Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Западные карикатуристы рисуют Владимира Путина побеждающим в карточной игре, а то и разбивающим нос Бараку Обаме в боксерском поединке. "Прием дзюдоиста" – так описали внезапное вмешательство российского президента в конфликт вокруг сирийского химического оружия многие обозреватели, вспомнившие о спортивном хобби российского президента. Путин повсеместно объявлен победителем, дипломатическим триумфатором, правда, далеко не все вкладывают в это положительный смысл.

Доброжелательно настроенные комментаторы предлагают отдать должное российскому лидеру. Логика такова: Путин реально предотвратил разрастание военного конфликта, открыл путь к решению неразрешимой, казалось, проблемы – как миру реагировать на факт массового применения отравляющих веществ против мирного сирийского населения? К тому же Путин как будто выручил своего американского коллегу. Ведь Обама оказался в политической ловушке: если бы Конгресс не позволил ему военной акции, то президент США утратил бы свой престиж, оказался бы в роли чуть ли не посмешища… И вот вдруг такой подарок от партнера-соперника, с которым Обама уже почти отказался иметь дело.

Но распространена и иная точка зрения: Кремль менее всего озабочен судьбами жертв химической атаки и тем более политическими проблемами американского президента. Истинная цель Москвы – спасти режим Башара Асада. Сохранить Асада у власти, дать ему время на то, чтобы с помощью Ирана и "Хезболлы" подавить восстание силой. Ведь этого можно достичь и обычными вооружениями, тем более что Россия щедро обеспечивает ими своего союзника.

Но неужели отношения России с США и Западом по-прежнему представляют собой игру с нулевой суммой: если Москва выиграла, то американцы и их союзники и друзья непременно проиграли? Это очень близорукий взгляд. В таком
Неужели отношения России с США и Западом по-прежнему представляют собой игру с нулевой суммой: если Москва выиграла, то американцы и их союзники и друзья непременно проиграли?
анализе сценарий просчитывается лишь на один ход вперед. Если заглянуть чуть дальше, то может оказаться, что это Россия оказалась втянутой в заведомо проигрышную комбинацию. Ударь американцы по Сирии – и у Москвы не было бы иного выхода, только резко усилить свое вмешательство в конфликт. Иначе посмешищем выглядел бы уже Кремль. Практически неизбежным стал бы длительный период российско-американского военного противоборства, не прямого, конечно, а через посредников. Наличие у сирийских берегов российских ракетных крейсеров, единственное предназначение которых состоит в уничтожении американских авианосцев (а других в регионе нет), тоже очень тревожный знак. Понятно, что русские корабли там для того, чтобы угрожать, а не воевать, но ведь известно: если на столе лежит заряженное ружье, оно когда-нибудь выстрелит…

Вполне реальным становилось возвращение к ситуации холодной войны. Со всеми неприятными последствиями, включая сворачивание контактов, визовые ограничения для российских граждан, резкое наращивание усилий на Западе с целью избавиться от энергетической зависимости от российской нефти и газа. И все это во имя чего? Во имя продления на некоторое время правления обреченного режима алавитской шиитской секты? Вряд ли российское руководство приветствовало бы такое развитие событий. А потому неизвестно, кого именно вытаскивал из политической ловушки Владимир Путин своим приемом дзюдоиста.

Трудно себе представить, что сирийский режим продержится долго. Скорее всего, его лидеров ждет или бесславная гибель, или скамья подсудимых в Гааге. Нынешний дипломатический триумф России в долгосрочном плане может обернуться большим репутационным поражением, поскольку и в регионе, и за его пределами Москва будет нести моральную ответственность за продолжение вооруженного конфликта.

Но, по крайней мере, новая холодная война пока отложена. Будем надеяться, что надолго, если не навсегда.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор, востоковед

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС
.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG