Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фонд "АртХроника" проводит выставку работ номинантов на Премию Кандинского

В седьмой раз фонд "АртХроника" проводит выставку номинантов самой крупной в России награды в области современного изобразительного искусства – Премии Кандинского. Из 372 заявок строгие эксперты отобрали 37 работ. Почти два месяца они будут экспонироваться в кинотеатре "Ударник".

Культурный фонд "АртХроника" уже год располагается в кинотеатре "Ударник". Этот конструктивистский памятник архитектуры все еще дожидается реставрации и ремонта, по окончании которых глава "АртХроники" Шалва Бреус планирует разместить здесь Музей современного искусства. Пока же в "Ударнике" выставляются лишь номинанты Премии Кандинского.

37 экспонатов – это совсем немного, но в наши дни многие художники если и не тяготеют к крупным формам, то, во всяком случае, предпочитают создавать такие объекты, которым нужны большие пространства. Порой замысел автора раскрывается только в серии работ одинакового размера, занимающей целую стену. Еще чаще создается инсталляция, где много составляющих, причем очень разных. Фотография дополняется видео, живопись – скульптурой и так далее. Просторные интерьеры "Ударника" пришлись как нельзя кстати. Задействованы и фойе, и нижний этаж, и зрительный зал, и балкон. Выставка поделена на несколько тематических зон: "Пространство памяти и сна", "Больше, чем жизнь", "О кино и не только" и "Реальность как документ".
По мнению члена жюри Премии Кандинского Екатерины Бобринской, выставка свидетельствует: художников по-прежнему волнует социальная мифология, но от лобовых политических высказываний они уже отказываются.
"Было бы неправильно сказать, что отсутствуют работы, затрагивающие политическую тематику, но художники теперь затрагивают эту тематику на совершенно другом уровне. Не на уровне плакатного высказывания, а на уровне экзистенциального осмысления, как это происходит в случае Мамышева-Монро, которого, увы, уже нет с нами. Это же очень тонкая и глубокая работа, где художник принимает на себя облик Путина. Если в предыдущие годы была такая тенденция, когда уличная активность вторгалась в личное пространство, то сейчас эта уличная активность стала какой-то повседневностью. Поэтому она немножко уже не так интересует художников. Художникам хочется как-то иначе уже осмыслять эту политическую реальность – не на уровне каких-то демонстрационных активистских жестов, но проникать в какие-то более глубокие пласты смысла, которые за этим стоят. Работы, которые оперировали какими-то большими метафизическими категориями, философскими, мне кажется, таких работ стало просто больше. Они стали тоньше. Художники стали больше работать с формой, линией, цветом, объемом. С их помощью художник иногда дает нам очень актуально и социально значимые сообщения", – говорит Екатерина Бобринская, которая считает, что даже в самом актуальном отклике на митинговую активность оппозиции, в инсталляции Елены Артеменко "Комфортный протест", следует в первую очередь видеть иронию.

Порой случается, что не деятели искусств обращаются к политике, а политика находит их. Около года назад Шалва Бреус пообещал провести в "Ударнике" выставку Пиросмани – не получилось: "Мы много работали над организацией этой выставки, которая должна была впервые объединить работы из собраний российских коллекционеров и российских музеев, из зарубежных частных коллекций и, главное, коллекцию картин Пиросмани из Государственного музея искусств в Тифлисе. Мы были в рабочем контакте и с директором музея Лордкипанидзе. К сожалению, существует закон в Грузии (он принят относительно недавно), согласно которому не могут ввозиться и вывозиться художественные ценности из страны или в страну, с которой нет дипломатических отношений. Между Россией и Грузией нет дипотношений. Так что нам остается надеяться на лучшие времена, когда мы все-таки сможем устроить выставку Пиросмани".
XS
SM
MD
LG