Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Закон о некоммерческих организациях – "иностранных агентах" стал первым законом, приняв который государство пересекло черту дозволенного в отношении с гражданским обществом. Впервые в ответ на действия властей российские НКО в один голос заявили об отказе подчиняться юридически обязательному федеральному закону. После вступления в силу закон об "иностранных агентах" лежал мертвым грузом несколько месяцев. Ситуация изменилась после того, как высшие лица государства дали недвусмысленный сигнал о необходимости соблюдения действующего законодательства, после чего страну накрыла волна массовых проверок НКО. Искали "иностранных агентов". Более того, в апреле-мае нынешнего года, после щедрой раздачи органами прокуратуры представлений и предостережений сотням НКО, российские суды приступили к формированию судебной практики: на конкретных примерах определяли, что же такое политическая деятельность.

Политической деятельностью стало признаваться проведение круглых столов, интервью в средствах массовой информации, защита прав человека в судах, включая Страсбургский суд по правам человека, и многое другое. В деле региональной организации "Голос", в рассмотрении которого я также принимал участие как представитель некоммерческой сферы, судья умудрилась признать политической деятельностью даже несостоявшийся круглый стол! Прокуратура постоянно уклонялась от ответа на конкретные вопросы и оправдывалась тем, что они закон не толкуют, а просто применяют (!).

Прокуратура протестовала против нашего заявления о приобщении к делу результатов социологического опроса, проведенного "Левада-центром", аргументируя свою позицию тем, что это не объективные данные, а субъективное мнение. Этот довод прокуратуры вызвал улыбку даже у судьи. Увы, шансов выиграть даже такое очевидное дело у нас не было. После вынесения решения не в пользу "Голоса" мне стало предельно ясно, что дела по закону об "иностранных агентах" обречены на проигрыш: под существующее определение политической деятельности можно подогнать абсолютно любую общественную активность.

Произвольное применение закона не могло не вызвать бурной реакции как в самом гражданском обществе, так и за рубежом. Мы – "Мемориал" – объединили вокруг себя десяток правозащитных организаций и подали коллективную жалобу в Европейский суд по правам человека. Комиссар по правам человека Совета Европы вынес решение с жесткой критикой и рекомендациями российским властям отменить или изменить закон об "иностранных агентах". Венецианская комиссия преступила к анализу закона, а депутаты Парламентской ассамблеи Совета Европы приезжали в Россию на консультации по применению спорного законодательства.

В начале июля, на встрече с членами Совета по правам человека, президент
Не слишком ли много совпадений между изменением позиции исполнительной власти и последовавшим за этим изменением позиции судебной власти?
Путин согласился, что закон требует корректировки и необходимо "избегать перегибов" с его применением. Он также поддержал идею создания рабочей группы, которая займется анализом сложившейся практики и внесением предложений по конкретизации закона. Спустя неделю генеральный прокурор Юрий Чайка, отчитываясь перед членами Совета Федерации о прокурорских проверках, подтвердил, что закон нужно корректировать и уточнять понятие "политической деятельности". Такой вывод вызывает недоумение: на этом же заседании Чайка практически оправдывал все действия прокуратуры и продолжал настаивать на том, что такие некоммерческие организации, как "Мемориал", "Голос", "Агора" и Костромской центр поддержки общественных инициатив, являются "иностранными агентами".

Сразу после заявлений первых лиц о необходимости корректировать закон об "иностранных агентах" некоторые НКО стали удивительным образом выигрывать дела у прокуратуры: признания судом незаконными прокурорских "писем счастья" появились как раз с середины июля. Одновременно с этим в некоторых делах суды стали просто откладывать судебные заседания. В деле правозащитного центра "Мемориал" судья уже в пятый раз откладывает заседание по не зависящим от заявителя причинам. Дело "Общественного вердикта" откладывалось уже три раза. Российскими судами отложено как минимум 8 из 15 текущих дел по "иностранным агентам". Наконец, в деле региональной организации "Голос" против Министерства юстиции нам удалось поставить судью в такое положение, что она предпочла отложить до 17 сентября рассмотрение дела, уже находящего на финальной стадии апелляционного рассмотрения, что, несомненно, можно считать тактической победой.

Не слишком ли много совпадений между изменением позиции исполнительной власти и последовавшим за этим изменением позиции судебной власти? Каким будет исход дел по "иностранным агентам" в российских судах? Что ожидает НКО, уже окончательно проигравшие суды? Продолжится ли применение санкций по аналогии с делом ассоциации "Голос"? И наконец, можно ли будет теперь выиграть дело у судьи, признававшей НКО "иностранным агентом"?

Пятница 13 сентября должна была стать "судным днем" для четырех НКО: ассоциации "Голос", правозащитного центра "Мемориал", "Общественного вердикта" и движения "За права человека". Все четыре суда по "иностранным агентам" опять перенесены на неопределенное время. Кажется, наконец появляется шанс на победу здравого смысла..

Фуркат Тишаев – юрист правозащитного центра "Мемориал"
  • 16x9 Image

    Фуркат Тишаев

    Фуркат Тишаев, старший юрист Правозащитного центра "Мемориал", специализируется на делах по защите НКО и свободе объединений

XS
SM
MD
LG