Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Собянин был светлый, белый и чистый"


Елена Рыковцева: Я представляю наших сегодняшних гостей: Айдер Муждабаев, заместитель главного редактора газеты "Московский комсомолец", с нами редактор отдела политики газеты "Ведомости" Максим Гликин. Вопрос, который мы задаем нашей аудитории, звучит очень просто: за кого вы будете голосовать 8 числа и как на ваш выбор повлияла вся та информационная кампания, которая велась в прессе последний месяц? Я предлагаю начать с репортажа Станислава Леонтьева, который уже в час дня дежурил у комплекса "Олимпийский", где готовился концерт в поддержку кандидата Собянина.



Елена Рыковцева: Максим, я попросила бы вас подвести итоги избирательной кампании Сергея Собянина за последний месяц.

Максим Гликин: В целом кампания была необычной, потому что впервые за многие годы у власти появился не то что серьезный соперник, но серьезный оппонент. На протяжении всего этого времени не было никакого намека, что Навальный может реально составить конкуренцию, что он может победить в первом туре или во втором. Но оппонент был, и последние месяцы оппонирование было жесткое. И реакция на Навального, на его довольно жесткую критику Собянина, его семьи, его команды, его методов и так далее, она была активной, агрессивной даже. Со стороны Собянина все было так построено, что на Навального нападали другие участники кампании – в этом была особенность. Собянин был светлый, белый и чистый, а на Навального нападали "Справедливая Россия", Дегтярев, требовали разобраться с его штабом теневым, с его фирмой в Черногории, находили компромат на Навального, сегодня презентовали книжку, как Навальный украл лес, "Человек, который украл лес" называется книжка. МВД разбиралось, как финансируют кампанию через "Яндекс. Деньги". То есть шел такой накат с одной стороны на Навального, с другой стороны была постоянная в блогосфере активность, где в ежедневном режиме кто-то писал блоги о том, почему Навальный не пройдет и почему он провел плохо кампанию, целые доклады были аналитические.

Елена Рыковцева: Это все к избирательной кампании Сергея Собянина формального отношения не имело.

Максим Гликин: То была часть по уничтожению репутации Навального, попытки девальвировать. Наоборот, Собянин устами главы штаба Швецовой сказал, что мы бы даже его позвали в свою команду. До этого Собянин сказал, что тот прекрасно разбирается с ЖКХ, давайте его позовем разбираться с этим. Он, наоборот, давал положительные импульсы аудитории Навального.

Елена Рыковцева: Светлана Павлова рассказывает, сколько народу на митинге в поддержку Навального, что там происходит.

(Видеосюжет)

Елена Рыковцева: На связи с нами Анастасия Кириленко с гораздо более секретного концерта, таинственного. Сейчас она расскажет, кто там выступает, как там агитируют.

(Видеосюжет)

Елена Рыковцева: Максим, точка сегодня была поставлена этим концертом, точнее, запятая, поскольку точка будет завтра поставлена Днем города – это будет агитационное мероприятие, безусловно. Этот месяц Сергея Собянина прибавил ему голосов, как вы считаете?

Максим Гликин: Социологи говорят, что не прибавил, и некоторые говорят, что убавил голоса. Можно сказать, что День города не только сегодня и не только завтра, практически целый месяц проводятся мероприятия, связанные с Днем города. Мы наблюдали в парке у нашей редакции, нам объясняли, что просто озеленение парков и концерт по случаю озеленения. Во многих парках прошли такие концерты силами якобы управ. Пошла массовая раздача подарков, наборов, заказов, как когда-то ветеранам давали колбасу, ветчину.

Елена Рыковцева: Сегодня был замечательный пост Александра Рыклина о том, что его жена бесплатно проехалась в электричке, сегодня день бесплатных электричек объявили.

Максим Гликин: Телеграммы от Собянина, письма от Собянина, обзвон от Собянина. Хлеб и зрелище. Бесконечное количество концертов, тысяча мероприятий, больше, чем в юбилейный прошлый год, денег в два раза больше, чем в юбилейный прошлый год, выделила мэрия. Концерт сегодня не только в "Олимпийском", но и в "Лужниках" концерт, завтра будет Собянин стоять с Путиным на Красной площади. Путин тоже подключился к этой кампании, сказал, что у Собянина приличный рейтинг, цифру назвал, тут же коммунисты подали жалобу. Путин завтра, наверное, что-то скажет. Путин провел совещание о транспорте вместе с Собяниным и Воробьевым, тоже активно помогает.

Елена Рыковцева: То есть все в пользу Собянина.

Максим Гликин: Сейчас в финале идет очень активная обработка населения.

Елена Рыковцева: Послушаем звонок Николая из Москвы.

Слушатель: Я хотел бы по поводу выборов сказать и мое пожелание было бы, что нужно отмечать, кто есть кто. Собянин – представитель воров и жуликов. Если вы не будете об этом напоминать, то, я думаю, плохо. Тем более, если это не так, то вы должны мне возразить. Я лично собираюсь голосовать за Навального по той причине, что он под этим флагом держит наши интересы.

Елена Рыковцева: Как вы, Айдер, оцениваете избирательную кампанию Сергея Собянина, удалось ли, на ваш взгляд, привлечь дополнительные голоса именно за счет информационной кампании в прессе?

Айдер Муждабаев: Я думаю, что нет. Это не хорошо и не плохо. Просто, мне кажется, что если Алексею Навальному пришлось активно завоевывать электорат, выходя за пределы своей аудитории обычной продвинутой интернетовской, которая была им в той или иной степени окучена уже… Мне кажется, позыв к голосованию такой: если человек в городе и в своей жизни чувствует себя комфортно, то он идет и голосует за Собянина, чтобы осталось все как есть, его устраивает и все. Если не комфортно по политическим причинам, может быть не связано с Собяниным лично или ему не нравится плитка, какие-то личные ощущения от жизни, то тогда, наверное, из этого и складывается отношение к Собянину. Совершенно безразлично, они могли бы не проводить концерт в "Олимпийском" – это липовое мероприятие.

Елена Рыковцева: Вы говорите о людях, которые выборы мэра воспринимают как выборы мэра, а не как референдум, как социологический опрос.

Айдер Муждабаев: Есть люди, которым все равно, они хотят просто жить в Москве. Это обыватели, обычные люди. Таких тоже немало. Мы вращаемся в кругах, которые сильно политизированы, которые считают эти выборы сражением неких рыцарей с превосходящими силами врага. А есть люди, которые просто хотят жить, они просто оценивают работу Собянина – нравится, не нравится. Мне кажется, есть такие избиратели. Из тех, кто будет голосовать за Сергея Собянина, я думаю, большинство будет тех, кто будет оценивать комфорт проживания в городе.

Елена Рыковцева: А те, кто не будет голосовать за Собянина ровно по тем причинам, о которых вы сказали, не политическим, за кого они будут голосовать?

Айдер Муждабаев: Ассортимент невероятный. Я бы для себя не нашел кандидата.

Елена Рыковцева: А вам, Айдер, комфортно в этой Москве, которую предлагает Собянин?

Айдер Муждабаев: Нет, мне некомфортно.

Елена Рыковцева: Значит вам нужен другой кандидат, если убрать политический аспект, вам нужен другой кандидат?

Айдер Муждабаев: К сожалению, из тех, кто заявился на это ристалище, из этих рыцарей, пошедших лицом к лицу против системы, я не нашел ни одного, которому захотел бы дать власть в этом городе.

Елена Рыковцева: Александр Георгиевич из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я буду голосовать за Навального. Потому что голосовать за Собянина, за эти годы, что он присутствует – ничего не сделал только. Только снес палатки, которые были удобны лично мне как москвичу, когда я могу вечером идти, выйти из метро и купить все, что мне надо, а не стоять в магазине за одним хлебом. Посмотрите, какие остановки сделал. В них сидеть, когда автобус ждешь, не сядешь. Поэтому нужен человек хозяйственный, а Навальный именно такой человек видно, что он за Москву, за то, чтобы москвичи жили в достоинстве, а не как попало.

Елена Рыковцева: То есть не потому, что он политик другой формации, а потому что он город приведет в порядок с большей вероятностью, чем Собянин. То есть вы по чисто бытовым причинам голосуете за Навального?

Айдер Муждабаев: Я не знаю, что ответил бы собеседник, но мне кажется, что он верно отразил мнение о действующей власти. Тотальный снос маленьких магазинов мне, например, не понравился, негде купить воды просто. Но с другой стороны нельзя не сказать, что в последние годы метро активно строится – это тоже факт. Мне не нравятся, допустим, выделенные полосы на магистралях основных при таком количестве пробок и малом количестве развязок, но с другой стороны платную парковку надо было делать все равно в центре города. Тут каждый оценивает, я думаю, автомобилисты и не автомобилисты по-разному будут смотреть на кандидатуру мэра. Это если брать бытовую жизнь, но голосование во многом будет политическое. Я уверен, что процентов на 70 люди будут голосовать политически.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем Ивана Трефилова, который работает сейчас с коммунистами на Площади революции. Перед этим я процитирую из Фейсбука Алексея Зверева, который написал: "Я за Мельникова, честного, умного, образованного москвича".

(Видеосюжет)

Елена Рыковцева: Максим, вы способны прийти на участок и проголосовать как человек, просто как горожанин, отрешившись, кто, с кем, за кого?

Максим Гликин: Для чего мы голосуем? Мы голосуем для того, чтобы как-то повлиять на судьбу страны, судьбу города. Повлиять на судьбу города, чтобы сменить в городе власть, я не могу, видимо. Мы исходим из реалий. Я не верю, что мое голосование может поменять власть в этом городе. Но я верю, что тот процент голосов, который наберет тот или иной кандидат, повлияет на политические расклады, даст какие-то сигналы. Ради этого, чтобы дать какие-то сигналы, я иду голосовать. Если бы я шел голосовать, чтобы поменять власть в этом городе или укрепить власть в этом городе, мой бы поход был бы бессмысленным, ничего от моего похода к урнам в этом плане не изменится.
Почему эти выборы интересны, почему я пойду голосовать? Потому что десять лет, даже больше, выборы были не свободными и имитационными. Не надо долго объяснять, мы знаем, что было в 2011 году, как считали, мы знаем, как в 12 году не пустили несистемную оппозицию и так далее. Впервые кампания в Москве имеет элементы свободных выборов. Они не то, что совсем свободные, например, были поставлены искусственные рогатки, почему не пошел Прохоров на выборы. Но имеет характер имитации отчасти. Потому что все крупные парламентские партии выдвинули кандидатов третьего ряда, например, не Хованская, а Левичев и так далее. Это имитация, они сделали вид, что играют в эти выборы. Но Навальный – это уже не имитация, это уже реальная политическая борьба и конкуренция.

Елена Рыковцева: Поэтому вы за него и пойдете голосовать.

Максим Гликин: Поэтому эти выборы важны для того, чтобы показать, что у этих политических трендов, у этих политических сил есть реальные сторонники. Показать, что Собянин не имеет в Москве абсолютной победы.

Елена Рыковцева: Это не позиция горожанина, москвича, обывателя – это политическая позиция ваша. К жизни в Москве это никакого отношения не имеет.

Максим Гликин: Не имеет в той степени, в какой наше голосование не имеет отношения к тому, кто будет править Москвой. Мы не можем отменить. Путин назначил Собянина править Москвой, и отменить это мы никак не можем, у нас нет такой опции.

Елена Рыковцева: Она появится в воскресенье.

Максим Гликин: Я не верю. что мы можем это отменить. Доминирование административного ресурса на всех каналах, мы, кстати, печатали график – в три-четыре раза перевес, доминирование так сильно, деньги такие вброшены. так мощно и массово окучены горожане, что отменить в этой части мы не можем, но дать какие-то сигналы мы можем.

Елена Рыковцева: Эта часть, которая проголосует действительно за Собянина, она зазомбирована так, что изменить свое мнение не может, она находится под сильнейшим влиянием средств массовой информации в конечном счете?

Максим Гликин: Вы пройдите по Москве, вы видите много агитации за Навального?

Елена Рыковцева: За кого много? За Собянина?

Максим Гликин: Ее не делают специально за Собянина, но срывают все, что можно, за Навального.

Елена Рыковцева: То есть просто они голосуют, потому что не знают, что есть какой-то другой кандидат?

Максим Гликин: Они может быть знают, но они получают сильнейший фон отрицательный.

Елена Рыковцева: Нам дозвонился Лев из Финляндии.

Слушатель: Вы знаете, я как человек, живущий за границей, но внимательно следящий за всем, что в России происходит, мне немножко непонятно. Во-первых, если можно, два слова скажу – у вас всюду только Навальный, только восхваление Навального. Я ждал, когда Илларионова уважаемого пригласят, не дождался.

Елена Рыковцева: Ничего себе – не дождались. Давайте организуйте нам его приход. Его трудно перехватить.

Слушатель: Даже сегодня, я немножко не понимаю. Все хотят цивилизованного общества. Должна быть равноценная кампания всех кандидатов. Вот и сегодня – Навальный и Собянин. У вас есть отличный кандидат, если выбирается мэр, а не будущий президент – Митрохин. Каждый день на "Эхо Москвы" блоги, что он сделал для Москвы. Он действительно много делает, и ни одного слова про Митрохина. Причем уважаемые люди вам звонят: мы будем голосовать за Навального, против жуликов и воров. К Навальному, между прочим, есть очень много вопросов, которых он боится как огня и на которые он не хочет отвечать.

Елена Рыковцева: Спасибо большое за вопрос. Я хотела сформулировать вопрос для жителей не Москвы: если бы вы жили в Москве, за кого бы вы проголосовали из тех кандидатов, про которых вы слышите? Дмитрий, пожалуйста, за кого вы проголосуете?

Слушатель: Добрый вечер. Я делаю бюллетень недействительным, для этого поставлю галочки более, чем напротив одной фамилии. Потому что я считаю, что все кандидаты, которые есть, они абсолютно неприемлемы. Достаточно сказать, что никто из них не осудил концлагерь в Гольяново, где просто над людьми издевались. Уже этого одного достаточно, чтобы против всех проголосовать. Насколько я понимаю, недействительный бюллетень уменьшает процент всем кандидатам и так же голосует за второй тур, поэтому это позволяет проявить свою позицию.

Максим Гликин: Почему у Митрохина меньше поддержка? Потому что он не предлагает изменения системы политической, он говорит только о Москве, о городских проблемах. "Яблоко" в его лице – это теория малых дел: мы сильно ничего не изменим, но по мелочи можем. Люди, значительная часть населения истосковались по серьезным переменам, по серьезным выборам. А если говорить в целом о "Яблоке", то выбрали основателя партии Явлинского в питерский парламент. О нем что-то слышно, что он там делает, какие мега-законы принял, какие демарши, инициативы. Где Явлинский?

Елена Рыковцева: В понедельник в 7 часов вечера Григорий Алексеевич в этой студии подведет итоги избирательной кампании по выборам московского мэра. Я спрошу, что он делал в Петербурге. Надо баланс соблюдать. У нас были коммунисты, у нас был Навальный, у нас был Собянин. Не было ЛДПР. Мы сейчас послушаем репортаж Даши Алексеевой, которая на Поклонной горе посмотрела, чем заняты сторонники депутата Дегтярева.



Елена Рыковцева: Послушаем звонок из Владимира от Татьяны.

Слушательница: Добрый вечер. Я по поводу выборов. Если бы я была москвичка, я бы точно за Лешу Навального голосовала. У меня в Москве куча родственников, они всей семьей будут голосовать за Алексея. Мне нравится молодость, я хочу, чтобы наконец-то сменились пожилые люди, хочется, чтобы молодые правили. Потому что у них будущее, им нужно жить в этой стране нормально, в демократической стране.

Елена Рыковцева: Дегтярев тоже не старенький.

Слушательница: ЛДПР категорически нет. Никогда бы за него не отдала. За "Яблоко" еще туда-сюда. За Лешу бы с удовольствием отдала. Мои родственники за него будут голосовать все, как один.

Елена Рыковцева: Спасибо, Татьяна. Я бы хотела вернуться к звонку предыдущего слушателя, который говорил, что не будет голосовать из-за того, что никто из них не выразил отношения к лагерю в Гольяново. Вы понимаете такую позицию?

Айдер Муждабаев: Я ее очень хорошо понимаю. Тем более, мы сейчас смотрели репортаж с митинга Жириновского, я не знаю этого лично, но я читал в Фейсбуке у людей, которым я доверяю, что Жириновский поставил логическую точку в предвыборной риторике почти всех кандидатов, заявив, что евреи довели Россию-матушку до ручки и что вся оппозиция – это евреи и так далее. Вот, что мне не нравится, и что, видимо, не нравилось тому слушателю, который звонил. И такая позиция имеет право на существование, по крайней мере, я ее придерживаюсь из чисто принципиальных соображений. У других кандидатов в мэры, практически у всех сквозил референт – узбеки, кавказцы, таджики. До маразма ситуацию довел Владимир Вольфович, заявив, что еще евреи. И вот мы имеем расстановку политической атмосферы, анализ воздуха накануне выборов. Анализ воздуха очень плохой, он попахивает не только лагерями для вьетнамских мигрантов, но и уже какими-то печами. Потому что когда вся риторика всех практически кандидатов акцентировалась на национальном вопросе, на том, что Москве мешают развиваться некие национальности, эта риторика для меня омерзительна и, пожалуй, больше всего испортила настроение.
И то, что очень многие люди, выступая в поддержку тех или иных кандидатов, оговаривались, что они закрывают на это глаза, потому что нужен политический процесс, я этих людей понимаю прекрасно, и мои коллеги есть, друзья и так далее, что нужна подвижка, но через себя я переступить не могу. Я не могу прийти и проголосовать за кандидата, который использует националистическую риторику в своей агитации, как бы он мне ни был симпатичен, какой бы он замечательный борец за парки и скверы ни был, какой бы замечательный борец с коррупцией, кто угодно, для меня это табу. Табу для меня лично, я никого не агитирую. Для меня выборы были прекрасны до того момента, как они открыли рот.

Елена Рыковцева: У меня тоже возникло в какой-то момент ощущение, что начали соревноваться, гнаться друг за другом, кто жестче выступит по этим вопросам миграционной политики. Это в конце концов, действительно стало в какой-то момент даже опасным. Хорошо, что их никто не слушает, эти дебаты никто не смотрит. Но если собрать в кучу всерьез и донести до широкой аудитории все эти заявления – картинка жестковатая получилась бы, мне кажется.

Максим Гликин: Действительно к евреям, если есть претензии, то у меня претензии к еврею Вольфу, который не смог воспитать и вразумить своего сына. Хотя он приезжал в Израиль и говорил: да, я чту память своего отца. Но, тем не менее, он недостаточно его воспитал, образовал. Тут я с Жириновским согласен, претензии должны быть прежде всего к своему отцу. А если серьезно, тема миграции популярна среди москвичей, действительно все этой темой пользуются, и Навальный, и Митрохин, который совершенно неожиданно для меня говорил, что не отдадим управление городом приезжим. Все тут приезжие. С другой стороны, проблема есть и власть ее не решает никак, не регулирует по-серьезному. Как ее решать – это разговор отдельный, но проблема есть. Будут ли они замалчивать, будут ли говорить так или в других терминах, она есть, есть болевая точка, что-то с этим делать все равно придется.

Елена Рыковцева: С нами на связи наш корреспондент Светлана Павлова с митинга в поддержку Алексея Навального.

(Видеосюжет)

Елена Рыковцева: Айдер, оцените, как москвич, внешнюю часть дела, вы ездили по улицам, вся эта агитация, она на вас как-то действовала, влияла и способна ли как-то повлиять на выбор людей?

Айдер Муждабаев: Мне было очень приятно видеть агитацию за Алексея Навального, потому что она живая была. Она действительно была общественная, добровольная. У меня есть знакомые, которые совершенно бесплатно, добровольно, в отличие от других привезенных на митинги, которых мы видели, ходили, агитировали, отдавая этому очень много времени, энтузиазма, у людей вера в то, что что-то может измениться. Конечно, агитационная кампания Навального очень эффектно выглядела. Я сам специально нигде не ходил, у меня одни и те же маршруты каждый день, но я видел несколько кубов и молодых людей вполне симпатичных.

Елена Рыковцева: Сергей из Тульской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Я, конечно, желаю победы Навальному. Хотя я старый "яблочник" и голосовал всегда за Явлинского, когда он баллотировался. Я хочу сказать, что, глядя на предвыборную кампанию господина Митрохина, он ведет ее так, как звонил сейчас радиослушатель, как будто проходят выборы не мэра Москвы, а Амстердама, Лондона или Хельсинки. Здесь совсем другой случай.

Елена Рыковцева: Почему, объясните, я не поняла вашу мысль.

Слушатель: Потому что я считаю, что эти выборы гораздо шире, чем выборы мэра Москвы. И в перспективе я вижу Навального президентом России. Митрохин ведет свою кампанию так, как будто в квартире, допустим, поселилась банда дебилов здоровенных, они ходят, гадят, а он не обращает на это внимания, вместо того, чтобы для начала выгнать их, а потом уже наводить порядок. Ладно, тут мой уголок, я поставлю книжный шкаф, телевизор. Короче, как мэр Москвы, а тут надо смотреть шире.

Елена Рыковцева: Сергей, спасибо за звонок. Вы нас вернули к тому, с чего мы начинали, ровно к вашей, Айдер, мысли, что есть люди, которые голосуют в чистом виде как горожане. А что вы там сейчас увидели на экране?

Айдер Муждабаев: Я увидел семью Навальных. Это тоже очень симпатично, когда муж, жена, дети вместе. Мы по этому соскучились. Я очень понимаю людей, которые с энтузиазмом голосуют за Навального, потому что давно хотелось видеть живую, извините, жизнь.

Елена Рыковцева: Только что мы услышали упрек в адрес кандидата Митрохина, что он думает, что мы в Амстердаме, где людей можно брать за живое решением бытовых проблем.

Айдер Муждабаев: Все же понимают, когда слышат обсуждение Митрохина, они расслабляются, не держат ухо востро, потому что понятно, что это не кандидат, который участвует в реальном сражении. Реальное сражение, понятно, между кем происходит.

Максим Гликин: Можно абстрагироваться от реальной ситуации, если бы действительно были бы нормальные выборы. Мы же понимаем, что выборы эклектичны. Одновременно происходят маленькие элементы свободы Навальный с женой, с кубами, с какой-то своей движухой. Есть островки западных демократических свободных выборов. Есть административная с этими подарками, с зомбированием через телеящик и так далее. Есть огромная махина, система с правоохранителями, МВД, МЧС, которые взламывают три часа квартиру, с прокуратурой, которая проверяет "Яндекс"-переводы, МВД. Есть машина, система железобетонная и есть островки свободы. Так и надо смотреть на эти выборы, а не делать вид, что не вижу ничего, ничего не знаю, у меня есть своя грядка, я ее вскапываю.

Полная видеоверсия здесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG