Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Медицинские показания или уговоры товарищей побудили Надежду Толоконникову прекратить голодовку в исправительной колонии, объявленную в знак протеста против жестокого обращения с заключенными и произвола администрации. Руководство ИК-14 обвинения Толоконниковой называет лживыми, правительственные и кремлевские чиновники в ситуацию не вмешиваются. О голодовке Надежды Толоконниковой и общественном отношении к осужденным участницам группы Pussy Riot в интервью РС говорит театральный и кинорежиссер Владимир Мирзоев.

– Насколько я понимаю, голодовка Нади была вынужденной мерой сопротивления давлению начальства колонии. Видимо, эта мера оказалась неизбежной, потому что Надя настроена была отсидеть свой срок спокойно и выйти на свободу. Не думаю, что, если бы не крайние обстоятельства, она пошла бы на голодовку. Видимо, действительно, на нее стали оказывать давление, и она, как человек несгибаемый, вынуждена была сопротивляться.

– Как должна вести себя власть в этом случае?

– Срочно вмешаться в ситуацию. Мир исправительных учреждений – какая-то очень замкнутая, оторванная от земли, от общества среда, где многое зависит от начальника колонии. Есть колонии, где устройство более человеческое, и есть такие, где менее человеческое. Судя по всему, в этой колонии что-то жуткое происходит. Разумеется, необходима комиссия и от гражданского общества, и от ФСИН, чтобы в этом разобраться. Мы все время слышим рассуждения про нравственность, про духовные скрепы от разного рода чиновников, от высших лиц государства, и я думаю, что необходимо, чтобы были предприняты действия. Коль скоро мы рассуждаем и о православии, и о гуманизме, и о духовности, то необходимо вмешаться и навести порядок в этой колонии.

– Представители гражданского общества в облике членов Совета при Президенте России по правам человека и развитию гражданского общества посетили колонию, где содержится Надежда Толоконникова. Мнения их разошлись о том, что там происходит. Один из членов этой делегации, Илья Шаблинский уже давал интервью РС, в котором фактически подтвердил, на основе разговоров с заключенными, ту информацию, которую излагала Толоконникова, – об ужасных условиях содержания и произволе администрации. Интервью Шаблинского вызвало довольно живую дискуссию на сайте РС. Меня поразило то, что большинство откликов читателей оказались злорадными по отношению к Толоконниковой: "Она кощунница", "Так ей и надо", "О чем она думала, когда дрыгала ногами в храме Христа Спасителя?".

– Я не исключаю, что все эти комментарии написаны троллями и ботами. Мы же знаем, что работают целые группы проплаченных молодых людей, которые целыми днями профессионально комментируют разные события именно таким образом. Поэтому я не уверен, что это все реальные люди комментируют. Но если говорить о самой возможности такой реакции со стороны части общества, то, наверное, такая реакция нам знакома и по предыдущим событиям, по судам, связанным с Pussy Riot. Несмотря на давнишнюю христианизацию, по сути, мы продолжаем жить в стране языческой. Если бы это было по-другому, то, наверное, не было бы тех безобразий, которые творились в стране сразу после
Россия – айсберг с двумя полюсами: на одном полюсе находится высокодуховная христианская традиция, на другом полюсе язычество
Октябрьской революции, не было бы почти целого столетия оголтелых атеизма и язычества. По крайней мере, часть населения с радостью побежала разрушать церкви, жечь иконы и убивать священников. Так что, как неоднократно замечали разные антропологи, исследователи нашей цивилизации и культуры, Россия – айсберг с двумя полюсами: на одном полюсе находится высокодуховная христианская традиция, на другом полюсе – язычество. Этот айсберг все время подтаивает снизу и имеет свойство переворачиваться. Сейчас он, собственно, в очередной раз перевернулся и полюс христианства опять оказался над водой, но, к несчастью, в людях, в народе, в обществе язычество не исчезло, оно залегает довольно глубоко. Эти пещерные инстинкты – "наказать", "отомстить", "око за око" и так далее – так раз то, что связано с архаическими пластами сознания. Пока мы как бы не избавимся от этого комплекса или, по крайней мере, не отрефлексируем эту проблему, будем сталкиваться с такими реакциями.

– Создается впечатление, что российская общественность подзабыла Pussy Riot. Годовщина оглашения приговора Толоконниковой, Самуцевич и Алехиной 17 августа прошла без значительных публичных акций в России. Есть, конечно, группа друзей, сторонников Pussy Riot, которые вот и сейчас отправились в Мордовию защищать Толоконникову, но, тем не менее, реакция в западных странах и волна сочувствия Надежде и ее подругам значительно выше, чем в России.

– Я объясняю это тем, что в российских тюрьмах сидит огромное число невинных людей. Мы знаем, что почти 300 тысяч бизнесменов сидит, и, как правило, они осуждены по каким-то ложным обвинениям, в результате рейдерских захватов, например. Я думаю, что в каком-то смысле российское общество смирилось (или отчасти смирилось) с ситуацией, при которой в наших лагерях, как когда-то в ГУЛАГе, сидят невинные люди. Она воспринимается как данность, как родовая черта путинского режима.

– Как вы думаете, голодовка Толоконниковой может актуализировать в обществе проблему досрочного освобождения участниц Pussy Riot?

– Несомненно. Это очень трудный выбор: поставить себя на грань физического выживания. Я думаю, что это должно как-то людей расшевелить, – говорит режиссер Владимир Мирзоев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG