Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
О том, какие технологии нужны современной школе, рассказывают руководитель группы академических проектов программ Яндекса Иван Аржанцев и директор образовательных программ Intel в России и СНГ Вера Баклашова.

Тамара Ляленкова: Образование медленно, но уверенно становится еще одним сегментом российского рынка. От компаний поступают реальные предложения, но вот кем определяется спрос? Учителями?

Вера Баклашова: Знаете, год назад мы проводили большую онлайн-конференцию "Новая школа – мой маршрут". Собралось около 6 тысяч учителей, длилась конференция 3 месяца, и мы использовали очень популярный на Западе подход, когда в короткий промежуток времени под брендом Intel объединилось порядка 130 курсов, и все их запустили одномоментно. Учителей пригласили, разослали информацию. И что они сделали? Они все записались на все 130 курсов. То есть учитель не понимает, что ему это не по силам, но он готов учиться всему. Педагог еще не может сам сориентироваться, какой ему выбрать маршрут, что ему действительно нужно, на что он готов потратить свое время.

Тамара Ляленкова: Видите, даже учитель не может, а мы хотим, чтобы он научил этому детей! Я тогда спрошу у Ивана, помимо академических программ Яндекса, он также преподает в Московском университете. Насколько важны для вас, как профессора кафедры высшей алгебры, и для ваших нынешних студентов информационные технологии?

Иван Аржанцев: Я был на конференции в Италии, и там один выдающийся американский математик сказал, чем отличается прикладная математика от чистой: чистая – это то, что пишут на доске мелом, прикладная – это то, что показывают в презентации. Так вот, я - представитель чистой математики, мы пишем не доске мелом в университете, не используем технические средства. Наши студенты, конечно, получают сведения об информационных технологиях, есть курс вычислительных методов, введение в программирование и так далее, но основные наши математические предметы преподаются мелом на доске.

Но я хочу вернуться к вопросу о самообразовании учителей. У меня жена учитель математики, много родственников и знакомых работают в школе, и я регулярно слышу дискуссии о повышении квалификации, о лекциях, которые читаются учителям, они иногда хорошие, но чаще не очень. И возникает вопрос: как же повысить квалификацию педагогов? Была мысль, она не новая, проводить ЕГЭ для учителей, обязательное тестирование. Конечно, эта идея не находит поддержки в учительской среде, но, чем больше я над ней думаю, тем больше она мне нравится. Мне кажется, это замечательный способ стимулировать учителей к самообразованию и к творчеству.

Тамара Ляленкова: Но здесь надо понять: каким должен быть современный учитель, что такое хорошая школа?

Иван Аржанцев: Что такое хорошая школа? Из троих моих детей все трое сейчас ходят в школу, и я активно думал над этим вопросом. Для меня важно, наверное, чтобы в первую очередь была хорошая атмосфера, чтобы у них были интересные, добрые одноклассники, с которыми хотелось бы дружить, хотелось бы общаться, ну, и учителя, безусловно.

Тамара Ляленкова: А ваши ожидания от школы на выходе?

Иван Аржанцев: Чтобы детям было интересно. Я учился в хорошей школе, и мне приятно о ней вспоминать.

С другой стороны, вот не повезло человеку, попался ему в школе скучный учитель. Что делать? Очень важно, чтобы была какая-то альтернатива. Если человек любит какой-то предмет, математику, информатику… Мы часто говорим про зарубежный опыт, а что у нас есть хорошего из советского, российского опыта? Это замечательно выстроенная система олимпиад, система выездных школ, летних, зимних. Яндекс много лет поддерживает такие школы – летняя компьютерная школа, зимняя компьютерная школа…

Тамара Ляленкова: Но все равно должен быть педагог, который ученика туда направит. Потому что сам школьник не всегда может найти самостоятельно эту нишу.

Вера Баклашова: Я полностью поддерживаю альтернативу, она должна быть. Как найти ее – это другой вопрос, не самый сложный. Вот, например, Khan Aсademy – портал, созданный американским учителем математики. У него была племянница в далеком штате, и у нее был скучный учитель по математике. И вот дядя своей племяннице записал очень короткие видеосюжеты - мелом на доске – серию уроков по математике. И это альтернатива. Сам подход, с точки зрения педагогических технологий, прост и очевиден, и сейчас это широко в мире используется. Серии видеоуроков, пускай косноязычных, порой не очень хороших, насчитывают едва ли не 12 тысяч роликов… И у ребенка есть альтернатива.
И мне кажется, что у российских детей тоже должна быть альтернатива. Допустим, у очень талантливых детей где-нибудь в Алтайском крае должна появиться возможность учиться в лучшей физматшколе российского уровня.

Тамара Ляленкова: Но так получается, что информационные технологии в самой школе не так уж и важны? Или какие-то современные программы, инструменты нужны обязательно?

Иван Аржанцев: Если говорить об уроках математики, то я не думаю, что здесь есть какие-то обязательные инструменты. Если говорить об уроках информатики, безусловно, должны быть компьютеры, возможность демонстрировать что-то на экране, на проекторе, показывать ребятам, как работает сеть.

Тамара Ляленкова: То есть требуются элементарные навыки для существования в социуме, в быту, как для обычного человека, ничего специального школьного?

Вера Баклашова: Человеку нужно обеспечить свободу. Это значит, что человек должен быть мобильным, у ребенка должно быть устройство, которое позволит ему быть мобильным. Я за то, чтобы у каждого ребенка был компьютер или доступ, возможность его использования в любой момент. А учитель должен быть примером, то есть пользоваться теми же самыми технологиями. И желательно лучше ученика, чтобы быть ему советчиком и наставником.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG