Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ученые – о вреде реформы РАН


Молодые российские ученые на акции протеста

Молодые российские ученые на акции протеста

Государственная дума приняла законопроект о реформе Российской академии наук. Реформа по-прежнему вызывает протесты научного сообщества

Государственная дума приняла законопроект о реформе Российской академии наук. Решение вернуть документ для основного рассмотрения и принятия поправок было принято в понедельник. Депутаты приняли и несколько поправок, согласно одной из них, вызвавшей наибольший резонанс в научном сообществе, научные институты, находящиеся в ведении РАН (кроме Уральского, Сибирского и Дальневосточного отделений РАН), РАМН и РАСХН передаются в ведение специально создаваемому федеральному агентству по управлению имуществом РАН.

Госдума также рассматривает в первом чтении еще один законопроект, напрямую связанный с российской наукой – о формировании Российского научного фонда.

Как сообщил журналистам спикер парламента Сергей Нарышкин, фонд будет финансироваться из бюджета в пределах ассигнований, направляемых на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Проекты, которые будут получать деньги из фонда, отберут на конкурсной основе.

Победителей, по словам Нарышкина, определят экспертные советы, создание которых также предусмотрено законопроектом. Управлять Фондом будет специальный попечительский совет. Несмотря на эти пояснения, многие ученые отнеслись к этой инициативе властей столь же негативно, как и к законопроекту о реформе РАН. Почему – объяснил доктор биологических наук, профессор факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ Михаил Гельфанд:

– Сам по себе закон производит довольно мрачное впечатление, похожее на
Возникает подозрение, что этот закон нужен для того, чтобы формально выполнить указ президента, но не путем увеличения финансирования существующих фондов, а путем создания нового фонда с непонятными полномочиями
ощущение от законопроекта о реформе РАН. Дело в том, что совершенно непонятно, каковы будут полномочия нового фонда, каковы будут его взаимоотношения с существующими научными фондами – Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и Российским гуманитарным научным фондом (РГНФ). Непонятно, как в нем будет устроена экспертиза, как в нем будет устроен принцип отбора конкурсных проектов, как вообще будет проводиться конкурс. Короче, ничего непонятно. В майских указах президента содержалось требование существенно увеличить финансирование научных фондов. Есть РФФИ и РГНФ – два фонда, которые в общем прилично работают, несмотря на существенные проблемы с их нынешним руководством. Возникает подозрение, что этот закон нужен для того, чтобы формально выполнить указ президента, но не путем увеличения финансирования тех фондов, которые уже есть, а путем создания нового фонда с непонятными полномочиями.

По словам Михаила Гельфанда, законопроект о создании научного фонда не обсуждался ни министерским советом по науке, ни министерским же общественным советом.

Что же касается повторного рассмотрения законопроекта о реформе РАН, то ученые чувствуют себя обманутыми, несмотря на то что научное сообщество настаивало именно на таком варианте развития событий. Дело в том, что администрация президента спустила в Думу вариант законопроекта, в котором не учтено ключевое требование представителей Академии наук: в тексте реформы сохранился пункт, согласно которому научные институты РАН перейдут в ведение специально создаваемого бюрократического агентства.

Физик-математик, сопредседатель Общества научных работников Андрей Цатурян объяснил в интервью РС, почему вопрос о подчинении Академии наук чиновникам так важен для ученых:

– Все протестуют главным образом против того, что бы институты оказались в подчинении какого-то агентства с непонятными функциями, правами и непонятными чиновниками, которые будут ими руководить. Это то, что невозможно допустить. Мы видим, что творится с вузами, где министерство пытается делать что-то бюрократическими методами, и это все катастрофа. Так что это ключевой пункт возмущения.

– Накануне из уст бывшего президента РАН Юрия Осипова прозвучало слово "шантаж" – именно так он назвал инициативу ученых, которые заявили о плагиате в диссертациях депутатов ГД, голосовавших за реформу академии. Сами депутаты планируют оспорить обвинения в плагиате в суде. Что вы думаете об этой инициативе, и почему Осипов встал не на сторону ученых?

– Я возмущен этим заявлением Осипова, потому что шантаж – это когда человек заставляет кого-то что-то сделать под угрозой разоблачения каких-то фактов. Никаких угроз здесь нет, общественности просто сообщается о том, что люди, которые уже проголосовали в первом чтении за уничтожение РАН, сфальсифицировали свои диссертации. Больше ничего тут нет. Мы говорим, что эти люди не имеют права решать вопросы науки, будучи сами не в ладах с научной этикой. Скорее всего, депутаты обозлятся и проголосуют еще хуже. Так что "шантаж" здесь абсолютно неуместное слово. А вот то, что человек, который 20 лет возглавлял Академию наук и ни разу не возвысил свой голос против фальсификации диссертаций, становится на сторону фальсификаторов-депутатов против своих коллег-ученых, – это возмутительно. В том, что сейчас происходит с РАН, огромная вина бывшего руководства, бывшего состава президиума и бывшего президента. Они в значительной степени довели академию до того, что на нее можно покуситься, уничтожить и разогнать, – говорит Андрей Цатурян.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG