Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Надежда Толоконникова в своем очерке о каторге (который власть безуспешно попыталась представить панической записочкой мнительной бабы) процитировала замечательный ответ власти на ее жалобы: "Ты что, не в России живешь, чтобы такие вопросы задавать?".

Это, конечно, не ответ, это истинная конституция, подлинная конституция, которую баре отнюдь не утаивают от холопьев, только мы по грамотности не можем правильно прочесть. Не там пробелы проставляем. Следует же читать: "Ты что, Невроссии живешь, чтобы такие вопросы задавать?".

"Невроссии живешь" – оборот архаический, но хорошо знакомый каждому православному человеку: в синодальном переводе Библии довольно часто встречается, например, "живу ли – Богу живу". Просто опущен предлог "для". "Невроссии живешь" – то есть, посвятил свою жизнь Невроссии.

Невроссия – страна, граждане которой обладают исключительным правом спрашивать о чем-либо начальство Невроссии.

Невроссия похожа на Нирвану в одном из вариантов буддизма или на Царство Божие в Евангелии – это не отдельный пласт бытия, а это особое измерение бытия наличного. Как и Нирвана, как и Царство Божие, Невроссия доступна не всем. Она открывается только неврусским.

Невроссия относится к числу немногих стран, даже день появления которых на свет точно известен – причем, как и прочие подобные страны, она возникла в ХХ столетии. Только другие страны создавались в ходе распада империй и деколонизации, а Невроссия, хотя и возникла в момент ослабления Российской империи, тем не менее сумела распад остановить и даже на какое-то время повернуть вспять. На сегодняшний момент Невроссия, хотя и потеряла Украину, Прибалтику, Польшу, две трети Грузии и так далее, но все же сохранила куда больше инородных включений, чем любая другая азиатская либо европейская страна. Но главное инородное для Невроссии тело – это Россия.

Жизнь самой Надежды Толоконниковой дает отличные иллюстрации к тому, что Невроссия отличается от России. Например, диакон Андрей Кураев заявил, что ему "омерзительна жизнь Толоконниковой до ее ареста". Он намекает на то, что Толоконникова была одной из участниц театрализованной сатиры на Кремль, разыгранной в Тимирязевском музее. Участники сатиры имитировали половой акт в грубой форме. Дело было в 2008 году, предметом насмешки был "наследник Медвежонка", то есть Медведев, которого Путин временно посадил в кресло президента, чтобы формально соблюсти конституцию, оставаясь реальным правителем Невроссии.

Сатира была не более грубой, чем ценимая знатоками сцена из кинофильма режиссера Алексея Германа "Хрусталев, машину!", где блатные насиловали в фургоне для перевозке заключенных (с надписью "Советское шампанское") впавшего в немилость у номенклатуры генерал-майора медицины. Антисталинистская и, шире, антиноменклатурная сатира.

Фиктивные выборы, в которых миллионы людей вынуждены участвовать под страхом потери работы – для русского в России именно это омерзительно, а для Невроссии омерзительно высмеивать такие выборы.

Невроссия насилует Россию ежедневно, режим тщательно старается каждый день физически, на уровне тела напомнить тем, кого он оккупировал, кто в доме хозяин. Ведь каждый день каждый русский несет в кармане паспорт с пропиской, зная, что обязан его предъявить полицейскому Невроссии по первому требованию. Это не омерзительно? Концлагеря хуже царской каторги, которые описала Толоконникова – не омерзительно? Строительство храмов Божиих на деньги, которые власть вымогает шантажом у бизнесменов, – не омерзительно? Диакон, который гордо заявляет, что был завербован госбезопасностью, и не видит смысла в этом каяться, – это тот самый Кураев, проповедник антисемитизма, украинофобства и прочих пакостей – не омерзительно? Мерзость запустения на месте святе – терпимо, а выйти на оскверненное место свято и назвать его оскверненным – омерзительно?

Одно слово – Невроссия. В России – живут, любят, ненавидят, грешат, каются в Невросии – творят мерзости, пытают, лгут, крадут и все это провозглашают нормой. Россия – разная, Невроссия – омерзительная. Какое же счастье, что из Невроссии в Россию не надо уезжать, достаточно просто ответить: "Да, я живу не ради Невроссии, а ради России, живу не ради выживания, а ради жизни. Чего и Вам желаю!"

Яков Кротов – священник Украинской автокефальной православной церкви (обновленной), автор и ведущий программы РС "С христианской точки зрения"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG