Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наводнение. Дневник Ворониных


Сельский библиотекарь Наталья Воронина отказалась эвакуироваться и вместе с семьей пережила наводнение на втором этаже библиотеки

Сельский библиотекарь Наталья Воронина отказалась эвакуироваться и вместе с семьей пережила наводнение на втором этаже библиотеки

17 сентября выяснилось, что два дома Ворониных в Нижнеленинском после наводнения пришли в негодность.

К Ворониным несколько дней назад приезжала комиссия по оценке ущерба, нанесенного паводком. Оба дома – их и бабушки – признаны аварийными. Об этом рассказал Александр Симонцев, зять Натальи Ворониной, который во вторник с женой Мариной приехал в Нижнеленинское. Появилась возможность передать фотографии, как семья жила здесь во время наводнения:


То, что увидели Александр и Марина в Нижнеленинском, заставило их усомниться в оптимистичных планах, которые раньше строили Воронины: дома, по словам Александра, ремонту не подлежат, и жизнь в них означает прямую дорогу в туберкулезный диспансер.

Рассказывает Александр Симонцев:

«Если все-таки этот диагноз подтвердится, соответственно эти дома уже не будут считаться жилыми помещениями. Все, кто в них проживает, должны будут переселиться в пункты временного размещения».

Воронины все еще живут в библиотеке, где работает Наталья Тихоновна. Возвращаться пока некуда – мебель в доме вся испорчена водой, сыро, на стенах - плесень, полы вздуты, а печи разрушены. Если дальше оставаться в библиотеке им не позволят, семье, возможно, придется перебираться в пункт временного размещения в Бабстово. Однако пока уезжать они никуда не хотят – прибираются в доме и все еще верят, что жилье можно восстановить. Ольга временно переезжает к Марине и Александру в Хабаровск. Скоро к ней присоединится и ее сын Егор.



Власти предлагают им два варианта – новый дом на участке, не подверженном затоплению, или сертификат – в среднем два миллиона рублей на семью – на покупку квартиры. Для Ворониных это скорее всего означает переселение в Биробиджан.

Для Натальи Тихоновны это – тяжелая весть. Рассказывает Александр Симонцев:

«Очень негативно отреагировала. Все-таки это ее жизнь, ее работа…Они все-таки пытаются восстановить печь, которая покосилась, стены подпереть, фундамент укрепить хотя бы чем-то. Но это все уже как будто от отчаяния, чтобы что-то сделать, занять себе руки. Зять тоже перекладывает, например, трубу печного отопления. Зачем это делать в доме, который идет под снос? С другой стороны, когда он пойдет под снос, неизвестно. Когда будет предоставлено жилье? Когда он пойдет в ПВР? Никто не знает, поэтому люди надеются в большей степени на себя».

Чтобы получить сертификат, нужно оформить документы на всех прописанных в доме жильцов. Ситуация затрудняется тем, что дочери Ворониных, выходя замуж, меняли фамилии, и теперь семье предстоит дополнительная волокита.
Единовременной помощи в 10 тысяч рублей они пока так и не получили – ее обещают в октябре. Угля и дров, которые были обещаны в рамках гуманитарной помощи, тоже пока нет. Впрочем, как считает Александр, толку от них было бы все равно немного – печи в домах разбиты.

Никаких конкретных шагов Ворониным, как и многим другим жителям пострадавших регионов, пока не предлагают. В Хабаровске проходят правительственные заседания: на последнем полпред в ДФО и вице-премьер Юрий Трутнев раскритиковал руководителей регионов за недостаточно быструю работу по выплатам компенсаций людям, оказавшимся в зоне паводка. Он же распорядился до первого октября расселить всех пострадавших из эвакуационных пунктов в теплые помещения.

Создается впечатление, что работа ведется – якобы выделяются деньги, делаются громкие заявления, составляются какие-то планы. Только вот для простых жителей ситуация становится все более запутанной, утопая в послепаводковой бюрократии. К кому идти? Какие документы подавать? Сколько ждать? На уровне правительства все вроде бы под контролем. На уровне Ворониных – плесень, разруха и неуверенность.

XS
SM
MD
LG