Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вопросы без ответа. 7 лет со дня гибели Анны Политковской


Владимир Кара-Мурза: Сегодня исполнилось 7 лет со дня гибели Анны Политковской. В Москве, в Петербурге и во многих городах по всему миру прошли траурные мероприятия в память о нашей коллеге, которая была застрелена на пороге своего дома 7 лет назад.

Вопросы без ответа: семь лет со дня гибели Анны Политковской – такова тема нашей беседы с обозревателем еженедельник "Нью-Таймс" Зоей Световой, адвокатом семьи Политковских Анной Ставицкой и руководителем пресс-службы "Новой газеты" Надеждой Прусенковой.

Надежда, как прошла церемония открытия мемориальной доски на здании вашей редакции?

Надежда Прусенкова: Мы довольно долго добивались того, чтобы такая доска появилась. В Москве должно пройти пять лет с момента гибели человека, чтобы ставить вопрос об увековечении его памяти, и 10 лет, чтобы начинать разговоры о присвоении его имени улице. Около двух лет у нас заняло согласование бюрократических моментов. Некоторые чиновники мэрии открыто говорили: "Кто такая Политковская? Чем она известна?" Или говорили, что она слишком политизированная фигура. Все это нам удалось преодолеть, 16 июля мы получили утвержденный проект. Параллельно мы провели творческий конкурс, в котором участвовали молодые архитекторы и скульпторы, и авторитетное жюри, возглавляемое Георгием Франгуляном, и имели право голоса, конечно, близкие Анны Степановны, все единогласно выбрали проект авторства Ивана Балашова и Петра Козлова, который сегодня был открыт. Очень корректная, нежная и трагичная получилась у них работа, она нашла отзыв и у близких Ани. Это стилизованные из бронзы листки из блокнота, на верхнем – лицо Анны, на остальных надпись, что в этом здании с 1999 до 2006 года, до своей трагической гибели работала обозреватель "Новой газеты" Анна Степановна Политковская.

Владимир Кара-Мурза: Анна, вы тоже были на церемонии открытия. Какая атмосфера была там сегодня?

Анна Ставицкая: Меня очень тронуло это мероприятие, все выступавшие были искренни. Все было не официально, а от души, и были сильные душевные переживания. У многих были просто слезы на глазах.

Владимир Кара-Мурза: Зоя, почему власть предержащие игнорируют мероприятия, посвященные памяти Анны Политковской?

Зоя Светова: Власти не скрывают, что Анна Политковская была для них врагом. Она была одним из самих сильных критиков власти, и они стараются не замечать этих дат. Власть отделена от общества, она сама по себе.

Надежда Прусенкова: На церемонии были представители Департамента культуры московской мэрии, благодаря которым, собственном, нам удалось этот проект реализовать, за что мы им бесконечно благодарны. Они отказались от слова. Были представители самых разных посольств, дипмиссий, которые расположены в Москве. Был Григорий Явлинский… А представителей нынешней власти я не заметила.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня обнародованы результаты соцопросов москвичей, и они в растерянности версий преступления, совершенного семь лет назад. Часть людей говорит, что это было выгодно оппозиции, которая хотела сделать из Анны символ своего сопротивления. Другая, что это выгодно было Кремлю и окружению Ахмада Кадырова. Там несколько версий. Почему ситуация все более размывается?

Анна Ставицкая: Потому, наверное, что до настоящего времени не найдены все фигуранты по этому делу. Насколько я понимаю, это дело и судьба Анны Политковской, и то что она делала, это же не является каким-то медийным предметом обсуждения. На телевидении это не обсуждают. Многие люди просто не знают, кто такая Анна Политковская, чем она занималась, тем более не знают версии убийства. Но у тех, кто знает об этом деле, нет сомнений, что убийство связано с ее деятельностью. А дело следствия – найти заказчика преступления, дело суда – привлечь его к ответственности. Мы со своей стороны, люди, которые этим делом болеют, "Новая газета", родственники и представители потерпевших, будем делать все, что от нас зависит, чтобы все фигуранты по этому делу были привлечены к ответственности, в том числе и заказчик.

Владимир Кара-Мурза: Довлеет ли над властью сейчас оценка президента Путина, который сказала, что Анна Политковская своей смертью больше вреда нанесла, чем своей деятельностью?

Зоя Светова: Для чиновников, которые стараются не вспоминать об этом деле, официальные каналы в новостях не говорят об этом, для них очень важно, что этот день совпал с днем рождения Путина. И Путин высказался тогда пренебрежительно и цинично по отношению к Анне Политковской – для чиновников это значимо, и они боятся просто эту тему поднимать. Я помню, что семь лет назад, когда это стало известно, что Анну Политковскую убили, это был просто шок для всех. Сейчас прошло семь лет, помнят коллеги, друзья и родственники, но острота уходит, потому что сейчас в России много других драм, очень много судебных процессов трагических. Власть всячески пытается замылить это дело, и сколько трудов стоит адвокатам и журналистам из "Новой газеты" все время пробивать, чтобы это дело расследовалось.

Владимир Кара-Мурза: Осиротела ли тема Кавказа с уходом Анны Политковской из жизни?

Надежда Прусенкова: Осиротела не только тема Кавказа, в целом осиротела и наша редакция, и журналистика. С тех пор, как не стало Анны Степановны, больше не появлялось на Кавказе таких громких, мужественных и твердых голосов, требующих найти правду и наказать виновных. После того, как погибла Анна Степановна, главный редактор "Новой газеты" дал распоряжение по редакции, что наши корреспонденты не работают больше по Чеченской республике, потому что невозможно обеспечить им безопасность на этой территории. И мы еще раз трагически в этом убедились, когда через буквально два года после гибели Анны Степановны погибла Наталья Эстемирова, которая под псевдонимом писала нам в "Новую газету". Поэтому, во-первых, нет таких отчаянных кадров, как Анна Степановна, во-вторых, это просто опасно.

Владимир Кара-Мурза: На связи с нами из Праги наша коллега Ирина Лагунина. Ирина, почему во всем мире эту дату отмечают шире, чем в России?

Ирина Лагунина: В Праге день сегодня начался под именем Анны Политковской, и основная информационная программа чешского телевидения открылась с дискуссии о ней. И вот заканчивается день тем, что сейчас в Высшей школе экономики в Праге начнется дискуссия уже с молодежью, после просмотра фильма "Анна. 7 лет на передовой". Я сейчас стою перед аудиторией, где собирается публика, и это очень молодые люди, которые пришли посмотреть и понять, что происходит в России. Я думаю, что это происходит из-за того, что во всем мире Анна стала не только символом честной и правдивой журналистики, не только символом собственного героизма и мужества в журналистской профессии, но еще и символом того, что совершила российская власть с журналистикой, со свободой слова и с журналистами. Если смотреть статистику, с 1992 года в России из-за выполнения профессионального долга погибли 56 журналистов, еще у более чем 30-ти причина убийства не подтверждена. Если взять даже такие страны, как Ирак, – с начала войны в Ираке погиб 151 журналист. Это очень много говорит о России.

Владимир Кара-Мурза: Почему в Праге помнят Анну, в Берлине сейчас начнется концерт, а наши соотечественники так непамятливы, ленивы и нелюбопытны, как говорил Пушкин?

Анна Ставицкая: Я так, конечно, не могу сказать. Судя по тому, что я сегодня видели на церемонии открытия мемориальной доски, очень многие люди помнят об Анне. Другое дело, так как наши массмедиа не настроены обсуждать таких журналистов, а в большей степени намерены обсуждать рождение детей у Аллы Пугачевой и Максима Галкина, дай бог им здоровья, просто так устроена наша система. А люди, которые помнят и любят Анну, всегда будут ее помнить и о ней говорить. И сейчас в "Современнике" идет спектакль, в котором Чулпан Хаматова свою роль фактически списала с Анны Политковской, снимают фильмы в честь Анны Политковской. У нас трудно назвать именем человека улицу, и это достаточно странно, мне кажется, что должно пройти со смерти человека 10 лет. Подобная логика мне странна. На территории других государств именем Анны Политковской уже давно назвали кучу улиц, и 10 лет не надо было ждать, чтобы в Риме, в Милане или в Австрии назвать улицы ее именем. Слава богу, что есть теперь мемориальная доска, и люди, проходя мимо, будут любоваться этой красивой женщиной и вспоминать о ней.

Надежда Прусенкова: На доме, где жила Анна Политковская, тоже есть памятная доска, ее делали еще активисты ОГФ. Не знаю, согласована ли она, но ее повесили, а рука, наверное, не поднимается снять.

Владимир Кара-Мурза: Какие бы фильмы об Анне вы ответили?

Зоя Светова: Я видела фильм Марины Голдовской "Горький вкус свободы". Марина была знакома с Анной Политковской, когда она была еще совсем молодая и неизвестная журналистка, и потом она ее снимала, когда она стала знаменитой. Там есть кадры, когда Аню отравили по дороге в Беслан, Голдовская снимала ее в больнице. Есть еще много западных фильмов с интервью с Анной, но в этом фильме, мне кажется, Аня показана наиболее полно, какая она была журналистка и просто замечательная женщина, с которой можно было говорить о личных, семейных проблемах. Я с ней несколько раз общалась, мы с ней ездили вместе на репортаже, и с ней можно было говорить обо всем, у нее было потрясающее чувство юмора, и в этом фильме Голдовской это передано. Французы снимали почти художественный фильм, где героиня – Анна Политковская, но она как бы за кадром. Французский журналист пытается сделать свое расследование гибели Политковской, потом он сам пропадает в Чечне, и его ищет его подруга из Франции. И есть еще замечательная книга, выпущенная "Новой газетой", "За что", которая переведена на французский язык. Анна для французов – символ российской журналистики. Эта книга – вообще энциклопедия настоящей правозащитной журналистики, которой сейчас очень мало, и мне кажется, что ее нужно еще раз переиздать. Политковская занималась не только Чечней, но и судебными темами, тюремными темами, то есть она писала о человеке, которого угнетает власть, государство, чиновники. Ее тема была – человек, и таких журналистов сейчас мало.

Надежда Прусенкова: "Горький вкус свободы" – это действительно уникальные съемки Марины Голдовской. В начале 90-х Марина Голдовская была преподавателем Анны на факультете журналистики. И тогда она снимала документальный фильм "Вкус свободы" на примере молодой семьи журналистов – Саша Политковский и Аня Политковская. И там есть уникальные кадры, когда еще совсем маленькие дети, Аня и Саша полны надежд, они разговаривают на фоне 100-тысячных и миллионных демонстраций. И потом в течение 20 лет Марина снимала интервью, какие-то их встречи. И еще есть один фильм, он выложен у нас на сайте, - "Письмо Анне", его снял швейцарский документалист Эрик Бергкраут. Он хотел снимать фильм про Чечню, и он с Анной ездил в Чечню, наснимал много часов пленки, и из этих материалов он сделал такое свое обращение к Анне. Во французском варианте закадровый текст читает Катрин Денев. Этот фильм заканчивался в первой версии тем, что совершенно счастливая, улыбающаяся Анна Степановна идет по Женеве, но потом автор решил сделать по-другому, и сейчас в конце этого фильма показывают улыбающуюся Анну Степановну, и следующий кадр – Вера. И при такой стыковке очевидно портретное сходство с мамой, она тоже улыбается и что-то говорит в камеру. Это просто душераздирающее, честно сказать, кино.

И интерес к Анне за рубежом намного больше, чем здесь. И площадь в Риме назвали именем Анны Политковской в 2007 году, спустя полгода. Зал для пресс-конференций в Европарламенте носит имя Анны Политковской – это было первое решение после новогодних каникул европейских парламентариев, в январе. Улица Анны Политковской есть в Тбилиси, это было в 2009 году. Множество премий по всему миру носят имя Анны Политковской. И только в этом году появилась журналистская премия имени Анны Политковской в России. Премия Анны Политковской вручается ежегодно в Лондоне, с 2007 года, это неправительственная организация "Поможем спасти женщин в войне", награждают женщин, которые работали и работают в зонах конфликтов. И первым лауреатом этой премии в 2007 году была Наташа Эстемирова. Это очень важное в жизни Лондона мероприятие, и в этом году в программе было обращение Гедеона Кремера, был отрывок пьесы "Анна", спектакль поставлен по мотивам того, чем занималась Анна Политковская. В Италии, в Милане есть общественная организация "Анна жива", причем это не журналисты, это самые разные люди – это бывший мэр городка недалеко от Милана, рабочие, ученые, учителя, которых настолько потрясла эта смерть…Они изучают Анины работы, несколько людей перевели книги Анны на итальянский язык. В Милане в этом году открылся сад имени Анны Политковской в центре города. Сначала они каждый год высаживали дерево памяти Анны, и образовался такой сад. И такая отзывчивость и небезразличие европейских граждан потрясает, удивляет и напоминает о том, что у нас, к сожалению, это в очень незначительном проявлении.

Владимир Кара-Мурза: На каком этапе сейчас процесс об убийстве Анны Политковской?

Анна Ставицкая: На данный момент обвинение представляет свои доказательства. Сейчас дело рассматривается в отношении пяти фигурантов в Московском городском суде, в отношении лиц, которые считаются исполнителями этого преступления. Это трое братьев Махмудовых, одного из которых следствие считает киллером, других просто соисполнителями, они подвозили киллера к месту преступления. Их дядя – Ломали Гайтукаев – его следствие считает человеком, который получил заказ на убийство и был первоначально организатором, и представитель полиции – Сергей Хаджикурбанов – его следствие считает организатором. И также есть Павлюченков, который осужден за участие в убийстве Анны Степановны и получил 11 лет лишения свободы. Это суд присяжных, и сейчас обвинение представляет свои доказательства. На данный момент в процессе объявлен перерыв, потому что на камере одного из фигурантов этого дела наложен карантин, и он не может участвовать в судебном заседании.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли надежда, что Мосгорсуд назовет исполнителей подлинных? И может быть, удастся начать поиски заказчика?

Зоя Светова: Очень трудно сказать, каким будет решение присяжных, и я не хотела бы его сейчас предугадывать. В любом случае рано или поздно "Новая газета", скорее даже, чем следствие, выйдет на заказчика. Несправедливо, если мы не узнаем имя заказчика. Это очень важно! Такое впечатление, что люди, которые сейчас находятся на скамье подсудимых, имеют отношение к этому преступлению, но посмотрим, каким будет вердикт присяжных.

Надежда Прусенкова: Мы будем продолжать расследование, которое ведет "Новая газета", и на данном этапе мы пересекаемся и помогаем, чем можем, официальному следствию. И мы можем говорить о том, что новые доказательства и свидетели, которые появились в этом деле, во многом появились благодаря работе "Новой газеты". И мы этих усилий не оставляем, продолжаем работать, но конечно, мы в первую очередь журналисты, а не детективное агентство. И наверняка организаторы этого убийства, и те люди, которых обвиняют сейчас в этом убийстве, я больше чем уверена, что они знают имя заказчика, знают размер суммы, которую они за это получили, просто не говорят. Я думаю, они заговорят рано или поздно.

Анна Ставицкая: Ни одно преступление не состоялось бы, если бы не было исполнителей, один заказчик не пошел бы убивать. Если на скамье подсудимых находятся люди, которые являются организаторами и исполнителями, а это установит суд, это тоже очень большой шаг, что эти люди будут привлечены к ответственности. Что касается заказчика, то и "Новая газета", и потерпевшие сделают все для того, чтобы имя этого человека было установлено. Исключительно благодаря расследованию "Новой газеты" Дмитрий Павлюченков оказался на скамье подсудимых. Потому что в первом процессе этот человек был главным свидетелем со стороны обвинения. И только благодаря тем доказательствам, которые были представлены стороной потерпевших, следствию нельзя была никуда деться, как и его привлекать к ответственности. Огромная работа была проведена "Новой газетой" и потерпевшими. И потерпевшие будут считать, что это преступление раскрыто, только после того, как будет найден и заказчик.

Владимир Кара-Мурза: А как удалось переквалифицировать статус Павлюченкова?

Надежда Прусенкова: С "Новой газетой" связался человек, наш внештатный автор, он какое-то время провел в СИЗО. И в СИЗО с ним сидел человек, который попросил устроить встречу с "Новой газетой". И этот человек одно время выполнял мелкие поручения Павлюченкова, иногда выполнял функции шофера и знал круг лиц, с которыми Павлюченков общался. Довольно много времени ушло на проверку фактов, все они нашли свое подтверждение. Павлюченков заключил сделку по следствием, но наше мнение, что он условия этой сделки не выполнил, потому что одним из условий сделки было то, что он назовет имя заказчика. Имя заказчика он не назвал. Где-то у него промелькнуло в показаниях имя Бориса Березовского, но мы понимаем, что это довольно глупо звучит. И суд эту сделку не расторг.

Анна Ставицкая: Суд поступил формально, он считает, что Павлюченков назвал то, что с его слов знал. Павлюченков сказал, что со слов Гайтукаева он слышал, что заказчиком этого преступления является Березовский. Но у нас в стране во всем виноват Березовский, и даже странно, что следствие не собирает данные, чтобы точно повесить на него это преступление. Но данных о том, что это был Березовский, нет. Что касается свидетеля, я лично его опрашивала вместе с шеф-редактором "Новой газеты", и мы лично оценивали его показания, и эти показания нами были задокументированы и представлены следствию. И следствию ничего не оставалось, как на основании этих показания привлечь Павлюченкова к ответственности. Сейчас в ходе судебного разбирательства сторона защиты пытается каким-то образом оспорить эти показания, говоря о том, что этого свидетеля нам подослало само следствие, а мы поверили ему на слово, ничего не проверяя. На самом деле, мы очень долго этого свидетеля опрашивали, и очень долго сопоставляли факты, и очень долго все это анализировали, прежде чем прийти к выводу, что он действительно не врет. Более того, конечно, о правоохранительных органах очень часто думают лучше, чем есть на самом деле, но вряд ли органы следствия, которые не хотели привлекать Павлюченкова к ответственности, подослали нам какого-то свидетеля, показания которого позволили привлечь Павлюченкова к ответственности.

Владимир Кара-Мурза: Зоя, есть ли признаки того, что кто-то хочет пустить следствие и суд по ложному следу?

Зоя Светова: Пока в этом процессе те люди, которые сидят на скамье подсудимых, имеют отношение к убийству Анны Политковской. Но мне кажется, что здесь не идет речь о том, что кто-то хочет кого-то пустить по ложному следу. Очевидно, что есть очень много заинтересованных людей и много высокопоставленных людей, которые хотят, чтобы процесс этим и ограничился, и чтобы дело не дошло до заказчика. И они, конечно, будут делать все, чтобы люди, которые знают заказчика, его имя не назвали.

Надежда Прусенкова: Сейчас мы находимся в разгаре процесса в отношении этих пяти подсудимых, и я думаю, что нам нужно дождаться какого-то итога этого процесса, не прекращая работу по поиску истинного заказчика.

Полную версию смотрите по ссылке: http://youtu.be/y5pkdqyHwRc

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG