Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Репортаж Владимира Морозова с ярмарки оружия


Кати Петронас - королева бала

Кати Петронас - королева бала

Александр Генис: Каждый раз, когда случается такая трагедия, как недавняя стрельба в Вашингтоне, унесшая 12 невинных жизней, мы жаждем утешения и выводов. Дело в том, что общий знаменатель всех этих трагедий — оружие, доступное, казалось бы, в Америке даже тем, кто, как вашингтонский снайпер Аарон Алексис, уже дважды был арестован за его нелегальное применение. Но как показывает провал недавних законодательных инициатив, говорить о каких-либо ограничениях бесполезно. С точки зрения сторонников запрещения оружия оно — опасный наркотик, позволяющий тешить себя иллюзией власти. Однако, сегодня (во всяком случае, сегодня!) Америка не может избавиться от оружия, ибо фетишизм ствола для слишком многих - иррациональная страсть, закрепленная в конституции.
Но это — лишь одна позиция, которую сам я горячо разделяю. Есть и другая — тех, кто люит оружие и умеет им пользоваться. Один из них наш сотрудник и страстный охотник Владимир Морозов. Сегодня он расскажет, как раздобыть легальное оружие и что этому препятствуют.

На переднем плане штыки... времен Очакова и покоренья Крыма

На переднем плане штыки... времен Очакова и покоренья Крыма

Владимир Морозов: В эти выходные в городке Саратога-Спрингс на севере штата Нью-Йорк - оружейная ярмарка. Под нее отдано самое большое здание, где обычно проходят конференции и выставки. На стенах реклама известных изготовителей оружия — Винчестер, Ремингтон, Смит и Вессон, Кольт. Тот самый Самюэл Кольт, которого иногда ошибочно считают изобретателем револьвера. На самом деле, револьверы существуют (страшно подумать!) с 16 века. А Кольт в первой половине 19 века их просто усовершенствовал. На столах в огромном зале многочисленные столы, на которых можно увидеть и современный дробовик для охоты и кремниевое ружье из тех, которыми пользовались наши пра-пра-прадеды. В специальных застекленных витринах сувенирное оружие с гравировкой, позолотой и безумным количеством нулей на табличке с ценой. При входе охрана проверяет мою небольшую сумку, нет ли у меня с собой оружия. Так сказать, в Тулу со своим самоваром. Лет 15 назад это разрешалось, вы могли принести на ярмарку пистолет или ружье и продать его любому желающему. Но с тех пор власти штата успели принять несколько законов, которые значительно ужесточили контроль за оружием. Последние 30 с лишним лет неизменные организаторы оружейной ярмарки супруги Петронас - Дэвид и Кати. В городке Меканиквил у них самый крупный в округе Саратога оружейный магазин. Кати гордо восседает в самом центре ярмарки. Перед ней компьютер и гора каких-то документов.

Один из дилеров ярмарки - Линда Грин

Один из дилеров ярмарки - Линда Грин

Кати Петронас: Это запросы дилеров на право участвовать в ярмарке и продавать здесь оружие. А это бумаги, которые заполняют частные лица, желающие купить оружие у дилера. Если это так называемое ручное оружие — пистолеты или револьверы, то проверкой занимаются в офисе шерифа округа. Если предмет торга более невинный — дробовик или нарезная охотничья винтовка, это сфера влияния супругов Петронисов. Я проверяю досье и оформляю документы покупателю.

Владимир Морозов: Для такой проверки Дэвид и Кати Петронас имеют доступ к специальному компьютеру Национального информационного центра (National Informational Center или сокращенно NICKS), который действует в ФБР. В этом компьютере сведения обо всех американцах, владеющих оружием на законных основаниях. А как проходит купля-продажа, если я обращаюсь не к знаменитым Петронасам, а, например, к рядовому дилеру Майклу, который впервые получил разрешение участвовать в ярмарке? Майкл, я хочу купить у вас оружие - гладкоствольное или нарезное, то есть ружье или винтовку. Какова процедура?

Майкл: Процедура такова. Я должен проверить ваше досье. То есть, точно так же как в большом магазине — с помощью компьютера. Если в вашем досье все в порядке, то вы платите деньги и я вручаю вам ружье или винтовку. Что если вы хотите купить у меня пистолет? Тут процедура сложнее. Вы вносите мне первый взнос за пистолет, который пока остается у меня. А вы с копией документа о покупке едете в офис шерифа того округа, где живете, и запрашиваете там разрешение на покупку. То есть, вы не можете выйти с ярмарки с купленным только что пистолетом.

Посредине Джеф Гилдерслив

Посредине Джеф Гилдерслив

Владимир Морозов: Но, возражаю я, зачем меня проверять, у меня уже есть разрешение на покупку пистолета, власти изучили мою родословную до седьмого колена. В разговор вмешивается Кати Петронас, которая не только организатор оружейной ярмарки, но еще и официальный ее представитель.

Кати Петронас: У нас процедура такая же, как в любом магазине, где продают оружие. У всех дилеров, которые разместились в этом зале. Да, спасибо, что вы показали мне свои документы. Я вижу, что «pistol license» (лицензия на право покупать и иметь ручное оружие — револьвер или пистолет) у вас в порядке. Но это ничего не меняет. Нужно отдельное разрешение на каждый новый ствол. Дилер хранит ваш пистолет пока вы не оформите все необходимые бумаги.

Владимир Морозов: Добавлю, что, если вы покупаете первый пистолет, то в офис шерифа моего округа Саратога надо подать еще и заполненную анкету, четыре рекомендации и пару фотографий. Там же у вас возьмут и отпечатки пальцев. Я это все проходил и знаю, что с момента подачи заявления до получения «pistol license» (разрешения на покупку и владение ручным оружием — пистолетом или револьвером) может пройти 8-10 месяцев.
Интересно, что на той же оружейной ярмарке в городе Саратога-Спрингс я встретил несколько человек, с которыми сталкивался в очереди в магазинах. Да, в Америке очереди. И вызваны они дефицитом. В 7 утра я начинаю обзванивать магазины — спрашиваю, не завезут ли сегодня товар. Отвечают мне терпеливо, но как-то механически, видимо, я звоню не первый. Если товар есть, я прыгаю в машину и лечу, надеясь, что меня не опередят конкуренты. Если товара нет, я, не спеша, съедаю овсянку, выпиваю кофе и звоню в другие магазины, которые открываются попозже. Особенно нетерпеливые в 7 утра уже стоят в очереди в спортивной секции магазина Уолмарт в городке Глен-Фолз. В основном это пожилые дядьки с пивным животиком, молодежь на работе. Настроение в очереди мрачное. Появляется продавщица и громко заявляет, что сегодня патронов не будет. Да, патроны в дефиците. Как вы думаете, почему, спрашиваю знакомого стояльца в очереди.

Посредине стола - пара дульнозарядных пистолетов, на покупку которых тоже нужно специальное разрешение

Посредине стола - пара дульнозарядных пистолетов, на покупку которых тоже нужно специальное разрешение

Боб: Я не знаю, почему. Многие американцы опасаются, что президент-демократ введет ограничения на покупку патронов. И еще я слышал, что Министерство внутренней безопасности закупило патронов гораздо больше, чем обычно. Зачем это им нужно, не знаю. Но теперь среди любителей оружия началась паника, и люди закупают как можно больше патронов.

Владимир Морозов: Перед охотничьим сезоном это еще как-то можно понять. Растет спрос на ходовые калибры для гладкоствольных и нарезных ружей. А почему в дефиците 22 калибр? Он годится разве что для охоты на белок, но в северной части штата Нью-Йорк, где я живу, белками мало кто интересуется. В основном здесь охотятся на оленей, для чего 22 калибр слабоват. Из винтовок 22 калибра, по-нашему, это малокалиберки - стреляют по мишеням в спортивных клубах. Это самые дешевые патроны - доллар ведро. Но за неимением ведра, считай, что тебе повезло, если ты разжился коробкой в 100 патронов. Почему в дефиците 22 калибр?

Дик: Я и сам хотел бы знать ответ на этот вопрос. Ходят слухи, будто правительство боится вооруженных восстаний. Но такое объяснение — чистый бред. 22 калибр — это не боевое оружие. Какой дурак станет бунтовать с такими винтовками. Но так или иначе, все больше людей закупают 22 калибр, и его все труднее достать. Получается замкнутый круг.

Владимир Морозов: В сети огромных универмагов Уолмарт или большущих спортивных Дикс коробка (325 патронов) компании Винчестер стоит, как и прежде, 18 долларов. Но в маленьких оружейных магазинчиках ту же коробку перепродают уже за 45, а то и за 60 долларов. У нас в штате Нью-Йорк, кроме слухов и догадок, дефицит имеет еще и логичное объяснение. В начале 2013 года здешние законодатели одобрили предложенный губернатором штата Эндрю Куомо так называемый Закон о Безопасности. Там, в частности, говорится, что с 2014 года человек, желающий купить патроны, должен будет пройти тщательную проверку. И это при том, что каждого владельца оружия уже не раз проверяли. Однако закон есть закон. Кроме такой проверки, он требует еще многого другого, в частности, запрещает иметь в обойме больше 7 патронов. Кати, скажите, а теперь после принятия в штате Нью-Йорк Закона о безопасности вы лично чувствуете себя в большей безопасности?

Кати Петронас: Нет. Почему? Да потому что закон не имеет никакого отношения к безопасности, а только увеличивает число заполняемых бумаг и создает видимость того, будто власти борются с преступностью. Кстати, после принятия закона продажа револьверов и пистолетов заметно увеличилась.

У любителей оружия разбегаются глаза, до того, как они посмотрят на ценник

У любителей оружия разбегаются глаза, до того, как они посмотрят на ценник

Владимир Морозов: Еще более резко оценивает Закон о безопасности встреченный мной на той оружейной ярмарке Джеф Гилдерслив, следователь из офиса шерифа соседнего округа Уоррен.

Джеф Гилдерслив: Я не думаю, что эти законы могут обеспечить чью-либо безопасность. Преступники не обращают никакого внимания на то, сколько патронов положено иметь в магазине пистолета. Они не станут сверяться с законом и получать разрешение на покупку нелегального пистолета. Закон о безопасности наносит ущерб только законопослушным гражданам и ничего не делает, чтобы очистить наши улицы от преступников. Многие люди хотят отмены этого закона. В столице штата городе Олбани прошло несколько многочисленных демонстраций. Сейчас дело находится в западном округе федерального суда штата Нью-Йорк. Я надеюсь, что судья признает закон противоречащим конституции и отменит его.

Владимир Морозов: Да, я еще не сказал, что закон ужесточает правила продажи не только пистолетов и револьверов, но и простого охотничьего оружия. Поэтому я на всякий случай задаю вопрос эксперту - организатору оружейной ярмарки Кати Петронас. Кати, несколько лет назад, когда мой друг уходил на пенсию, я купил и подарил ему дешевенькое охотничье ружье. Выходит, что я преступник?

Кати Петронас: Теперь вы были бы преступником. Но прежде это разрешалось. А после принятия в начале 2013 года Закона о Безопасности за это грозит тюремный срок. Закон запрещает продажу и передачу оружия частными лицами друг другу. Теперь, если ты хочешь купить ружье у соседа или он желает тебе его подарить, вы вместе должны пойти к ближайший магазин оружия и там проверят вашу и его родословную. За такую услугу вам придется заплатить. Пистолетами и револьверами занимается офис шерифа, а дилер, то есть человек имеющий лицензию на право продажи оружия, имеет дело с нарезными ружьями и гладкоствольными, стреляющими дробью.

Владимир Морозов: Но вот я живу на севере штата Нью-Йорк. Здесь в горах Адирондак в каждом доме по несколько стволов. Почти все мужское население — охотники. Есть они и среди женщин. Семидесятилетний солидный господин, пастор соседней с моим домом церкви во время охотничьего сезона берет отпуск и едет в штат Вайоминг: там меньше народа и больше кислорода... и больше оленей. В наших охотничьих краях чуть ли не каждому пацану вручают его первое ружье, когда он сам ростом еще пониже этого ружья. Но так было, а что будет теперь? Я подхожу к участнику ярмарки заядлому охотнику Майклу. Майкл, представим, что вы мой брат, вам уже хорошо за 30, а мне в два с лишним раза больше и бегать целый день по лесу уже трудновато. Так вот, я хочу отдать или подарить вам одно из моих ружей. Новый закон это разрешает? Если, повторяю, вы мой брат?

Майкл: Разрешает, но только если мы живем в одном доме. Если в разных домах, то это нарушение закона. Кто из нас тогда преступник - вы или я? Оба, оба преступники. Какое наказание назначит судья, я не знаю, но, по закону, такое нарушение влечет за собой тюремное заключение и затем полный запрет на владение оружием.

Владимир Морозов: Но, предупредили меня участники оружейной ярмарки, мы говорим только о штате Нью-Йорк. Здесь и до принятия нового закона покупка оружия проверялась гораздо строже, чем в большинстве других штатов.

Майкл: В штатах Нью-Йорк, Нью-Джерси, Коннектикут, Массачусетс (то есть, на северо-востоке страны) очень строгие законы насчет оружия. А в некоторых западных штатах люди до сих пор могут продавать друг другу оружие без разрешения властей. Там это можно делать и на оружейных ярмарках.

Владимир Морозов: Широко освещавшийся в печати самый последний случай массовой стрельбы с фатальным исходом вызвал новые требования ужесточить контроль за оружием, которое находится на руках у населения, принять более строгие законы. Но, как говорили мои многочисленные собеседники, уже принятые и предлагаемые законы и в Нью-Йорке, и в ряде других штатов касаются пока только законопослушных граждан и никак не задевают преступников. Хотя, судя по статистике, на совести последних - абсолютное большинство убийств и перестрелок, которые происходят в штате и в стране.
XS
SM
MD
LG