Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

После наводнения. Дневник Ворониных.


Алексей Воронин рядом со своим затопленным домом в разгар наводнения.

Алексей Воронин рядом со своим затопленным домом в разгар наводнения.

Бесконечные справки, комиссии, заявления: Ворониным к октябрю все еще не удалось разобраться с бумажной послепаводковой волокитой.

Их дом в Нижнеленинском, который почти месяц находился под водой, признан аварийным, но чтобы получить жилищный сертификат и переехать в сухое жилье без плесени и вздувшихся полов, нужно подать заявление. Для заявления необходимы документы о собственности.

А Воронины, до наводнения приватизировавшие свой дом, так после этого и не оформили документы до конца. Сделать это удалось лишь недавно, после бесконечных очередей и ожидания чиновников – вернее, одного чиновника, который принимает лишь три часа в день – с 10 до 13.00, рассказала Наталья Воронина.

На следующей неделе долгожданные документы, подтверждающие собственность, должны прийти. Только после этого можно подавать заявление на жилищный сертификат ценностью в два миллиона рублей. Куда именно обращаться и какие конкретные шаги предпринимать для того, чтобы его получить, Воронины не знают – слышали только, что дом или квартиру с его помощью они могут купить только в Еврейской автономной области.

Ночью в Нижнеленинском были заморозки. Воронины топят печь, а недавно наклеили новые обои в комнате Егорки – внука. «Как наклеили: сначала посушили, потом наклеили, потом опять посушили», – смеется Наталья Тихоновна.

В Нижнеленинское в качестве гуманитарной помощи привезли дрова и уже неделю как не могут распределить их между пострадавшими от наводнения жителями села – договор заключен с компанией-подрядчиком, которая по неизвестным людям причинам никак не может это сделать.

Еще Ворониным пообещали по три тысячи рублей за каждую сотку потерянного урожая. Некоторые посевы с их участка, размер которого – 20 соток, удалось спасти, и специальная комиссия должна приехать и определить, какая часть огорода пострадала. Обещали, что комиссия приедет до 15 октября. До этого времени может выпасть снег, и уже явно не будет видно, какие именно посевы пострадали, говорит Наталья Воронина.

Десять тысяч рублей, обещанные месяц назад, до ее семьи пока так и не добрались. В администрации говорят, что выдадут деньги, как только получат некие «ведомости». Некоторые люди ждут компенсаций еще дольше, чем Воронины, говорит Наталья Тихоновна, которая провела не один час в очередях вместе с другими пострадавшими от наводнения. На мой вопрос о том, остается ли у нее надежда, она отвечает положительно и устремляется к внуку Егорке, который за время нашего разговора уже успел наозорничать.
XS
SM
MD
LG