Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Между Венесуэлой и Зимбабве


Протесты в России против "антипиратского" закона не помешали его принятию

Протесты в России против "антипиратского" закона не помешали его принятию

Рейтинг России по уровню свободы интернета, по версии Freedom House, снизился за минувший год на два пункта

Американская правозащитная организация Freedom House 3 сентября обнародует исследование об уровне свободы интернета в 91 стране мира. Российское киберпространство оценивается американскими экспертами как "частично свободное".

Freedom House разработала свою шкалу свободы интернет-пространства, в основе которой три критерия: доступ к интернету, свобода функционирования сайтов, то есть наличие или отсутствие различного рода цензуры, и нарушения прав пользователей – по большому счету, преследования за сказанное и написанное в интернете. В этой табели свободы интернета к числу полностью свободных отнесены лишь семнадцать стран.

Россия занимает традиционную для себя в подобных списках нишу в нижней его половине. На этот раз она оказалась между Венесуэлой и Зимбабве
Россия занимает традиционную для себя в подобных списках нишу в нижней его половине. На этот раз она оказалась между Венесуэлой и Зимбабве, чуть выше Казахстана. Значительно ниже ее из бывших советских республик лишь Беларусь и Узбекистан. Значительно выше – Эстония, Украина, Грузия и Армения, которые вошли в число стран со свободным интернетом. Причем рейтинг Эстонии, например, выше рейтинга Соединенных Штатов.

Вот что говорит о ситуации в России аналитик Freedom House, одна из авторов исследования Лора Рид:

– Рейтинг России снизился в этом году на два пункта – в основном из-за ощутимого ужесточения преследования за активность в интернете. По нашим подсчетам, 103 человека было подвергнуто в минувшем году судебным преследованиям. Это более чем в три раза превышает показатель предыдущего года. Формально большинство из них преследуется за экстремистскую деятельность. В июле 2012 года Государственная дума приняла закон, который окрестили "законом о черных списках в интернете". Мы рассматриваем его как новый шаг российского правительства в сторону потенциального контроля интернета, потому что процедура запрещения сайтов не вписывается в рамки нормального правового процесса, она происходит вне судебного контроля.

В прошлом году повысилась активность прокуратуры, пытающейся заблокировать определенные сайты, так сказать, законным путем, посредством судебных решений
Пока, судя по различной информации, к числу запрещенных были отнесены сайты, связанные с детской порнографией и пропагандой самоубийств. Но известно, что вкупе с этим были, по-видимому, случайные попытки запрета вполне законного контента. Мало того, в прошлом году повысилась активность прокуратуры, пытающейся заблокировать определенные сайты, так сказать, законным путем, посредством судебных решений. Во многих из расследованных нами эпизодов прокуратура на местах прибегает в таких случаях к обвинениям в экстремизме, в то время как в действительности это выглядит наказанием за политическую и социальную активность. Это внушает опасения, что "закон о черных списках" будет применяться для нейтрализации политического контента.

– Можно ли сегодня говорить, что ситуация в российском интернет-пространстве выглядит однозначно безнадежной?

Россия представляет собой интересный случай. Именно в интернете, как ни парадоксально, власти сталкиваются с открытым сопротивлением гражданского общества
– Россия представляет собой интересный случай. Мы относим ее к категории частично свободных. В то время как власти страны пытаются ограничить распространение определенного контента, в то время как активизируются судебные преследования тех, кто пытается использовать интернет в качестве инструмента политической организации, в России сформировалось жизнеспособное активное сообщество пользователей интернета. Оно оказалось способным воспрепятствовать попыткам властей ввести еще более жесткий контроль над интернетом. Оно собирает деньги на защиту людей, преследуемых властями. Именно в интернете, как ни парадоксально, власти сталкиваются с открытым сопротивлением гражданского общества.

– В вашем рейтинге лишь две страны из бывшего СССР – Белоруссия и Узбекистан – занимают место ниже России. Иначе говоря, по сравнению с ними российское интернет-пространство сравнительно свободно…

– Если мы посмотрим на то, что происходит в этих странах, то увидим, что власти обеих стран, особенно Узбекистана, блокируют множество иностранных новостных сайтов, они блокируют материалы правозащитных групп. Обе страны практикуют поголовную слежку в интернете. Два журналиста в Узбекистане отбывают сейчас длительные тюремные сроки за свою деятельность по надуманным обвинениям.

– Каково ваше личное ощущение, если российские власти захотят взять в свои руки контроль над интернетом, насколько трудно им будет осуществить такую идею?

– У нас есть, как я уже говорила, примеры властей других стран, которые пошли гораздо дальше по этому пути. Пока трудно ответить на этот вопрос. Но интересно, например, то, что во время дискуссий на международной конференции в прошлом году представители российского правительства вместе с некоторыми другими государствами, такими как Китай, выступали в пользу предоставления государствам большего суверенного контроля над интернет-пространством на их территории. Трудно сказать, как будет развиваться эта тенденция и к чему она приведет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG