Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сколько времени существуют книги, столько их и запрещали, будь они написаны клинописью на глиняных табличках, иероглифами на папирусе или напечатаны на бумаге типографским способом. "Науку любви" Публия Овидия Назона Август не только запретил, но и самого его выслал из Рима в 9 году нашей эры. Спустя почти два тысячелетия, в 1930 году, американская таможенная служба запретила "Искусство любви" к ввозу в США.

В Америке цензуры нет, но есть многочисленные борцы за общественную нравственность. Один из них, инспектор Почтовой службы Энтони Комсток, воспитанный в рамках викторианской морали, думал-думал, как бы ему обойти гарантирующую свободу слова Первую поправку к Конституции, и придумал. Он добился принятия в 1873 году закона, возбраняющего пересылку по почте "непристойных, развратных или похотливых" книг, а также материалов, содержавших "сведения об искусственном прерывании беременности и венерических заболеваниях". В разряд похотливых попали, в частности, пьесы Бернарда Шоу, который в ответ наградил Комстока произведенным от его имени существительным comstockery, ныне внесенным в словари и означающим выискивание мнимых непристойностей. Закон Комстока дополнял так называемый тест Хиклина, заимствованный из британской судебной практики и позволявший определять непристойность всего произведения по вырванному из контекста фрагменту. На этом основании в США был запрещен "Улисс" Джеймса Джойса, однако более высокая судебная инстанция отменила это постановление. В 1940 году Джейкоб Брассел, первый американский публикатор романа Генри Миллера "Тропик Рака", отправился на три года в тюрьму.

Сегодня роль самозваных цензоров исполняют школьные советы. Они не могут запретить публикацию книги, но имеют полное право закрыть ей доступ в школьные библиотеки. В 1976 году один из школьных округов штата Нью-Йорк выбросил из своих библиотек роман Курта Воннегута "Бойня номер пять", сочтя его "антиамериканским, антихристианским, антисемитским и попросту непристойным". Спустя шесть лет Верховный суд США постановил, что все это вздор. Начиная с 1982 года в последнюю неделю сентября в США проводится Неделя запрещенных книг, и каждый год список пополняется новыми названиями. В 1995 году сразу несколько школьных советов запретили антирасистский роман Харпер Ли "Убить пересмешника", в 1996-м – "Приключения Гекльберри Финна", в 2001-м – "Над пропастью во ржи", в 2002 году – цикл о Гарри Поттере.

Школьные власти действуют не по собственному почину, они принимают меры в ответ на жалобы родителей, возмущенных наличием в библиотеках литературы, развращающей юношество. Им кажется, что если их ребенок не прочтет в книжке о том, что на свете существуют наркотики или добрачный секс, то он о них и не узнает. Что поделаешь – страна большая, дураков много. Но и школьники не сидят сложа руки. Они объединяются и отстаивают свое право читать. В Висконсине им удалось не допустить запрета романа Стивена Чбоски "Хорошо быть тихоней". В Чикаго продолжается борьба за отмену запрета графического романа Маржан Сатрапи "Петрополис".

Будучи отцом дочери-подростка, я не только никогда не контролировал ее чтение, но и сам покупал ей запрещенные книги, да еще и никак не мог дождаться, пока она прочтет "Мадам Бовари" или "Великого Гэтсби" (да-да, обе книги запрещались в Америке), чтобы обсудить их. Я ведь и сам читал в 12 лет Мопассана, которого взрослые считали неприличным – одноклассница дала, а позже пришла очередь полузапрещенных поэтов Серебряного века, а там и вовсе запрещенного тамиздата. В США запреты школьных чиновников, которым дано усердие не по разуму, обойти куда проще. На этой неделе по всей Америке дети собираются в библиотеках и книжных магазинах и слушают отрывки из запрещенных книг, которые читают им сами авторы и известнейшие актеры. А я вспоминаю слова Виктора Банева, героя романа Стругацких "Гадкие лебеди" (во времена моего отрочества он тоже был запрещен, и я читал его перепечатанным на машинке), который говорил своей дочери: "Читай больше, читай, каждый день читай, ничем тебе больше не нужно заниматься, только читай".

Владимир Абаринов – вашингтонский обозреватель РС

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG