Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Как исторический, публицистический и политический термин “реакция” может трактоваться в свете новой политической российской реальности? Запрос на вождя или запрос на политического лидера нового типа? Реакционность третьего срока Владимира Путина. Реакционные и прогрессивные политические фигуры современной России. “Государственные люди” "Единой России" и “усомнившиеся Макары” Болотной площади. Охранительная консервативная публицистика и вождизм национально-освободительного типа: корректно ли сравнивать Алексея Навального с Нельсоном Манделой или Вацлавом Гавелом? Навальный и Ройзман: политический таран или социально-психологический выбор рассерженных горожан? Устаревшие образы государственных мужей и поиск энергичных лидеров. Пытается ли Кремль участвовать в формировании новой оппозиции? Почему Навальный – не новый Ельцин? Возможен ли диссидент от путинской системы в роли будущего лидера страны? Навальный как Луи Наполеон Бонапарт.
Дмитрий Бовыкин, историк Франции, доцент исторического факультета МГУ, зам. главного редактора “Французского ежегодника”;
Борис Дубин, переводчик, социолог;
Александр Морозов, шеф-редактор портала “Русский журнал”;
Ярослав Шимов, историк Центральной Европы.

В радиоэфире в воскресенье в 12 часов, повторы в воскресенье и в четверг в 22 часа.
Борис Дубин: Если куда-то дальше идти в развитие нашей темы, я бы взял как минимум два направления – реакция и запрос на вождя. Почему они так связаны? Реакция и интеллектуалы. Но может быть проблема шире – реакция и тот тип человека, который оказывается востребованным и отчасти формируется реакционным режимом, а отчасти как бы вызывается им из тех глубин, где он дремал, как дремлют у нас вирусы, а оживают, когда мы перестаем им сопротивляться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG