Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сирия: согласие оказалось непрочным


Сирийские повстанцы в окрестностях Дамаска

Сирийские повстанцы в окрестностях Дамаска

Государственный секретарь США Джон Керри заявил во вторник, что Соединенные Штаты будут настаивать на принятии эффективной резолюции по Сирии, содержащей в качестве меры принуждения угрозу применения силы. Это заявление прозвучало после появления сообщений о том, что пятерка постоянных членов Совета Безопасности во время встречи во вторник не смогла найти общего языка по тексту резолюции, в которой должны быть определены условия передачи сирийского химического оружия под международный контроль.

Если верить данным The New York Times, российско-американское согласие по проблеме сирийского химического оружия продержалось лишь три дня. В прошлую субботу было объявлено, что США и Россия договорились о принципах разрешения противостояния вокруг сирийского химического оружия. Во вторник участники встречи пятерки постоянных членов Совета Безопасности ООН разошлись во мнениях по ключевому вопросу: должна ли в будущей резолюции содержаться угроза применения силы в случае невыполнения Дамаском своих обязательств.

Официальные представители отказались предоставить подробности дискуссий пятерки, однако непоименованные дипломаты сообщили The New York Times: во вторник внезапно выяснилось, что на пути к согласию остается прежнее препятствие. Три западные столицы – Вашингтон, Лондон и Париж – настаивают на том, что процесс сдачи Сирией своего химического арсенала должен быть организован в рамках седьмой статьи устава ООН. Она предоставляет международному сообществу широкий выбор мер наказания за невыполнение резолюции: от различных санкций до применения силы. Тройка считает, что именно об этом и договорились госсекретарь Керри и министр иностранных дел Лавров в Женеве. Москва настаивает на том, что такие меры могут стать предметом обсуждения лишь в неопределенном будущем, если станет очевидным, что Дамаск не выполняет своих обязательств. Мало того, во вторник во время встречи с министром иностранных дел Франции сам Сергей Лавров утверждал, что согласно его договоренности с Джоном Керри, в резолюцию не будут включены меры, предусматриваемые седьмой статьей устава ООН.

Обнародование в понедельник отчета инспекторов ООН, в котором подтверждается применение химического оружия под Дамаском, в результате которого погибли сотни мирных жителей, спровоцировало новый словесный конфликт между формальными партнерами в деле разоружения Сирии. Министр иностранных дел России объявил о том, что у России "есть серьезнейшие основания" верить в то, что химические атаки были провокацией сирийской оппозиции. Ему через несколько часов заочно ответил президент США: "Если посмотреть на детали улик, представленных в докладе, невозможно вообразить, что кто-либо иной, кроме сирийского режима, использовал химическое оружие".

Американские комментаторы резко расходятся в оценке решения администрации Обамы прибегнуть к помощи России в разрешении сирийского кризиса. Превалирует, судя по заголовкам, критика: американским обозревателям трудно поверить в то, что Москва, безоговорочный покровитель режима Асада, готова поступиться интересами своего клиента. Мнения сторонников договоренности выразил во вторник обозреватель газеты The Chicago Tribune Уильям Пфафф, призвавший Вашингтон принять, как выразился автор статьи, "доставленную ему Россией Сирию" и воспользоваться редкой возможностью избавиться от сирийского химического арсенала.

Более распространена, впрочем, точка зрения сенатора-республиканца Джона Барассо, которую он высказывает в газете The Wall Street Journal. Сенатор призывает не доверять России и утверждает, что США купились на российскую тактику проволочек, которую Москва использовала на протяжении всего сирийского конфликта.

Марк Катц, профессор университета Джорджа Мэйсона, собеседник Радио Свобода, считает, что в данной ситуации ставки на успех сирийского предприятия высоки и для США, и для России:

– Я настроен не столь пессимистично, как многие комментаторы. На мой взгляд, русские пришли к выводу, что угроза нанесения воздушных ударов была реальна, эти удары могли обернуться тяжелейшими последствиями для сирийских властей, их было необходимо предотвратить. При этом Москва получила возможность выступить в роли серьезной и ответственной международной силы, которая помогает избавиться от сирийского арсенала химического оружия. Я думаю, это достаточно серьезные мотивировки с точки зрения Путина, чтобы обеспечить выполнение этого соглашения. Для Барака Обамы это предложение предоставляло возможность избежать того, что он не желал делать – отдавать приказ о начале операции в Сирии. При этом в случае неудачи этой попытки у него будет возможность сказать, что удары необходимы, потому что дипломатические усилия провалились. Интересно, кстати, как демонстративно Вашингтон пытается переложить сейчас ответственность за успех этого начинания на плечи Москвы. Госсекретарь Керри даже сказал, что сейчас репутация России в большей мере поставлена на кон, чем репутация Америки, – полагает Марк Катц.

Судить о первых успехах или провалах сирийского соглашения Москвы и Вашингтона можно будет в ближайшие дни, когда Дамаск должен будет представить, согласно договоренности, полные данные о своих химических арсеналах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG