Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Империя Гергиева


Валерий Гергиев показывает Владимиру Путину новую сцену Мариинки

Валерий Гергиев показывает Владимиру Путину новую сцену Мариинки

Министр культуры России Владимир Мединский сообщил, что его ведомство продолжает обсуждать идею художественного руководителя Мариинского театра Валерия Гергиева о создании "Национального центра академического театрального и хореографического искусства при президенте РФ" путем слияния нескольких учреждений культуры. По словам Мединского, решение будет принято в ближайшее время.

Сотрудники Зубовского института (он же Российский институт истории искусств) больше года назад были потрясены странным визитом министра культуры Владимира Мединского в сопровождении маэстро Гергиева, когда гости пожелали видеть не ученых, а чердак и актовый зал, испытывали прочность паркета и рассуждали о достоинствах парковки. Тогда в Зубовском поняли, что их особняк на Исаакиевской площади, подаренный институту лично графом Зубовым, кому-то весьма приглянулся. Но вскоре оказалось, что это лишь верхушка айсберга, масштабного проекта слияния нескольких учреждений, о котором случайно узнала бывший директор Зубовского института Татьяна Клявина. Когда она заикнулась о своем открытии в Москве, в министерстве культуры, ее буквально подвергли шельмованию, сказав, что подобные фантазии могут возникнуть только в ее воспаленном воображении.

С этого момента, вспоминает Татьяна Клявина, институт как будто попал в опалу: "Полулегальные известия об этом проекте появились год назад, а недавно Мединский даже выразил сожаление, что все это вышло наружу. Раньше он говорил, что ни о каком объединении и речи быть не может, теперь признает, что проект обсуждается уже целый год. Мы с самого начала были против. Но решение будут принимать не в министерстве, а совсем на другом уровне – они хотят вывести этот будущий центр из-под министерства культуры, это же очевидно".

Очевидно также, по мнению сотрудников Зубовского, что он погибает – новое руководство создает невыносимые условия для ученых, любыми путями выдавливает из института. Татьяна Клявина подчеркивает, что в этом смысле их положение в корне отличается от положения других кандидатов на объединение в империю Гергиева – консерватории и Академии балета имени Агриппины Вагановой.

Татьяна Клявина вспоминает, что когда она предупреждала их руководителей о грозящем объединении, они не хотели верить. Поверить пришлось в сентябре, когда в распоряжении редакции журнала Forbes оказался проект письма Валерия Гергиева Владимиру Путину с предложением создания "Национального центра академического театрального и хореографического искусства при президенте Российской Федерации" на базе Мариинского театра. Forbes обнародовал и заготовку проекта указа президента, где прямо говорилось, что "необходимо попробовать получить согласование текста указа без изменений" и без участия министерства культуры. Министр культуры Владимир Мединский, поначалу, как известно, все отрицавший, наконец, признался, что проект вот уже год исследуют эксперты, но заверил, что если сами "объекты присоединения" будут против, то насильно их объединять никто не будет. Кандидаты в члены будущей империи Гергиева тут же дружно заявили протест. Так, практически единогласно проголосовали против присоединения к Мариинскому театру члены ученого совета и ведущие профессора Петербургской консерватории, заявив, что объединение "нанесет огромный вред системе музыкального образования", а также – что ни один театр в мире никогда не руководил ни одной консерваторией. Не менее острой была реакция и Академии русского балета. Ее директор Вера Дорофеева признается, при известии о возможном слиянии с Мариинским театром ей буквально стало плохо: "Это совершенно бессмысленный вариант – объединить необъединимое. Я абсолютно против, да и все против, кроме разве что Ирины Александровны Колпаковой, но она живет в Америке, знать ничего не знает, и что ее Гергиев попросил сказать, то она и сказала".

Вера Дорофеева удивляется, ведь у Мариинского театра никогда не было претензий к Вагановке. Но сам маэстро Гергиев в своем интервью программе "Вести 24", которое он дал в Нью-Йорке, высказал претензии к работе и академии балета, и консерватории, пожаловавшись, что приходится искать исполнителей в других городах. На это интервью ссылается пресс-служба Мариинского театра, когда отказывается комментировать грядущее создание "Национального центра академического театрального и хореографического искусства". А ведь создан он может быть буквально завтра – Владимир Мединский заявил, что решение ожидается со дня на день.
Создание комбинатов искусств – это старая советская идея, из которой ничего хорошего не получалось

Против создания центра уже высказались деятели культуры, в том числе писатель Даниил Гранин, председатель Союза театральных деятелей Александр Калягин, художественный руководитель МХАТа им. Горького Татьяна Доронина, руководитель Малого театра Юрий Соломин, художественный руководитель Петербургской филармонии Юрий Темирканов. Многие из них предупреждали, что в случае осуществления идеи Валерия Гергиева Академия балета имени Вагановой, Петербургская консерватория и Зубовский институт будут фактически уничтожены.

Чрезвычайно возмущен происходящим знаменитый петербургский композитор, народный артист России, профессор Петербургской консерватории Сергей Слонимский. "Создание комбинатов искусств – это старая советская идея, из которой ничего хорошего не получалось, над искусством и наукой ставили начальников вроде Лысенко, – негодует композитор. – Никогда ни одно музыкальное учебное заведение не было руководимо театром, даже великий дирижер Направник, полвека проработавший в Мариинском театре, осуществивший премьеры опер Чайковского, Римского-Корсакова, Мусоргского, – даже он не претендовал на создание центра, который руководил бы также и консерваторией". По словам Слонимского, новый центр будет заниматься распределением денег, а руководить им будет чиновник вроде того, который руководил фондом Гергиева и сел за растрату на 8 лет. Слонимский считает, что идея центра появилась только потому, что Гергиев имеет доступ к первому лицу государства, которое все время говорит правильные слова о борьбе с коррупцией, а на деле потворствует коррумпированным чиновникам, насаждает "фаворитизм и назначенчество":
Своими неразумными решениями власть плодит протестные настроения среди самых тихих и мирных граждан. Они, в обычной жизни занятые си-бемолем, выйдут на улицы, чтобы протестовать против этой власти

"Консерватория работает не только для Мариинского театра, я встречал наших выпускников и в Нью-Йорке, и в Большом театре в Москве, и в Германии, и в Болгарии, и в Казахстане. Это не только сужение, но насильственное прекращение деятельности старейшего учебного заведения в интересах одного человека. Как Лысенко назвали главным ученым при Сталине, так его сейчас хотят назвать главным музыкантом. Да чего ради?! Зачем вообще в музыке начальники? Я готов сотрудничать с ним и с другими талантливыми дирижерами, но я не готов быть их подчиненным. Эти претензии на самодержавие очень странны. Я помню Валерия Абисаловича нищим выпускником нашей консерватории, которого лично я по просьбе его педагогов рекомендовал главным дирижером Ереванского симфонического оркестра. И он туда поспешил, успешно работал там три года. Благодарности никакой я, конечно, не ощущаю. Неблагодарность – это тоже скверное качество, значит, человек может и обмануть. Конечно, он будет обещать горы, а потом эти финансовые потоки потекут к зиц-председателю, это уже видно по предыдущей работе".

Сергей Слонимский желает Мариинскому театру процветания: "В 70-е годы здесь шел мой балет "Икар", последние пять лет идет "Волшебный орех", и каждый раз – полный кассовый сбор. Но, конечно, я буду наказан, балет, блистательно поставленный Шемякиным, конечно же, будет снят, да и меня выгонят из консерватории за свободомыслие и независимость, за протест. Не боюсь! Римский-Корсаков не боялся, Танеев не боялся, до них мне так же далеко, как Гергиеву до Направника, но я считаю долгом следовать примеру этих великих людей, отстаивавших автономию петербургской и московской консерваторий – и отстоявших ее от тогдашних чиновников. Бояться тут нельзя".

Сергей Слонимский предупреждает, что своими неразумными решениями власть плодит протестные настроения среди самых тихих и мирных граждан. Они, в обычной жизни занятые си-бемолем, выйдут на улицы, чтобы протестовать против этой власти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG