Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Arctic Sunrise, "пиратское" судно


Судно Arctic Sunrise, задержанное российскими властями

Судно Arctic Sunrise, задержанное российскими властями

Активистов "Гринпис", задержанных у газпромовской буровой платформы, официально обвинили в пиратстве

В Мурманске активистам "Гринпис" официально предъявлены обвинения в пиратстве. Они предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет.

Юристы "Гринпис" называют обвинения абсурдными. Корреспондент РС в Мурманске Максим Жаравин рассказал, что обвинения как будто написаны под копирку, а также отметил, что, несмотря на широкий международный резонанс, местные политики и общественные организации практически не интересуются этой историей. Обвинения предъявлялись как на конвейере: на каждого активиста тратилось не более нескольких минут. В числе обвиняемых – фотограф Денис Синяков, который освещал акцию "Гринпис".

Напомним, что 18 сентября группа активистов подошла на судне Arctic Sunrise к буровой платформе "Приразломная" и попыталась вывесить на ней баннер – в знак протеста против нефтедобычи в Арктике. Эти действия следователи и расценили как попытку захвата платформы. По решению Ленинского районного суда Мурманска все задержанные были арестованы на два месяца. Адвокаты активистов уже подали апелляции на это решение. Юристы "Гринпис" намерены в ближайшие дни также обжаловать предъявленные в среду обвинения.

Пресс-служба "Гринпис" сообщила, что условия содержания арестованных в мурманском СИЗО особых нареканий не вызывают – особенно после того, как в Мурманске включили отопление: до этого активисты жаловались, что в камерах холодно. Финской активистке Сини Саарела, которая из-за болезни щитовидной железы должна регулярно принимать лекарства, позволили передать в камеру необходимые препараты.

Финскую активистку "Гринпис" Сини Саарела везут в мурманский суд

Финскую активистку "Гринпис" Сини Саарела везут в мурманский суд

Удивляет то, что акции в поддержку арестованных "гринписовцев" проходят в самых разных городах, от Москвы до Берлина, а вот в самом Мурманске гражданская общественность особой активности не проявляет. Общественная экологическая организация "Природа и молодежь" организовала серию одиночных пикетов у здания управления ФСБ в день задержания, и этим всё и ограничилось. Впрочем, "Гринпис" заботится об арестованных, их посещают, им предоставлена всяческая юридическая поддержка.

Тем временем задержанное судно Arctic Sunrise находится в Кольском заливе, на нем работают сотрудники Следственного комитета, изымают оборудование и документы. Сотрудники "Гринпис" утверждают, что речь идет об обычном судовом оборудовании, и удивлены заявлениями властей, что оно должно быть направлено на какую-то экспертизу.

У местных судов есть проблема: подсудимых очень много, а помещений – мало. Предыдущее заседание вели одновременно шесть судей в шести комнатах. Следующие заседания будут проходить в областном суде, там помещения еще меньше.

Юрист экологической организации "Гринпис-Россия" Антон Бенеславский указывает на незаконность обвинений в пиратстве, которые предъявляются арестованным членам экипажа судна Arctic Sunrise. По его словам, "Гринпис" обладает всеми необходимыми ресурсами, чтобы обеспечить профессиональную правовую защиту всем участникам акции у буровой платформы "Приразломная".

– "Гринпис" не признает законность уже предъявленных некоторым активистам вашей организации обвинений в пиратстве. На каком основании?

– Наша позиция базируется на четком понимании норм международного морского права и уголовного права России. В действиях активистов не было ни одного признака состава преступлений, предусмотренного статьей 227 УК РФ – "пиратство". То есть не было нападения на судно, не было нападения вообще, не было применено насилие, не было угрозы насилием, не было цели завладения чужим имуществом. Единственной целью было привлечение внимания к рискованной и малорентабельной идее "Газпрома" – бурить в Арктике. За последний год общения с "Газпромом" мы так и не увидели с их стороны попыток какого-то диалога на эту тему, только желание начать эту рискованную деятельность. Поэтому была предпринята мирная, ненасильственная акция. К сожалению, власти на нее отреагировали абсолютно неадекватно, предъявив совершенно абсурдные и смехотворные обвинения, не основанные на доказательствах. То есть на самом деле в тех "доказательствах", на которые опирается обвинение, нет указаний на вину конкретных лиц. Это не доказательства в понимании уголовного права и процесса.

Сотрудники Следственного комитета РФ на борту судна Arctic Sunrise

Сотрудники Следственного комитета РФ на борту судна Arctic Sunrise

– Владимир Путин прокомментировал ситуацию с "гринписовцами", сказав, что, "строго говоря, это не пиратство". Для вас как для юриста было удивительным, что обвинения в пиратстве все-таки начали предъявлять?

– Я давно не удивляюсь, когда российские органы следствия или правосудия совершают грубые ошибки. Я надеюсь, что это только ошибки, связанные с какими-то субъективными факторами, и в этом нет никакого умысла. Но, тем не менее, степень некомпетентности меня не удивила.

– В течение нескольких дней шли суды по поводу меры пресечения для 30 задержанных активистов "Гринпис". Сейчас одному за другим предъявляются обвинения. Вы ожидаете, что все 30 будут обвинены в пиратстве?

– Я не готов это комментировать, потому что я совершенно не способен предугадать логику тех людей, которые сейчас предъявляют обвинения. В мою логику их действия не укладываются. В мои знания об уголовном праве они не укладываются.

– Вернемся к акции протеста "Гринпис" 18 сентября. Вы говорили, что она носила ненасильственный характер, однако люди пытались взобраться на платформу. С юридической точки зрения они нарушали какие-то нормы законодательства и если да, то какие?

– Единственное, о чем можно было бы при определенных условиях говорить – и то с большой натяжкой, именно обсуждать, а не говорить определенно, что именно это было совершено, – это недопуск досмотровой группы погранвойск. Здесь, возможно, при определенных условиях можно было бы говорить об административном правонарушении, которое карается гораздо слабее, чем уголовные преступления, по статье 19.4 "Неподчинение действиям властей". И то, хочу заметить, что это спорный вопрос, потому что юрисдикция погранслужбы в данном разрезе является, скажем так, нечеткой. Я не нахожу сейчас навскидку тех статей Уголовного кодекса или Административного кодекса, которые бы нарушили люди, осуществляющие подъем на борт. Причем, хочу заметить, что не было цели, не было попытки проникнуть на саму платформу. То есть люди закрепились снаружи платформы, на борту. Не могу назвать статьи, которые они при этом нарушили. Но в любом случае речь о каком-либо уголовном преступлении не идет.

– Как вы оцениваете реакцию тех стран, чьи активисты были задержаны?

– Я не дипломат, поэтому мне трудно оценивать действия дипломатических работников. Там есть какие-то свои правила. Естественно, я – человек, который и профессионально, и эмоционально заинтересован в том, чтобы восторжествовала справедливость и наши активисты были отпущены. Поэтому мне будет обязательно казаться, что иностранные дипломаты делают не все, что могли бы. Хотя, возможно, в этом я пристрастен.

– "Гринпис" обладает достаточным количеством юристов, чтобы обеспечить полную юридическую защиту для всех 30 арестованных активистов?

– Да. Мы привлекаем юристов, потому что у нас не может быть, по закону, в штате адвокатов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG