Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Александр Генис: Чем ближе Сочинская олимпиада, тем больше вокруг нее международных скандалов. Поместить этот сюжет в исторический контекст нам поможет Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Идея бойкота сочинской Олимпиады на нашла поддержки среди лидеров великих спортивных держав. Ее противники говорят, что спорт не совместим с политикой. Но корреспондент журнала “Sports Illustrated” Брайан Казенью утверждает, что политика всегда сопутствует спорту.

Брайан Казенью: Если вернуться на целое столетие назад, то и на лондонских Играх 1908 года тоже был бойкот – ирландская команда бойкотировала церемонию открытия.

Владимир Абаринов: В команде США тогда тоже было много ирландцев, и когда знаменосец американской сборной толкатель ядра Ральф Роуз отказался преклонять флаг перед королем Эдуардом VII, они одобрили его поступок. Были в Лондоне и другие политические инциденты. Атлеты Великого княжества Финляндского, входившего в состав Российской империи, получили разрешение выступать отдельной командой, но права выступать под собственным флагом не добились. Кстати, команда у финнов была довольно сильная: гимнасты стали третьими в командном зачете, три медали финны завоевали в греко-римской борьбе и одну – в метании диска у мужчин.
Летние Игры 1916 года не состоялись из-за Первой мировой войны. В 1920 году летняя Олимпиада должна была проходить в Будапеште, но поскольку Австро-Венгрия была союзником Германии, венгров наказали – Международный олимпийский комитет, где тогда доминировали французы, перенес Игры в Антверпен, и они прошли на высоком организационном уровне несмотря на то, что Бельгия жестоко пострадала в войне.
В апреле 1931 года МОК избрал местом проведения летних Игр 1936 года Берлин, а зимних, которые начиная с 1932 года проводились в тот же год и в той же стране, что и летние – Гармиш-Партенкирхен. Но в марте 1933 года к власти в Германии пришли нацисты, и встал вопрос, не перенести ли Игры в другое место. Рассказывает историк, сотрудник вашингтонского Музея Холокоста Сьюзан Бэкрэк. (Это отрывок из интервью, размещенного на вэбсайте музея).

Сьюзан Бэкрэк: После Первой мировой войны Германия была в какой-то мере изгоем олимпийского движения как страна, обвинявшаяся в развязывании этой войны. Она была державой, потерпевшей поражение. Вследствие этого Германия не получила приглашение на Игры 1920 и 1924 года в Париже и Антверпене. Она была приглашена лишь на Игры 1928 года. Однако она была избрана местом проведения Игр 1916 года, которые были отменены в связи с войной. Поэтому возвращение Германии права проведения Игр 1936 года связывалось с возвращением в олимпийское движение и мировой сообщество.

Владимир Абаринов: Однако факты дискриминации евреев были слишком явными. Декретом от 28 апреля 1933 года евреям было воспрещено членство в спортивных организациях Германии. Это было очевидное противоречие Олимпийской хартии. Чтобы проверить все на месте, в Германию отправился Эйвори Брандедж, глава национального олимпийского комитета США и твердый противник бойкота Сьюзан Бэкрэк.

Сьюзан Бэкрэк: Брандедж совершил поездку по Германии под жестким контролем властей. Он встречался с людьми и получил соответствующие заверения. Среди его собеседников были такие символические фигуры, как хоккеист Руди Баль, у которого в роду были евреи, и фехтовальщица Хелен Майер, у которой отец был евреем. И этого оказалось достаточно, чтобы убедить многих людей не только в Америке, но и в других странах, где шла кампания за бойкот, в правомочности немецкой Олимпиады.

Владимир Абаринов: В сентябре 1935 года в Германии были приняты Нюрнбергские расовые законы, и это придало новый импульс движению за бойкот Игр 1936 года. 21 ноября в Нью-Йорке прошел антинацистский митинг в пользу бойкота, собравший около 10 тысяч человек. Одним из главных ораторов на нем был мэр Нью-Йорка Фьорелло Ла Гуардиа.

Фьорелло Ла Гуардиа: Я здесь сегодня для того, чтобы вместе с вами, мои дорогие ньюйоркцы, принять участие в мощном протесте не против немецкого народа, а против нынешнего немецкого правительства!

Владимир Абаринов: Брандеджу стоило немалых трудов добиться от национального олимпийского комитета решения в пользу участия в берлинских Играх. Наконец, он объявил, что американцы едут в Берлин.

Эйвори Брандедж: Олимпийские Игры принадлежат атлетам, а не политикам, и от имени Американского олимпийского комитета я могу определенно сказать, что на Играх 1936 года будет команда, представляющая Соединенные Штаты.

Владимир Абаринов: Движение за бойкот уже почти заглохло, как вдруг пришла потрясающая весть с Иберийского полуострова. Коалиционное левое правительство Народного фронта, победившее на всеобщих выборах 1936 года в Испании, предложило провести альтернативные Игры в Барселоне. Ее назвали Народной Олимпиадой. Оргкомитет получил согласие на участие от спортивных организаций 20 стран, в том числе Советского Союза, Канады, Польши, Палестины, Дании, Норвегии, Швеции, Франции, Нидерландов и Великобритании.
Однако 18 июля испанские националисты под предводительством генерала Франко подняли военный мятеж. Уже прибывшим на Народную Олимпиаду спортсменам пришлось покинуть Барселону.
Участие в берлинских Играх стало личным делом каждого спортсмена. Отказались участвовать в Играх австрийские пловчихи-еврейки Рут Лангер, Юдит Хаспел и Люси Голднер. Они были пожизненно дисквалифицированы и лишены все званий и наград «за огромный ущерб, нанесенный австрийскому спорту» и «явное неуважение олимпийского духа».
На Игры 1948 года – зимние проходили в Сент-Морице, летние в Лондоне – Германия и Япония не получили приглашений, а Советский Союз, наоборот, впервые получил, но решил не участвовать.
Летние Игры 1956 года в Мельбурне ознаменовались двойным бойкотом. Египет, Ирак и Ливан отказались участвовать в них в знак протеста против вторжения на Синайский полуостров вооруженных сил Израиля, Великобритании и Франции. Нидерланды, Испания и Швейцария бойкотировали Игры в Мельбурне из-за советского вторжения в Венгрию.

Брайан Казенью: И была еще кровавая игра ватерполистов Венгрии и Советского Союза в 1956 году, когда советские танки утюжили Будапешт.

Владимир Абаринов: Этот полуфинальный матч вошел в историю под названием «Кровавый бассейн». На последних минутах венгры выигрывали со счетом 4:0 и постоянно изводили советских игроков своим и насмешками. В конце концов один из них не выдержал и пустил в ход кулаки. Матч был остановлен, советской команде зачитано поражение, а венгры вышли в финал и стали чемпионами Олимпиады.
В 1968 году за 10 дней до открытия летней Олимпиады в Мехико войска открыли огонь по студенческой демонстрации в столице. Но Эйвори Брандедж, ставший к тому времени президентом Международного олимпийского комитета, объявил это массовое убийство внутренним делом Мексики. Когда американские бегуны на 200 метров афроамериканцы Томми Смит и Джон Карлос, получая золотую и бронзовую медали, подняли вверх руку в черной перчатке в знак протеста против расовой дискриминации в США, Брандедж, не имевший ничего против нацистского салюта немецких спортсменов в Берлине, нашел этот жест вопиющим нарушением Олимпийской хартии и приказал Ссмиту и Карлосу покинуть Мехико.
Летние Игры 1976 года проходили в Монреале. 22 африканские страны во главе с Танзанией отказались участвовать в них потому, что новозеландская сборная по регби нарушила санкции против Южной Африки, а МОК отказался за это лишить Новую Зеландию права участия в Играх.
27 декабря 1979 года советские войска вторглись в Афганистан. 4 января, обращаясь к нации, президент США Джимми Картер объявил, что вводит санкции против Советского Союза.

Джимми Картер: Эти меры потребуют некоторой жертвы от всех американцев, но не может быть ни малейшего сомнения в том, что они отвечают интересам мира во всем мире и интересам безопасности нашей собственной страны. Они также находятся в полном соответствии с действиями наших главных торговых партнеров и других стран, разделяющих нашу глубокую озабоченность этой новой советской угрозой глобальной стабильности.
Хотя Соединенные Штаты предпочли бы не отказываться от участия в Олимпийских Играх, проведение которых запланировано этим летом в Москве, Советский Союз должен понять, что его продолжающиеся агрессивные действия поставят под вопрос как участие спортсменов, так и присутствие в Москве зрителей, которые в нормальных обстоятельствах хотели бы посмотреть на Олимпийские Игры.
Вместе с другими странами мы обеспечим военное снаряжение, продовольствие и другие материалы, чтобы помочь Пакистану защитить свою независимость и свою национальную безопасность от серьезной возросшей угрозы с севера, с которой он теперь сталкивается. Соединенные Штаты также готовы помогать другим странам региона.

Владимир Абаринов: В бойкоте московской Олимпиады участвовало 65 стран. Брайан Казенью считает это решение ошибкой.

Брайан Казенью: Чего достигли бойкотом московских Игр? Что, из-за бойкота Советский Союз вывел войска из Афганистана раньше, чем собирался? Оказал ли бойкот хоть какое-то воздействие? Утверждение как минимум спорное.

Владимир Абаринов: Спустя четыре года Москва организовала ответный бойкот летних Игр в Лос-Анджелесе. В нем участвовало 15 стран.
В 1988 году Северная Корея отказалась ехать на летние Игры в Сеул. Ее поддержали своим отказом Куба, Никарагуа и Эфиопия.
В 2008 году, когда в США полным ходом шла президентская кампания, кандидаты демократов Хиллари Клинтон и Барак Обама дружно призывали президента Буша бойкотировать пекинскую Олимпиаду за репрессии китайских властей против инакомыслящих, подавление движения за независимость Тибета, а также за поддержку Китаем Судана, власти которого учинили геноцид в Дарфуре. Однако Буш отверг идею бойкота и отказался использовать Игры как повод для каких бы то ни было заявлений политического характера.

Джордж Буш: Я не собираюсь ехать туда и использовать Олимпийские Игры как возможность публично выразить свое мнение китайскому народу, потому что я постоянно делаю это в беседах с президентом.

Владимир Абаринов: Теперь президент Барак Обама. И он тоже не хочет бойкота.

Барак Обама: Не думаю, что было бы уместно бойкотировать Олимпийские Игры. Многие американцы усердно тренируются, делают все возможное, чтобы добиться успеха. Я как никто другой оскорблен гомофобским законом, который вступил в силу в России. И было бы здорово, если бы кто-то из наших атлетов-геев или лесбиянок привез домой золото, серебро или бронзу, и это, я думаю, будет более действенным способом отвергнуть то отношение, которое мы видим там. А если у России нет в сборной геев или лесбиянок, то это, возможно, ослабляет их команду.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG