение – это инженер, конструктор, любой человек, который что-то сделал или головой придумал, или руками.

Михаил Соколов: Они будут за вас голосовать?

Михаил Дегтярев: Это может быть мама, которая воспитала ребенка. Я уже не раз говорил, что она тоже является креативным классом. Будут, конечно, а как же?

Михаил Соколов: Трудно сказать. Рейтинг ВЦИОМ сказал – 2%.

Михаил Дегтярев: Все чушь.

Михаил Соколов: Сколько?

Михаил Дегтярев: Не 2, а 3 % ВЦИОМ дает. Реально больше 10 % по нашим опросам, и динамика прекрасная. Был ноль. Узнаваемость ноль, уже больше 10-ти. Больше 1000% динамика. Поэтому все идет нормально, по плану. Мы в выходе во второй тур не сомневаемся. Не верьте прогнозам, дорогие радиослушатели.

Михаил Соколов: Я, конечно, в это не верю, но, тем не менее, благодарю нашего гостя Михаила Владимировича Дегтярева. Большое спасибо!

Михаил Дегтярев: 8-го за Дегтярева!

Михаил Соколов: Ни в коем случае, не агитируйте...

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG