Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Мельников: будет второй тур!



Что предлагает кандидат на пост мэра Москвы от Коммунистической партии Иван Мельников жителям столицы России?

В программе "Лицом к событию" 3 сентября выступил кандидат на
пост мэра Москвы вице-спикер Государственной Думы России Иван Мельников.

Вел передачу Михаил Соколов.

Полная видеоверсия передачи http://youtu.be/tapw3kUjUAk

Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии я рад приветствовать Ивана Мельникова, кандидата на пост мэра Москвы, вице-спикера Государственной думы России от фракции Коммунистической партий Российской Федерации.

Мы начнем наш разговор с последних событий, естественно. Иван Иванович, всю кампанию, похоже, вы добивались, не только вы, но и другие кандидаты, какого-то прямого разговора с Сергеем Собяниным, дебатов, обращались к телекомпании ТВ-Центр. Ничего не получилось?

Иван Мельников: К сожалению, ничего не получилось. Я вообще считаю, что это абсолютно ненормально. Мы в свое время выступали с соответствующим законопроектом об обязательном участии всех кандидатов в политических дебатах, но партия "Единая Россия" отклонила этот законопроект. Я, честно говоря, мечтаю и уверен, что когда-то такие времена у нас наступят, что отказ представителя политической партии от участия в дебатах будет автоматом означать, что этот человек не может быть избран на должность мэра, губернатора и на какую-то другую должность, на которую он претендует. К сожалению, сейчас ситуация не такая.

Очень жаль, потому что на самом деле больше всего вопросов, если честно говорить, не к кандидатам, к ним тоже много вопросов, но больше вопросов к действующему губернатору, потому что все кандидаты выстраивают свою кампанию в первую очередь из анализа ситуации, которая сложилась в городе, из тех действий, которые в последние годы предпринимались властью в городе. Получить ответы на эти вопросы, к сожалению, не удалось в ходе выборной кампании и, похоже, не удастся.

Михаил Соколов: А какой ваш любимый был бы вопрос, который бы вы задали, не я бы сидел, а как раз Сергей Собянин?

Иван Мельников: Вы знаете, вопросов масса, что касается промышленности города, социальной политики, ЖКХ. Но я бы, пожалуй, задал вопрос тот, который меня в последние два с половиной месяца больше всего удивил – это поразительная способность власти не слышать москвичей, просто поразительная способность. Больше всего приглашений я получил в ходе этой кампании, без преувеличения сказать, порядка сотни, если не больше, от различного рода инициативных групп москвичей.

Михаил Соколов: Локальные конфликты?

Иван Мельников: Серьезные конфликты, они локальные, но очень серьезные. Например, район Алексеевский: вместо двухэтажного детского садика, который стоит внутри фактически микрорайона, планируют построить многоэтажный с многоярусной подземной парковкой апарт-отель. Все люди возмущены, все против этого протестуют, везде, где можно, задают представителям московских властей вопросы, но их не слушают и не слышат. В лучшем случае устраивают некую пародию на публичную слушания. Приглашают специально отобранных людей на эти слушания, чтобы создать численный перевес и сделать вид, что на самом деле люди довольны, и они именно этого и хотят.

Михаил Соколов: В некоторых случаях удалось что-то изменить? Я видел, в Митино приостановили строительство огромного торгового центра, который под видом ледового дворца строился. Ленинский проспект. Как добиться, чтобы суперстройки непродуманные останавливались, что людям делать?

Иван Мельников: Действительно, я был на митинге в Митино, встречался с инициативными группами Ленинского проспекта, говорил об этих проблемах в прямом эфире одной из передач. После этого были приняты решения приостановить эти стройки.

Я, во-первых, далек от мысли, что полностью удалось решить эти проблемы. Я очень боюсь, что пройдет 8 сентября или пройдет 22 сентября, второй тур я имею в виду, если останется прежняя власть, то прежние проблемы останутся, и может быть замороженные стройки вновь заживут новой жизнью.

Это не значит, что я обращаюсь к москвичам, что не надо бороться. Я как раз во время всех встреч говорил, что чем больше будет активных москвичей, чем больше будет активная позиция у москвичей и, главное, чем больше будет солидарности, когда не будет такой ситуации, когда говорят: мой гараж сносят, что касается восстановить мои права, я за это бороться буду, а если в соседнем районе что-то происходит, я не буду интересоваться этим и уж точно не буду участвовать в митингах. Пока на такой позиции будут стоять москвичи, не удастся ни один локальный конфликт разрешить.

Будет другая позиция, она, собственно, и в целом выборов касается, если не будет равнодушных в Москве 8 сентября, а я считаю, что недовольных в Москве точно больше половины, у меня сомнений никаких на этот счет нет, если не будут равнодушны, если придут и выскажут свою позицию, то результаты могут быть неожиданные.


Михаил Соколов: А как все-таки изменить механизм управления в Москве? Как я понимаю, одна из главных проблем – это то, что вы, собственно, назвали – отсутствие обратной связи. Видимо, это связано с тем, что низовые структуры, муниципалитеты очень мало прав имеют, а так называемые управы права имеют, но они все назначаются и в общем они зависят от одного человека – от мэра и совершенно не зависят от самих москвичей, фактически они не слышат людей.

Иван Мельников: Если у нас есть несколько минут, я считаю, это один из ключевых вопросов. Я несколько раз свою позицию высказывал, я чуть-чуть пошире посмотрю на структуру управления городом Москвой. Первое, что бы я делал, если бы я стал мэром, я уже, во-первых, назвал полностью состав своего правительства.

Михаил Соколов: Это мы обсудим обязательно.

Иван Мельников: Я к тому, что я сторонник открытой политики. Москвичи должны знать: придет мэр Мельников, значит команда должна быть такая-то. И пусть оценивают не только кандидата в мэры, но пусть в целом оценивают всю команду.
Второе: я в отличие от других кандидатов не считаю, что выборы в Московскую городскую думу надо приближать, делать досрочными. Они в нормальном режиме должны пройти ровно через год. Я считаю важнее подготовить эти выборы и действительно, в конце концов, провести образцовые, честные, свободные выборы в городе Москве. Создать такую модель, как можно провести выборы в представительные органы власти в данном случае в субъекте Российской Федерации.

Михаил Соколов: Пока выборы нельзя назвать честными.

Иван Мельников: Если бы это было так, я бы, наверное, не говорил о том, что как важно создать такую модель честных выборов в Москве. Дальше, я считаю, надо расширить полномочия Московской городской думы, обязательное согласование всех министров. Своим министрам я бы сказал: дорогие коллеги, работайте год, через год избираем Московскую городскую думу новую, все придем, отчитаемся о проделанной за год работе, и Московская городская дума примет решение, кому из нас продолжать работать, кому не продолжать работать.
Параллельно я считаю, что нужно готовить вместе с этими выборами новую структуру управления в Москве. Я считаю, трехзвенная структура мэрия – префектура – управа, она неэффективна, она очень затратна, она коррупционна, и я считаю, что нужно переходить к двухзвенной структуре управления – мэрия и муниципальные советы депутатов. Она будет реально приближена к людям. Тут, конечно, важно провести нормальные выборы в эти муниципальные советы, муниципальные представительные органы власти. Потому что, конечно, можно при определенных условиях таким образом провести, и такие примеры по Москве есть и их не так мало, что люди считают, что это те представительные органы, которые их интересы точно не представляют.

Михаил Соколов: Разные есть в Москве. Есть такие, где очень активно люди участвовали и получили совершенно другие результаты, в том числе в работе местных властей.

Иван Мельников: Есть разные, есть примеры такие и такие. Но важно провести хорошие нормальные выборы, чтобы действительно эти органы власти отражали настроение жителей своего городского округа или района, неважно, как это будет называться. Нужно расширять их полномочия, чтобы все вопросы жизни данного района градостроительные, транспортные, торговые, где что расположить и так далее, чтобы это было в ведении этих представительных органов власти и чтобы у них был соответствующий бюджет. Вот если такая структура управления Москвой будет, я думаю, что ситуация будет принципиально иной.
Я, конечно, выступаю за то, что вполне нормально, чтобы в городе работал механизм референдума. Почему у нас такая боязнь выяснить демократичным путем истинное мнение москвичей? Я этого не понимаю.

Михаил Соколов: И россиян тоже.

Иван Мельников: Я считаю, что это нормальный механизм, который во всем мире работает, эффективно работает, надо, чтобы он заработал и в Москве и, конечно, в России в целом. Я просто почему про Москву говорю, в данном случае мы больше обсуждаем проблемы Москвы, поэтому. Так что, я думаю, что структуру управления надо менять, и она может быть более эффективной.

Михаил Соколов: Иван Иванович, как вы сформировали свое коалиционное правительство? Я понимаю, что там ваши коллеги по Коммунистической партии, есть такие фигуры, как, на мой взгляд, левый националист Сергей Бабурин, а есть люди, которых вы позвали, а потом они, как Сергей Митрохин, здесь в студии жалуются: что такое, меня через прессу приглашают в коммунистическое правительство, нет, чтобы изначально поговорить тет-а-тет.

Иван Мельников: Поясню свою позицию, я уверен, что радиослушатели меня поймут и согласятся с моей позицией. Пока я не мэр, приглашать кого-то в состав правительства – это тоже некорректно. Я когда проводил пресс-конференцию, так и сказал: дорогие коллеги, кто ко мне ближе, в более товарищески отношениях, конечно, я с ними поговорил и такой вопрос согласовал, конечно, таких большинство, 7 из 11, я с ними согласовал позицию. Тех, кого я хочу очень видеть в составе правительства, но они не настолько мне близки, я заявляю именно такую позицию, что я хочу их видеть в составе правительства. И если я буду мэром, то такие предложения они получат.

Михаил Соколов: То есть и представители "Справедливой России" то же самое?

Иван Мельников: Что касается представителей "Справедливой России", с Оксаной Генриховной Дмитриевой я этот вопрос проговорил и согласие ее получил. С Галиной Петровной Хованской не говорил. Тут вдвойне было неудобно: она сейчас входит в команду Николая Владимировича Левичева, и я считал, что не стоит.

Михаил Соколов: Вы, наверное. Ждали, что Левичев выполнит свое обещание и снимется, тогда поговорите? А он не снимается.

Иван Мельников: Нет, я состав правительства существенно раньше этой его инициативы обозначил. Дальше это вопрос его – сниматься, не сниматься.

Михаил Соколов: Вы, кстати, не поговорили с ним на эту тему, когда он сказал: я готов сниматься в пользу любого кандидата?

Иван Мельников: Нет, я эту тему не обсуждал с ним. Более того, я скажу честно, я не ищу счастья во время выборной кампании этой или какой-то другой за счет того, что кого-то снимут или кто-то снимется. Я считаю, что самое важное направление работа с избирателями, чтобы избиратели голосовали конкретно за тебя, за твою кандидатуру. Причем еще одну вещь скажу, это действительно в моем характере, я всегда так стараюсь поступать, надеюсь, удается: я хочу не скрывать себя и представлять в ложном свете. Я говорю: я такой, как есть. Если я подхожу вам такой – избирайте, если не подхожу – лучше не избирайте, потому что все равно я буду таким мэром, каким я вам представляюсь. Делайте осознанный выбор. Я очень надеюсь, что москвичи выбор будут делать не только сердцем, но в значительной степени умом и очень крепко подумают перед тем, как будут делать выбор.

Михаил Соколов: У вас немножко как раз на уме, а ум обычно в программах отражают, пытаются поймать. Один из критиков Никита Кричевский, экономист.

Иван Мельников: Он, по-моему, доверенное лицо одного из кандидатов.

Михаил Соколов: Очень талантливый человек. Он вот что пишет: у вас в предвыборном манифесте написано, что "бывшая московская власть была далека от идеала, натворила немало. У нынешней мэрии было почти три года, чтобы исправить ошибки, вместо этого снизился уровень социальной поддержки, предложены сомнительные косметические меры, плитка вместо асфальта, странные тумбы, велосипеды и так далее". А потом он находит другой отрывок, это вы же пишете: "Еще несколько лет назад Москва славилась тем, что на фоне остальной России сохраняет лицо социального города, были особые надбавки, внимание к защите социальных гарантий". Вот и вопрос Никиты Кричевского: так хороша или плоха была бывшая то ли собянинская, то ли лужковская московская власть? С одной стороны социальный город, а с другой стороны снижение уровня социальной поддержки.

Иван Мельников: Точно нет противоречия в тех моментах, которые господин Кричевский обозначил. Потому что я действительно считаю, что Москва, если брать лет 5-6, может быть 7 назад, была городом, где уровень социальной защиты населения, социальной поддержки был очень высоким.

Михаил Соколов: То есть вы за Лужкова в этом вопросе?

Иван Мельников: В этом вопросе я считаю, что московская власть, и Лужков, и Людмила Ивановна Швецова делали очень много, реально много. Я далек от мысли, что они делали все, но то, что делали много. Вы извините, это была наша инициатива, даже то, что было принято решение, что плата за жилье и социальные платежи не должна превышать 10% совокупного дохода семей, то, за что КПРФ борется давно по всей территории Российской Федерации, в одном из субъектов это было принято, я считаю, что это очень большое завоевание жителей Москвы и очень положительная позиция московских властей.
Минусов полно было. На самом деле все, что касается градостроительной политики – это сплошной минус. Это и разрушение исторических памятников, и бесконечные элитные дома, и точечное строительство, мы это все прекрасно знаем. Я думаю, что касается транспортной ситуации, она была заложена существенно раньше – это надо прямо говорить. Это не вина правительства Собянина, можно говорить, насколько эффективно они разруливают ситуацию – это другой вопрос, но это не их вина.

Михаил Соколов: А что в социальной политике сейчас после Лужкова?

Иван Мельников: В социальной политике ничего нового не произошло, в основном осталось в лучшем случае на прежнем уровне. Поскольку инфляция растет, заработная плата и пенсии существенно отстают от инфляции, поэтому автоматом все это снижается, в том числе уровень социальный пособий, пособий на детей и прочее. Это идет понижение, оно связано с естественными процессами. Москва должна была все-таки предвидеть эти естественные процессы и должна была хотя бы на уровне прожиточного минимума какие-то индексации вводить. Этого не было.
Те изъяны, которые были в деятельности правительства Лужкова, большинство, к сожалению, они тоже сохранились. Я неслучайно говорю: да, какие-то косметические меры предприняты. Я, кстати, не против, когда благоустраивают парки или делают велосипедные дорожки. Если они в нужном месте, люди этому рады и используют их – это хорошо. Только я против очковтирательства. Мне передали кассету, где реальный велосипедист, кто любит ездить на велосипеде, решил проехать по велодорожке от Парка победы до Парка культуры, он не смог это сделать, потому что оказалось, что есть участки, где проехать невозможно. Но ленточка была разрезана, дорожка была открыта.

Михаил Соколов: Это часто бывает. Есть и другие забавные истории. Коллега Латынина обратила внимание: если у вас дача, вы будете сажать многолетние цветы, а тут целый бизнес развернулся по многократной посадке однолетних. Огромные деньги тратятся.

Иван Мельников: Может быть это красиво, когда стоят громадные кадки на Тверской, в них цветочки растут.

Михаил Соколов: А стоит сколько это денег – чудовищно.

Иван Мельников: Во-первых, это чудовищно стоит, во-вторых, это не решает проблемы экологии, точно не решает. Проблема экологии в Москве стоит ой как остро на самом деле. Москвичи многие не задумываются над этим: в 10 раз превышает нормы воздух в Москве. Мне даже такую назвали для меня неожиданную вещь, что воздух хуже только в Норильске, а в промышленных городах Урала в большинстве воздух чище, чем в Москве. И с водой такая же ситуация. Наверное, не стоит тратить дорогое эфирное время.

Михаил Соколов: Пугать народ?

Иван Мельников: Но тоже чудовищная ситуация.

Михаил Соколов: Иван Иванович, еще одна тема – это Новая Москва, которую присоединили странным образом к Москве старой. То ли новая Москва, то ли Нью-Васюки. Не стоит ее вернуть обратно в область? Вы победили, сказать: возьмите ее обратно. Пусть Троицк развивается нормально.

Иван Мельников: Вы знаете, по мне я бы такое решение никогда не принял, я всячески сопротивлялся этому. Уверен, что решение ошибочное, и мои поездки в Новую Москву подтверждают это. Даже сейчас жители Новой Москвы, которые вначале думали, что для них это большие блага, теперь очень разочарованы этим. Мне кажется, их прежний статус существенно больше устраивал, чем тот, который они получили сейчас. Я, будучи мэром Москвы, не смогу отрулить назад – это федеральное решение и тут можно только федеральным законом это решение принять.

Поэтому приходится и, кстати, я во всех вопросах говорю, когда ко мне обращаются типа, как вы будете ломать жизнь через колено, если вы станете мэром Москвы. Не буду ломать жизнь через колено, я буду работать в тех реальных условиях, в которых я нахожусь, в условиях тех федеральных законов, которые работают. Я считаю, что эти условия дают огромные возможности.

Михаил Соколов: Владимир Ильич Ленин назвал бы вас оппортунистом, который готов работать с буржуазной властью.

Иван Мельников: Каждый ведь перед собой ставит определенную цель перед этим. Я считаю, что цели здесь очень благородные. Во-первых, в Москве и московском регионе проживает десятая часть жителей Российской Федерации и построить модель того, как эта жизнь может быть устроена более разумно, чем это устроено сейчас – это очень важно. Да, я честно говорю, что Москва – это некая площадка, с которой можно более разумное устройство жизни распространять на всю Россию – это нормально.

Михаил Соколов: Верну вас к Новой Москве. Сюжет там был такой: мы выведем из центра Москвы массу федеральных учреждений и все станет лучше. Я так понимаю, что все, эта тема закрыта, никто ничего выводить не будет?

Иван Мельников: На самом деле сюжет был другой. Если радиослушатели не знают, я им об этом сюжете скажу. Были различные бизнес-группы, которые построили там жилые дома, построили в плохих местах, на плохой земле, в том числе на скотомогильниках разных и так далее. Дома дорогие, люди их не покупали. И были другие бизнес-группы, которые скупили землю в этом районе. Естественно, надо было на этом заработать, им надо было и свою собственность реализовать, и заработать на этом.

Михаил Соколов: Они решили поменять статус?

Иван Мельников: Да, они решили поменять статус и сделать это Москвой. Они от этого получили колоссальную прибыль, фантастическую прибыль, Москва от этого ничего не получила, я считаю, кроме проблем, и жители Новой Москвы тоже ничего не получили. Никакие, я думаю, правительственные учреждения туда не переедут. Скорее проблема может возникнуть в том, что мы потеряем экологию этого региона теперь уже московского, что там могут строиться высотные дома, магистрали будут. И это опасность реальная, я не фантазирую, я говорю по результатам тех конкретных встреч и проектов, о которых я знаю.
Поэтому будущий мэр, мне кажется, максимум, что может в этих условиях сделать – не допустить разрушения той уникальной природной зоны, которой является эта часть Московской области – Москвы.

Второе: я думаю, что я бы запретил на этой территории полностью многоэтажное строительство. В принципе за то, чтобы дома строились там, где это можно, не многоэтажные. Вот таким бы образом, наверное, развивал эту территорию. Но повторяю, я считаю в принципе серьезной ошибкой, которая была принята.


Михаил Соколов: Иван Иванович, о некоторых законодательных инициативах хотелось бы вас спросить. Я так понимаю, что вы в некотором смысле включились в эту общую, похоже, для всех кандидатов антимигрантскую кампанию. У вас даже специальную страницу в Фейсбуке обнаружил – Мельников по поводу мигрантов.

И у вас есть некий законопроект об иностранных гражданах, которые должны будут получать рабочие визы, чтобы иметь возможность заниматься трудовой деятельностью на территории России. Исключение – граждане Белоруссии и Казахстана.

У меня сразу такой вопрос: вы что, против дружбы с Украиной, за дискриминацию ближайшего соседа?

Иван Мельников: Я просто объясню, тут сразу большой комплекс вопросов. Что касается Белоруссии и Казахстана, мы входим в Евразийский союз, есть своя система законодательства. Поэтому мы должны для этих трех стран выстраивать отдельную систему.

Михаил Соколов: Это в одном союзе берут в заложники бизнесмена из России, пригласив человека к премьер-министру на переговоры? Хороший такой Евразийский союз. Забавно, правда? Не жалко человека, в тюряге сидит?

Иван Мельников: Я всегда к таким вопросам отношусь так: в любом вопросе надо выслушать две стороны. И не выстраивать свои оценки, не зная деталей вопроса. Я не знаю деталей.

Михаил Соколов: Но любите Лукашенко.

Иван Мельников: Я и к Лукашенко критически отношусь, ко многим его делам начинаниям и так далее. Считаю, что наши власти не все договаривают. Я сторонник принимать решения, имея полноту информации. Я считаю, что в данном вопросе обе стороны недоговаривают и серьезно недоговаривают. Я сторонник давать оценки, предлагать рецепты решения, когда обладаю полным объемом информации.

Теперь, если можно, вернемся к мигрантам. У меня позиция не такая, как у некоторых кандидатов в мэры Москвы. Я считаю, что мигранты в Москве есть, мигранты в Москве будут, вопрос в том, какое количество этих мигрантов. Кстати, я встречался с профсоюзом рабочих мигрантов, они меня пригласили, и я считаю, что мы очень хорошо побеседовали.

Мой исходный тезис такой: я вам скажу как кандидат в мэры и как, если меня изберут будущим мэром, из каких позиций я буду исходить. Или вы принимаете мою позицию, мы дальше продолжаем спокойно обсуждать, или не принимаете. Если на некое рабочее место в Москве претендует гражданин Российской Федерации и гражданин иностранного государства, я считаю, что предпочтение должен получить гражданин Российской Федерации.

Михаил Соколов: Механизма такого нет.

Иван Мельников: Я предложил механизм как раз в двух законах, о которых вы сказали. Один из законов – рабочая виза, вы правильно сказали. А второй законопроект связан вот с чем, что привлечение работодателем иностранного гражданина на вакантное рабочее место должно нести для него большую финансовую нагрузку.

Михаил Соколов: А зачем? Он же все это переложит в цену товара, тогда будут дорогие товары, дорогие услуги. Россияне будут за все это платить.

Иван Мельников: Не переложит это в цену товара, потому что это в условиях московского монополизма он может переложить в цену товара, а я выступаю за свободную конкуренцию, чтобы у нас была конкурентная среда. И когда он очутится в этой конкурентной среде, он двадцать раз подумает, надо ему повышать цену товара и из-за этого товар не будет реализован или все-таки он возьмет гражданина Российской Федерации на вакантное место, а таких много.

Михаил Соколов: Не верю. Не вижу очередей граждан Российской Федерации на непрестижные рабочие места в Москве.

Иван Мельников: Я провел огромное количество встреч, и там люди мне говорят и в Москве, и в Новой Москве: мы хотим в Москве работать водителями, мы хотим работать в строительном бизнесе, мы хотим работать в дорожном бизнесе.

Михаил Соколов: И что, не берут?

Иван Мельников: Не берут.

Михаил Соколов: Почему? Они другую зарплату хотят, жилье лучше.

Иван Мельников: Жилье не хотят, они готовы ездить, даже из близлежащих регионов готовы ездить. Не берут вот почему: потому что работодателю выгодна дешевая рабочая сила мигранта. Он получает фантастическую прибыль от эксплуатации этой дешевой рабочей силы. Вот в чем корень всех проблем.

Михаил Соколов: Ваш враг бизнесмен, поэтому вы повысите все цены, как настоящие коммунисты.

Иван Мельников: Не враг мой бизнесмен. Бизнесмен должен работать по правилам.

Михаил Соколов: Он хочет прибыль получать.

Иван Мельников: А я хочу, чтобы у него прибыль была соразмерна с другими проблемами, которые есть в стране.

Михаил Соколов: Понимаете, московский бюджет выигрывает от того, что он использует дешевую рабочую силу, а так будут налоги повышаться.

Иван Мельников: Бюджет точно не выигрывает. Выигрывают чиновники, которые получают откаты от этого. А бюджет точно не выигрывает.

Михаил Соколов: Точно так же как с мигрантов будут брать откаты, точно так же и с россиян будут брать откаты. Если коррумпированная среда сохранится в Москве и в России, то эти системные вещи останутся, будут грабить людей из Рязани.

Иван Мельников: В чем-то правы, в чем-то нет. Все-таки мигрант абсолютно бесправен и ему платят треть реальной зарплаты, он сидит и помалкивает, а две трети кладут себе в карманы.

Михаил Соколов: Иван Иванович, скажу вам честно, тот мигрант, который приехал сюда и оформил все документы грамотно, правильно и к которому трудно придраться, он совсем не бесправен.

Более того, я замечу, что в Подмосковье, где особенно много работает людей в частном секторе, дачное строительство и так далее, их не хватает, они уже повышают цены, они получают практически такие же зарплаты, эти бригады, как россияне откуда-нибудь из Пензы.

Иван Мельников: Вот мы с вами и сошлись. Я именно за таких мигрантов, вот таких мигрантов, я уверен, будет в Москве 150-200 тысяч, а не два-три миллиона как сейчас. Я за это.

Михаил Соколов: Как же заполнить эти рабочие места?

Иван Мельников: Таких вакантных рабочих мест, есть экспертные оценки, примерно такое количество.

Михаил Соколов: Один из кандидатов говорит: надо просто всех сейчас выслать, а потом...

Иван Мельников: Знаю я этого кандидата.

Михаил Соколов: А потом разберемся. Вы тоже за то, чтобы всех выслать?

Иван Мельников: Нет, я не за это. Я за то, чтобы все делать цивилизованно. Я предложил два конкретных механизма, как это сделать. И третье, конечно, те работодатели, которые нарушают закон, с ними надо поступать жестко. Все должны работать в рамках закона. Тут уже никуда не денешься.

Михаил Соколов: Иван Иванович, объясните мне одну вещь, кстати, это примерно одна и та же позиция, которую не могут объяснить другие кандидаты: почему визы для Средней Азии и Закавказья, а не для Украины, хорошо, Белоруссия и Казахстан входят в мистические сообщества…

Иван Мельников: Для всех.

Михаил Соколов: И для Украины тоже?

Иван Мельников: Конечно. Рабочая виза для всех.

Михаил Соколов: То есть вы в данном случае идете дальше, чем Навальный, чем Митрохин. Они говорят, что Украину не надо, Украина близкая.

Иван Мельников: Вы же сами меня процитировали: особая ситуация с Белоруссией и особая ситуация с Казахстаном в силу того, что у нас есть некие интеграционные процессы и объединения.

Михаил Соколов: Если Украина войдет в какое-нибудь объединение, то пожалуйста, без виз?

Иван Мельников: Там будут другие законодательные нормы работать. Пожалуйста, будем по-другому в рамках объединения решать эти вопросы.

Михаил Соколов: Еще я придерусь к одной фразе из вашего манифеста или, как его правильно назвать, программы. Ваша цитата, не знаю, точная или нет: "Продолжается наступление на традиции и культуру, родной язык и дух Москвы, на безопасность москвичей". Это о мигрантах. Я знаю, что в массе мигранты с юга водки не пьют, этим они тоже наступают на российские традиции?

Цифры про преступность очень сомнительные, мы не можем получить нормальные какие-то данные. То путают приезжих россиян с теми, кто приехал из-за границы. То один какой-нибудь полицейский говорит: это мы по данным, которые имеются по раскрытым преступлениям. Другой говорит: нет, это по всем преступлениям. Путаница ужасная. Мне кажется, что здесь есть какой-то перегиб.

Иван Мельников: Действительно, тут не должно быть путаницы. Это фраза, которую говорю в контексте мигрантов, которые приезжают из других стран – это раз.

Что касается внутренней миграции, тут, извините, другая ситуация, другая песня и решать этот вопрос надо по-другому. У меня другие рецепты на этот счет есть, более может быть сложные, в чем-то может быть более простые.

Ведь огромное число людей из других регионов Российской Федерации приезжают в Москву, в Санкт-Петербург, ищут работу заработную плату, ищут счастье, если хотите, устроиться как-то в жизни. Потому что не могут найти ни работу, ни нормальные условия для учебы, для содержания своей семьи в том регионе, где он жил раньше.



Михаил Соколов: А вы знаете, какой популярный лозунг, более популярный, чем лозунг раннего Навального "Хватит кормить Кавказ"? Социологи проверили – "Хватит кормить Москву". В этом смысле, мне кажется, что чем лучше вы агитируете за москвичей, за то, чтобы они жили жили лучше, тем больше вы агитируете за то, чтобы за Коммунистическую партию не голосовали в регионах.

Иван Мельников: Я как раз не агитирую, чтобы москвичи жили лучше, я агитирую за то, чтобы все граждане Российской Федерации жили хорошо и всем создать условия нормальной жизни во всех регионах Российской Федерации.

Михаил Соколов: Тогда надо менять налоговую систему.

Иван Мельников: Надо менять налоговую систему. Мы поддержали программу развития Сибири и Дальнего Востока, мы считаем, правильная программа. Надо развивать промышленные предприятия в этом регионе, надо не как Ливанов предлагает закрывать вузы, а оставить вузы. Если качество низкое, есть у нас опыт в истории нашего государства, как до хорошего уровня поднять качество подготовки специалистов в этих вузах. Надо научные центры там развивать, а не закрывать это. Я с Евкуровым разговаривал: 70% безработицы среди молодежи в Ингушетии. Нормально это или нет?

Михаил Соколов: И в Чечне, наверное, тоже?

Иван Мельников: И в Чечне то же самое. Они же сами, главы этих республик говорят: не очень в обычаях их народов покидать свои насиженные родные места, могилы предков и так далее. Но давайте создадим нормальные условия для жизни, нет там нормальных условий. Вот в чем проблема. И проблемы Москвы будут по-другому решаться, и транспортные потоки будут по-другому решаться, и градостроительные проблемы, и многое, о чем мы сейчас говорили, оно будет по-другому решаться.

Михаил Соколов: Хотя в нынешних условиях многое зависит от руководителей. Калужской области как-то удается, например, развивать производство, а некоторым другим ничего не удается.

Иван Мельников: Согласен. Но вы тоже согласитесь, что это правильно, это глобальное направление работы, которое должно было бы быть на протяжении многих лет в нашей стране. В конце концов, мы либо к этому придем, либо Россия развалится.

Михаил Соколов: Ефим из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Ивану Мельникову.

Слушатель: Добрый вечер. Господин-товарищ Мельников, я не знаю, как обращаться.

Михаил Соколов: Иван Иванович.

Иван Мельников: Как угодно.

Слушатель: Иван Иванович, вы говорите о том, что очень важны детали прежде, чем делать выводы, так я вас понял. Вопрос о квартплате в 10% от совокупного дохода для пенсионеров. Вы неправы. Я москвич, с 48 года живу в Москве, пенсионер, инвалид третьей группы. У меня совокупный доход 15 тысяч 200 рублей, а квартплата 2560 рублей. Вы поняли?

Иван Мельников: Можно я прокомментирую? Вы знаете, вы как раз подтвердили тот тезис, о котором мы говорили с Михаилом, что норма была принята семь лет назад правильная, а сейчас она не работает.
И я то же самое во время дебатов говорю, что норма правильная, но не работает. И социальные работники не выполняют своих функций.

Вы абсолютно правы, что нужно, чтобы та норма 10% совокупного дохода семьи, максимум, что нужно платить за ЖКХ, чтобы она работала. Не работает она сейчас в Москве. Вы привели пример этого.

Михаил Соколов: В Москве другой мэр, не Иван Иванович.

Иван Мельников: Вы подтверждаете тот тезис, о котором я говорю. А надо, чтобы эта норма работала – это закон московский, а он не работает.

Михаил Соколов: Вот так, не выполняют в России законы. Давайте еще один вопрос от Виктора из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте. Господин Мельников, товарищем сложно вас назвать, вот смотрите, что вы делаете: вы участвуете в выборах, вы оправдываете то, что Собянин поднял ЖКХ, вы оправдываете то, что Путин узурпировал власть на выборах. Почему вы не привлечете к суду Собянина? Концептуально, юридически его можно привлечь за неучастие в избирательной кампании. Почему вы хорошо не хлопнете дверью и не прекратите участвовать в выборах?

Михаил Соколов: Вот такая радикальная позиция. Сотрудничаете с "преступным режимом".

Иван Мельников: Виктор, звучит заманчиво ваше предложение, но оно абсолютно нереалистично. Во-первых, я ничего не оправдываю из того, что делает московская власть, что поднимает плату за ЖКХ, что теперь собирается переложить на плечи москвичей всю стоимость капитального ремонта. Я как раз ничего не оправдываю, наоборот веду во время выборной кампании разъяснительную работу с населением и говорю о тех ошибках, о тех, если хотите, проблемах, которые есть в Москве, чтобы люди понимали, что эти проблемы связаны с реально функционирующей нынешней московской властью.
Отказываться от борьбы, отказываться от работы с населением, уклоняться от этой борьбы, я против этого всегда был.
У нас в 1993-м году тоже был такой слой в нашей партии, который говорил: не надо участвовать в выборах, эти выборы на крови. Ельцин расстрелял Белый дом, давайте не будем участвовать в выборах.

Я могу сказать, что тех, кто агитировал за это, их уже нет на политической арене, они вообще никак не влияют на социально-экономическую и политическую жизнь в нашей стране.

Михаил Соколов: Ликвидаторы сошли со сцены.

Иван Мельников: Я считаю, что бороться надо в любых, даже самых тяжелых условиях. Я считаю, что очень трудно, но можно добиться, чтобы в Москве был второй тур. Я перед собой ставлю такую задачу. Повторяю, очень трудно, но задача выполнима. А во втором туре можно победить, в том числе и Собянина можно победить.

Михаил Соколов: Один из критиков существующего режима очень яркий Андрей Пионтковский как раз недавно высказался так, что надо было бы и Мельникову, и Навальному, и Митрохину выступить с каким-то совместным заявлением, типа призвать людей пойти на выборы, чтобы больше людей пришло.

Иван Мельников: Я к этому готов и сегодня уже в ходе этой передачи призывал людей придти на выборы и высказать свое отношение в первую очередь к нынешней существующей в Москве власти. И если это произойдет, то я убежден, что второй тур точно будет. Это правильная идея, правильная позиция.

Михаил Соколов: Знаете, что меня удивляет, правда, что некоторые прокремлевские политологи просто целым хором говорят: во второй тур пройдет Мельников, а не Навальный. Вас это не удивляет?

Иван Мельников: Не удивляет, потому что я тоже считаю, что у меня не меньше шансов, чем у Навального, пройти во второй тур. А главное, если говорить честно, у меня есть шансы победить Собянина во втором туре. У Алексея Навального, я думаю, нет шансов победить Собянина во втором туре, потому что у него анти-рейтинг один из самых высоких из всех кандидатов. У меня самый низкий анти-рейтинг.

Михаил Соколов: Ему досталось от кремлевской пропаганды.

Иван Мельников: Я сейчас не буду о причинах говорить.

Михаил Соколов: Вы в тюрьме не сидели.

Иван Мельников: Я не сидел в тюрьме, хотя мне тоже доставалось в моей жизни немало, уверяю вас. Меня тоже водили в 1991-м году с автоматчиками на разного рода допросы.

Михаил Соколов: Один ваш критик мне написал в Фейсбуке, что надо вас спросить: а что там было в МГУ, когда вы там работали, с национальной дискриминацией? Некоторые национальности, евреев, например, не пускали в физику, в математику. Было такое?

Иван Мельников: Я вам могу точно сказать, что спросите у всех моих друзей, товарищей, знакомых, среди которых есть люди разных национальностей, и они точно скажут, что когда Мельников принимал решения, возглавлял какие-то структуры, при нем ничего похожего или подобного не было.

Михаил Соколов: Что будет с законом о реформе Академии наук? Идут массовые протесты ученых, предстоит третье чтение в Государственной думе. Но это уже вопрос к вам как к вице-спикеру, тем более, что для вас важная, наверное, тема как ученого.

Иван Мельников: Тема очень важная. Позиция нашей фракции известна: мы категорически выступили против процедуры рассмотрения этого закона и против содержания этого закона. Дело дошло до того, что когда был принят закон в первом чтении, проголосован и одновременно было принято, что через полтора дня его рассматривать во втором чтении, а именно так и было, в среду вечером он был принят в первом чтении, а в пятницу он рассматривался во втором чтении, мы посчитали, что мы должны жестко протестовать против этого и покинули зал заседаний. Более того, стали собирать подписи за отставку правительства, которое внесло этот законопроект.

Михаил Соколов: Собрали?

Иван Мельников: Собрали 102 подписи депутатов, достаточно 90. И сейчас собрали больше миллиона 200 тысяч подписей граждан Российской Федерации, которые открыто высказывались за отставку правительства, несмотря на летние, не очень благоприятные для такого рода занятий времена. Мы надеемся, что в ближайшее время нас более активно поддержат.

Михаил Соколов: То есть процедура будет запущена?

Иван Мельников: Будет запущена. Я не скрою, мы размышляем. Нас очень подталкивали летом запустить, но мы на это не пошли. Потому что самое лучшее для правительства и для власти в целом летом в тишине быстренько рассмотреть и закрыть эту страничку. Мы даже не пошли на то, чтобы в канун выборов 8 числа, хотя нас тоже подталкивали: вот эффектный ход, он даст дополнительные очки может быть. Мы к этому все-таки относимся очень серьезно и серьезный будем выбирать момент, когда это целесообразно будет сделать. Скажу честно, окончательное решение об этом моменте мы еще не приняли. Теперь возвращаюсь к закону о Российской Академии наук.

Михаил Соколов: Отступает власть хоть чуть-чуть?

Иван Мельников: Она уже отступила чуть-чуть в ходе второго чтения, но совсем чуть-чуть, основные пороки закона остались. Дальше развиваться события могут по двум сценариям. Совершенно очевидно, что самое меньшее, что произойдет – он вновь будет возвращен во второе чтение. Потому что он в такой спешке пекся, этот закон, что там много несуразиц, которые в принципе надо поправить, его нельзя утверждать в третьем чтении.

Михаил Соколов: То есть просто юридические ляпы?

Иван Мельников: Да, юридические ляпы есть, не говоря о том, что конечно волна возмущения очень мощная. Я был на той конференции, которая недавно прошла в Большом зале Академии наук, собралась научная элита со всей страны, более двух с половиной тысяч человек. Однозначно высказались не только против закона, ученые, они сдержанные люди, но даже они практически единогласно высказались за немедленную отставку Ливанова и Голодец, которая представляла этот закон, которая все эта свела к тем нарушениям в использовании имущества, которое есть в Академии наук. Я сразу хочу сказать: никто не отрицает, что есть такие нарушения.

Михаил Соколов: То есть есть нарушения?

Иван Мельников: Везде они есть, конечно. Только смешно к этому все сводить.

Михаил Соколов: Если Министерство обороны копнуть, Сердюков, помните, сколько интересных историй.

Иван Мельников: Что же нам армию разгонять после этого – это же смешно, такая постановка вопроса.

Это возможный сценарий вернуть во второе чтение и там пытаться что-то отвоевать. Но я считаю, что этот закон в принципе в том виде, в котором он сейчас есть, его поправить невозможно, потому что он не решает две главные задачи, которые стоят перед российской наукой и перед государством в части использования научных достижений. То есть он ничего не говорит о том, что надо создать нормальные условия для научной деятельности, и речь не только о зарплате и не столько о зарплате, прямо вам говорю, а именно условия для занятия научной деятельностью.

И в нем ни слова нет о том, о чем правильно говорит в том числе президент Путин последние годы – о создании реального механизма внедрения научных разработок в промышленность, в экономику Российской Федерации. А без этого все остальное носит только разрушительный характер, это разрушит Академию наук, это разрушит науку в целом. И в принципе это лишает нашу страну будущего.
Пока есть наука и есть Академия, сохраняется хотя бы потенциальная возможность того, что Россия пойдет по другому пути, нежели она идет сейчас, проповедуя сырьевую модель. А если этого не будет, то тогда и такой потенциальной возможности не будет. Я считаю, что лучший исход, то, что происходит в думе регулярно с разными законами, отложить его в сторону, в долгий ящик и подумать, хорошенько подумать, взвесить. Академии наук я предложил подготовить альтернативный вариант законопроекта, там есть умные люди.

Михаил Соколов: Институты есть юридические.

Иван Мельников: И предложить его на суд общественности, передать президенту, премьеру и показать, что на самом деле закон может выглядеть таким образом, а не так, как его внесло правительство.

Михаил Соколов: Позиция президента Академии наук Фортова не кажется вам мягкой? Жорес Алферов его покритиковал. Я понимаю, конкурентом был на выборах.

Иван Мельников: Конечно, Жорес Иванович, честно скажу, занял бы более жесткую позицию в этих условиях.

Михаил Соколов: За ним Нобелевская премия.

Иван Мельников: Во-первых, за ним Нобелевская премия. Во-вторых. за ним партия КПРФ, которая его в этом вопросе поддерживает. В-третьих, это зависит еще от личностных характеристик человека, он в принципе такой человек, Жорес Иванович. Но я это не в плане критики Фортова.

Форотов в непростой ситуации оказался и в этой непростой ситуации, какая стратегия и тактика более правильная, я думаю, никто сразу сказать не может. Я думаю, он ищет эту правильную стратегию и тактику.
Я очень надеюсь, что то Общее собрание РАН, которое пройдет 9 сентября, я считаю, что это очень позитивный момент. Конференция – это очень хорошо, она показала настрой ученых. Общее собрание – некая процедура, если хотите, строго формализованная. И мнение общего собрания – это то, что обязан будет Фортов отстаивать и доносить до всех структур и органов власти.

Михаил Соколов: Я вижу, что вы за голоса ученых и общественности на выборах в Москве боретесь действительно довольно хорошо.

Иван Мельников: Можно маленькую реплику? Не в этом суть моей позиции, не было бы выборов, я бы такую же позицию занимал бы. И ученые это знают. Я такую позицию занимаю с тех пор, как возглавлял комитет по образованию и науке в Государственной думе.

Михаил Соколов: Умеренно консервативную. Вы еще критик единого госэкзамена и пытаетесь внести какие-то поправки.

Иван Мельников: Уже внес законопроект соответствующий.

Михаил Соколов: Его провалит, наверное, "Единая Россия"?

Иван Мельников: Мы многого уже в этом вопросе добились. Раньше нас слушать не хотели, а теперь господин Никонов на одном из круглых столов, который недавно проводил Сергей Нарышкин, сказал: в предложениях Мельникова много разумного, но они в чем-то слишком радикальные. Из этого я делаю вывод такой, не только я этот вывод делаю, они то же самое говорят, что единый госэкзамен какое-то время сохранится, но то, что он будет серьезно видоизменен – это совершенно очевидно.

Михаил Соколов: Господин Никонов декан в МГУ и, наверное, он видит, что дополнительные испытания дают возможность отбора, безусловно.

Иван Мельников: И потом он видит, что по многим предметам устные испытания просто необходимы. Они очевидно лучше проверяют возможности, способности человека, да и знания человека тоже.

Михаил Соколов: Это интересно, чем дело закончится, действительно, это волнует очень многих людей.

Михаил Соколов: Еще один вопрос, связанный с будущим. Я понимаю, выборы выиграть трудно, но тем не менее, представители Коммунистической партии выигрывали выборы в многих регионах, я имею в виду мэрские выборы, и потом кончалось это довольно грустно: либо они вступали в партию "Единая Россия" или, по крайней мере, выходили из компартии, или вдруг оказывалось, что у них финансовые нарушения, всякие безобразия, на них штамповали уголовные дела. Довольно часто выяснялось потом, что это было незаконно.

Вы не опасаетесь выиграть выборы, а потом оказаться в противостоянии с правоохранительными так называемыми органами?

Иван Мельников: Первое: думать нужно всегда обо всем и взвешивать нужно все. Но я твердо хочу сказать, что никто от меня не дождется, чтобы я от своих взглядов, от своего мировоззрения отошел и вышел из той структуры, с которой я связал свою жизнь.
Второе: то, что будут трудности, очевидно, что они будут. Я буду себя вести абсолютно честно по отношению к москвичам. И когда трудности эти будут носить характер такой, когда нужно будет делать серьезный выбор, я честно выйду к москвичам, выйду на экраны телевизоров и скажу, что вот, я оказался перед таким выбором, я хочу с вами посоветоваться, какое мне нужно принять решение. Я думаю, что это честная будет позиция. Москвичи тебе доверили эту должность, они и должны дальше в таких критических ситуациях помогать принять правильное решение.

Михаил Соколов: Люди боятся: выберем оппозиционера, нам урежут финансы.

Иван Мельников: Этого точно не будет. Есть некоторые механизмы финансовой деятельности государства, и они не зависят ни от каких физических лиц, людей, кто возглавляет тот или иной регион. Это все-таки скорее такая страшилка и пугалка. Я не говорю о том, что Москва точно самодостаточный город и если развить московскую промышленность, она вполне обеспечит себя сама.


Полная видеоверсия передачи http://youtu.be/tapw3kUjUAk

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG