Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Третьего дня в новостной программе NBC сообщили некую новость – из тех, которую бы не мешало и в кавычки поставить. Согласно вековым канонам приключенческих романов, самые страшные тайны веками сохраняются на дедовских чердаках. Периодически какая-нибудь тетя Полли или гранма Бетси, наводя порядок на этих "аттиках", обнаруживают нечто, после чего начинает развертываться детективный сюжет, достойный пера Стивенсона.

Наше время не вывело тайн до конца. Случаются, до сих пор случаются таинственные открытия, только вот что с ними делать и по какому следу идти – далеко не ясно. На этот раз помянутая бабуля нашла на чердаке школьный дневник (или табельный лист, или страницу из старой тетради с тогдашней контрольной работой) 1913 года – вековой давности документ, – да и пригласила полюбоваться на забавную находку тамошнего корреспондента NBC.

Он, как и положено профессионалу, тут же ввел материал в оборот – и отправился с ним в пятый класс нынешней близлежащей школы. Школа, надо оговориться, хорошая, то есть расположенная в достаточно зажиточном районе, где платят высокие школьные налоги, а потому и учат получше. Это уже было видно по лицам учащихся, явно живущих не в городских гетто (от подробностей воздерживаюсь, чтоб не нарушить ненароком какую-нибудь политкорректность). Ребята были пятого класса. Журналист предъявил им опросный лист столетней давности и попросил на него ответить. Не ответил никто ни на один вопрос. Причем заявлено об этом было явно без стеснения, с некоторой даже если не гордостью, то бравадой.

В особенный тупик поставила арифметика: там была действительно какая-то по нашим временам зубодробительная задачка: какие-то фунты, унции и чего-то
такое еще, и все это надо было переводить одно в другое и находить общий
Гулливер, связавший Гулливера, – вот картина современного мира
знаменатель. Но все-таки что бы вы сделали, если такую задачу надо было непременно решить? – спросил журналист. Девочка с умненьким личиком, точно не двоечница, ответила: посмотрела бы в калькулятор. Из прочих вопросов, вызвавших не ответ, а скорее недоумение, был и такой: в каком году и по какой причине происходила битва под Квебеком? Вопрос, конечно, в самом деле архаичный: давно отшумели те битвы, так ничего и не решив, давно уже умственный горизонт нынешних людей занят иными проблемами. А все-таки можно было б догадаться, что конфликтовали французы с англичанами, коли Квебек (одна из канадских провинций) до сих пор говорит по-французски.

Впрочем, на все это можно плюнуть и растереть по методологическому совету В.И. Чапаева. Слава богу, сто лет прошло, многое забылось, зато сегодняшние школьники знают такое, что и не снилось прежним мудрецам. Сидят-таки квебекские или какие еще подпаски и наблюдают по компьютерам за дойкой коров.

Тут другое принципиально важно. Тема эта обозначилась с начала прошлого еще, двадцатого века, особенно остро ее поставил провидец Герберт Уэллс. Дело не в том, что появились новые и умные машины, – дело в том, что люди попали в зависимость от машин. Парнишка из Канзаса или из Тульской области сидит за штурвалом танка и думает, что это он управляет грозной машиной на страх талибам. А это танк им управляет – да и вся современная техника, опутавшая нынешних людей миллионами невидимых цепей и нитей.

Современный человек – Гулливер, связанный лилипутами. Парадокс в том, что лилипуты – тоже Гулливер. Гулливер, связавший Гулливера, – вот картина современного мира. Мира тотальной зависимости человека от техники. Какова сейчас самая страшная военная угроза? Даже не атомные бомбы, даже не газы Асада. Такая угроза – кибер-атака, способная нарушить тончайшую сеть сегодняшнего управления миром.

Сегодняшний мир – тот, в котором ничего нельзя сделать руками. Понятно, что смышленая девочка из канзасской школы возьмет калькулятор, а не менее смышленый парнишка за ответом о перипетиях канадской истории полезет прямо в Гугл. Но что будет, когда злоумышленники нарушат эту тончайшую настройку современной цивилизации? И ведь и сейчас бывают случаи, когда в блэкауте люди часами сидят в застрявших на каком-нибудь двадцать восьмом этаже лифте. А если разладится компьютерная связь и ваш самолет потеряется посреди Атлантического океана? Понятно, что на такие вопросы ответов нет. Они только недавно и появились, эти вопросы. Но каждый из таких вопросов страшнее предыдущего. И что будет, когда откажет Гугл?

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист.

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG