Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Парламентская форма управления более демократична и лучше отражает мнение народа, чем президентская республика. Хотя бы потому, что подразумевает создание коалиций, а значит, учет интересов более широких народных слоев. Следовательно, сам институт избрания региональных руководителей через местный парламент в идеале ничем не хуже прямых губернаторских выборов – наверное, даже лучше.

Но не будем забывать, в каком государстве мы живем: в России первую скрипку играет класс бюрократической номенклатуры. Ранее установленные правила назывались назначением губернаторов, а не выборами. Кандидатура губернатора представлялась президентом на утверждение законодательному собранию региона.

Не будем забывать, в каком государстве мы живем: в России первую скрипку играет класс бюрократической номенклатуры
А если вдруг местные депутаты собрались бы противостоять этому назначенцу и не утвердили бы его (чего за десять лет, если не ошибаюсь, не случилось ни разу), то президент в соответствии с законом имел бы полное право такой фрондирующий ЗАКС распустить. Не стоит забывать и о возможности административного давления на депутатов.

В Москве ситуация с региональным парламентом еще хуже, чем в целом по стране. В многомиллионном городе "народных избранников" всего 35 человек, из которых 32 являются депутатами сами знаете какой партии.

При таком раскладе прямые выборы губернаторов значительно лучше существовавшей ранее схемы. При этом я даже не против муниципального фильтра. Это все-таки элемент контроля со стороны местного самоуправления. Но муниципальный фильтр необходимо сократить до 2-3% и убрать ограничение на ¾ муниципалитетов, в которых должны быть депутаты, подписавшиеся за кандидата. Такой фильтр вполне достаточен, сейчас же он избыточен, его сложно преодолеть кандидатам, даже пользующимся большой поддержкой избирателей.

С кандидатами левых сил на выборах мэра Москвы все как обычно: их нет. А могли ли они быть? Выдвигались и не были допущены к выборам лидер зарегистрированной партии "Коммунисты России" Максим Сурайкин и координатор "Левого фронта" Сергей Удальцов.

Рассмотрим сначала кандидатуру от "Коммунистов России". В программе этой партии практически нет критики в адрес СССР, за исключением абзаца о том, что "идеологические ошибки, волюнтаризм руководства страны, нарушение норм партийной жизни привели к искривлениям в экономике. Особенно это проявилось в 1960-е годы". Однако в СССР больше нарушались политические и гражданские права граждан, нежели экономические, и гораздо существеннее такие нарушения происходили не в 60-е годы, а ранее, при тоталитарном режиме Сталина, а об этом программа умалчивает.

В программе партии есть правильные слова, например, декларируется интернационализм и заявляется о неприятии шовинизма, но с другой стороны, партийцы считают себя державными патриотами. При этом никаких действий против антимигрантской истерии властей партия не осуществляла – ни участием в уличных акциях, ни даже принятием соответствующего заявления.

Складывается впечатление, что партия "Коммунисты России" представляет собой клуб ностальгирующих по Советскому Союзу и любителей Сталина с Ким Чен Ыном (материалы о котором регулярно размещаются на партийном сайте). Назвать такую организацию левой можно с большим трудом, а голосовать за ее кандидатов тем более нет желания.

Сергей Удальцов практически отказался от левой риторики. Дошло до того, что либерал Борис Немцов иногда выдвигал более левые требования, чем Удальцов. Впрочем, у Удальцова не было ни людских, ни финансовых ресурсов для того, чтобы вести предвыборную кампанию. Другие кандидаты от левых сил на выборы мэра Москвы не выдвигались. Видимо, людских и других ресурсов для этого ни у кого нет.

Зарегистрировано шесть кандидатов, и ни один из них, по существу, не является левым. Сергей Собянин и Михаил Дегтярев являются ставленниками бюрократического бонапартистского режима. Добровольно голосовать за них потопают тираннозавры и слонопотамы. Впрочем, наивно надеяться на то, что при голосовании не будет применяться административный ресурс. Со слов моих знакомых, среди работников бюджетных сфер уже проводятся "тренинги" по "правильному" голосованию.

Кандидат от "Справедливой России" Левичев – по совместительству председатель этой же партии. У него может быть сколь угодно хорошая программа, но читать ее не имеет смысла. Эсеры находятся под прямым управлением Кремля. Эта партия может быть оппозиционной только тогда, когда ей это разрешают. При первом же сигнале сверху Левичев возьмет под козырек и выполнит любое указание. Не будем забывать, что в "Справедливой России" состоит и такая одиозная личность, как Елена Мизулина. А прогрессивные члены, вроде Ильи Пономарева и Геннадия и Дмитрия Гудковых, были из партии исключены или находятся в опале (Пономарев приостановил свое членство в СР).

Алексей Навальный проводит технически хорошую кампанию в западном стиле,
он сумел консолидировать вокруг себя многих оппозиционно настроенных горожан. При этом Навальный – единоличный лидер, за ним нет политической структуры, которая могла бы его контролировать. Левые не могут поддерживать его, так как Навальный является сторонником национал-демократии. Левые выступают против любого разделения трудящихся, в первую очередь по признаку национальной принадлежности. А националисты придерживаются противоположной позиции, играя на руку тем, кто стравливает людей по различным признакам. Навальный сам заявляет о том, что у него самая жесткая позиция по мигрантам. Наконец, социалистам нельзя голосовать за участника "Русских маршей", который хочет запретить лезгинку. С Навальным можно сотрудничать по правозащитной тематике, необходимо выступать против преследования его со стороны власти и не допустить его "посадки".

КПРФ – правоконсервативная партия, рядящаяся в ветхие лохмотья ностальгии по "совку"
Мельников. Я совершенно правильно указал, что на выборах нет левых кандидатов. Хотя партия, в которой состоит этот кандидат, и носит название коммунистической, она к левым силам давно уже не имеет никакого отношения. КПРФ – правоконсервативная партия, рядящаяся в ветхие лохмотья ностальгии по "совку", залатанные черносотенной, националистической, великодержавной, "патриотической" демагогией. Партия пошла на открытый союз с националистами. Наряду с многочисленными портретами Сталина у них на митингах реют имперские флаги. Более того, один из вождей КПРФ – Никитин – создал националистическое движение "Русский лад", которое возглавил сам Геннадий Зюганов.

КПРФ многие обоснованно обвиняют в продаже мест в избирательных списках. Из этой партии систематически вычищают левые элементы, обвиняя их в "неотроцкизме". Партия усиленно поддерживает православный клерикализм. Фракция КПРФ в Госдуме поддержала все запретительные законы (закон против усыновления сирот, гомофобный закон, закон против НКО и так далее). Да и сам Мельников не отстает: на плакате в его поддержку здоровенный красный рабочий держит щит против массы маленьких черных человечков с лопатами. То есть Мельников прямо объявил о том, что москвичам надо противостоять рабочим, причем рабочим из тех стран, которые раньше входили в Советский Союз…

На фоне других кандидатов выдвиженец от Российской объединенной демократической партии "Яблоко" Сергей Митрохин смотрится лучше. В его предвыборной программе говорится о перераспределении налогов в пользу органов местного самоуправления, о снижении тарифов ЖКХ, строительстве доступного жилья, приоритете общественного транспорта, улучшении условий для малого бизнеса. Декларируется повышение минимальных зарплат и пенсий, заявляется о борьбе с дискриминацией женщин, включая дискриминацию на рабочем месте и домашнее насилие. Имеется отдельный пункт, направленный против жестокого обращения с животными. Митрохин из всех кандидатов занимает самую умеренную позицию по "нелегальным" мигрантам. "Яблочный" кандидат заявляет: "Моя программа отличается от других кандидатов гуманностью по отношению к мигрантам – не надо облав на мигрантов, наказывать надо работодателей. Пальцем не трону ни одного нелегального мигранта, если он не совершил преступление". Сказывается то, что партия стоит на интернационалистических позициях. Митрохин хочет оградить власть от влияния крупного бизнеса. Он регулярно выступал против политических репрессий, защищал правозащитников. Это положительные стороны.

Но есть и негативные моменты, с которыми нельзя согласиться левым. Митрохин заявляет о борьбе с нелегальной миграцией (есть такой программный пункт). А это само по себе плохо, потому что нелегальных людей не бывает. А значит, так вопрос ставить нельзя. В связи с этим Митрохин и не выступает за право голоса мигрантов на местных выборах. Предвыборная программа содержит элементы экономического либерализма. Митрохин чересчур сильно акцентирует внимание на том, что он коренной москвич. Это, по меньшей мере, дурной тон. В программе нет ничего о развитии доступной среды для лиц с ограниченными возможностями и о развитии велосипедной инфраструктуры. А вопросы эти важные, и они должны быть отражены в программе, ведь без этого Москва не станет полноценным европейским городом.

Итак, левые не смогли выдвинуть своего кандидата. В большей степени это связано с отсутствием у них людских и финансовых ресурсов, а также с нежеланием заниматься выборами, в меньшей степени повлияло и внезапное назначение этих выборов. У левых нет единой тактики, как действовать на выборах. Можно критически поддерживать на выборах кандидата от демократов Митрохина, можно активно бойкотировать выборы (портить бюллетени). Эти два варианта уменьшают шансы Собянина победить на выборах. Но, что очевидно, за выборами надо наблюдать и пресекать всякие попытки их фальсификации.

Николай Кавказский – юрист комитета "За гражданские права", активист движения "Левое социалистическое действие", обвиняемый по так называемому "болотному делу".

Текст записан и передан в редакцию РС адвокатом Кавказского, согласно условиям его домашнего ареста.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG