Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Должен покаяться: Мамонтова привел я"


Евгений Киселев полагает, что внутри сегодняшнего НТВ есть два разных НТВ. Компания празднует свой 20-летний юбилей

Елена Рыковцева: 20 лет НТВ. С нами Евгений Киселев. Итак, это человек, который пришел на НТВ сразу, с первого дня основания – это раз. Во-вторых, он работал ведущим знаменитой программы "Итоги" – два. Еще более знаменитая программа "Глас народа", хотя степень знаменитости сейчас сравнить не могу, но обе программы были очень рейтинговые.

Евгений Киселев: И программа "Герой дня", я, правда, вел ее не один.

Елена Рыковцева: Но недолго.

Евгений Киселев: Как недолго? В общей сложности пришлось, пока Светлана Сорокина не села и не взяла это в свои руки, не сделала это своим абсолютно монопольным проектом, два года мы проработали, чередуясь, и Леня Парфенов, и нынешний руководитель НТВ Кулистиков иногда садился, и Паша Лобков, и Оля Бычкова, которая на "Эхо Москвы". Еще я был генеральным директором НТВ, но недолго.

Елена Рыковцева: Последним директором НТВ.

Евгений Киселев: Как последним?

Елена Рыковцева: Последним, потому что это другая компания. Мы сегодня вспоминаем о том, что было же две компании: одна до того, как ее прихватило государство, а вторая компания, которая попала под государственный контроль.

Евгений Киселев: Это ваша версия, это не я сказал.

Елена Рыковцева: Евгений Киселев был последним генеральным директором негосударственного НТВ. А потом уже другие генеральные директоры были ополовиненными, оконтроленными и так далее.

Евгений Киселев: Еще вы одну вещь не сказали, что я был одним из основателей, одним из учредителей. Учреждали те, кто родил идею, кто договорился между собой, кто нашел главного инвестора, владельца канала, кто уговорил Гусинского. Правда, уговаривать его долго не пришлось, решение он принял за пять минут.

Елена Рыковцева: Но деньги ему дали не за пять минут на канал.

Евгений Киселев: Но деньги он свои вкладывал.

Елена Рыковцева: Это поначалу.

Елена Рыковцева: Мы начнем разговор с того, что посмотрим видеоопрос, который записал наш стажер Святослав Леонтьев на улицах Москвы: кого из журналистов НТВ вы помните, знаете, какие программы цените и т. д.

(Видеосюжет)

Елена Рыковцева: Добавлю сюда мнение из фейсбука. Наш коллега Сергей Мулин разместил анонс этой передачи у себя на страничке, и Юрий Гаршенин, один из его друзей, ответил так на этот вопрос: "Того НТВ уже нет, а нынешнее не имеет права ликовать по поводу юбилея, потому что это не НТВ, а нечто другое, присвоившее себе название уважаемого телеканала". Еще он довольно горько пишет: "Мы на местах в свое время очень завидовали москвичам, поскольку они смотрели этот телеканал, а мы не могли, поскольку не было тогда спутникового ТВ, кабельного тоже. А сейчас у меня есть все, все варианты, все каналы, а радости нет – смотреть нечего".

Евгений Киселев: Время изменилось. Тогда телевидение было наше все. Мы могли показывать в первые годы существования НТВ артхаусное кино, и оно брало невероятные рейтинги. А сейчас есть масса других способов провести свободное время, а самое главное, получить информацию в режиме реального времени. Сейчас на мобильном телефоне новости можно узнать, лишь бы был хороший быстрый интернет.

Елена Рыковцева: Поэтому, когда человек говорит – я не смотрю НТВ, вы как добрый человек говорите: ну это не потому, что НТВ стало хуже, а потому что слишком много других источников информации. Так?

Евгений Киселев: Вы знаете, мне очень бы не хотелось, особенно, когда у людей праздник, я имею в виду тех, кто работает на канале НТВ, там ведь не только, скажем, работают люди, являющиеся "прислужниками" нынешнего не самого приятного многим политического режима. А есть люди, которые честно, благородно делают свою работу – операторы, осветители, редакторы, младшие сотрудники. Для них это праздник, что же я буду их обижать. Я не хочу давать никаких оценок.

Елена Рыковцева: Просто дело в том, что зритель оценивает не работу этих замечательных людей, которых вы перечислили, а работу журналистов, которые на виду. Вы сейчас спокойнее смотрите на эту драму, это была драма настоящая, это была трагедия даже, я бы сказала или вы по-прежнему переживаете остро события 2000-2001 года, когда отбирали компанию, когда громили? "Разгром НТВ" – существует такое выражение устойчивое.

Евгений Киселев: Конечно, я к этому отношусь небезразлично, но спокойно, без гнева и пристрастия. С удовольствием читаю посты Альфреда Коха, как правило, он пишет дельные вещи, как правило, готов подписаться под каждым его словом, за исключением тех случаев, когда что-то, видимо, мучает его внутри. В очень многих интервью я вижу, как Кох, ему даже вопросы не задают, а он сам начинает вдруг говорить, уже все забыли о том, что он был, как он сам себя называет, "душителем НТВ", уже 30 раз за это реабилитировался своими острыми и на самом деле дельными статьями, которые он то тут, то там печатает. Я обычно в фейсбуке читаю, поэтому не могу идентифицировать, где первоисточник. Но вот он все равно свою линию гнет.

Елена Рыковцева: Ничего личного не осталось?

Евгений Киселев: Ничего личного не осталось. История все расставила по своим местам. Все понятно, кто какую роль играл тогда, кто в этом раскаялся, кто получил от судьбы по заслугам, если угодно.

Елена Рыковцева: Она справедливо расставила по своим местам история, на ваш взгляд?

Евгений Киселев: Да в общем, я думаю, да. Особенно с поправкой на то, какое НТВ сегодня.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем Сергея из Тульской области.

Слушатель: Добрый вечер. Рад приветствовать Евгения Киселева. Прекрасно помню его замечательную передачу "Итоги" того НТВ. Для меня НТВ прекратило свое существование после того, как вышла эти мерзкая дезинформация, фильмы про оппозицию после протестов, после того как прошли грязнейшие выборы, я считаю, в нашей стране. НТВ показало дешевые, хуже геббельсовской пропаганды. После этого я прыгаю по каналам пультом. У нас НТВ на 17 канале, я просто с омерзением, секунды не задерживаюсь на этом канале. Помню, даже раз, когда я сканировал, на НТВ был мой любимый актер Роберт де Ниро, даже это не заставило.

Елена Рыковцева: Вы знаете, вы оказались принципиальнее, чем Евгений Киселев. Он может читать Коха, а вот вы не можете смотреть даже де Ниро на канале НТВ.

Евгений Киселев: Как мне кажется, что и тот зритель, который был идеальным зрителем того НТВ, которое 20 лет назад создавалось, сегодня не нуждается в телевидении как в источнике информации, и НТВ изменилось, потому что изменилось общество. Если я не перевру слова Владимира Кулистикова, которые мне цитировали, там ничего обидного такого нет, он говорил одному из наших общих знакомых: "Старик, ты пойми, у нас другая теперь аудитория. Наша главная аудитория – это мужики, которые сидят на зоне или в общей камере СИЗО и хотят смотреть криминальные передачи".

Елена Рыковцева: А реклама тогда на кого рассчитана?

Евгений Киселев: Мы же говорим об идеальном зрителе.

Елена Рыковцева: Слушаем Ивана из Краснодарского края.

Слушатель: Здравствуйте. Какое было раньше НТВ и какое стало, сейчас стал, по-моему, идеологический отдел Кремля. Людям нужна информация, честная информация, но не с точки зрения Кремля, а с точки зрения донесения настоящей информации. Раньше постоянно смотрел, сейчас не смотрю. Сейчас слушаю Радио Свобода, ВВС, "Дождь" и другие каналы, которые могут донести достоверную информацию. А после "Анатомии протеста" я вообще перестал смотреть НТВ.

Елена Рыковцева: То есть преемственности вы ни в чем не видите, даже в том, что там остались люди со старого НТВ?

Слушатель: Просто эти люди изменили свое мнение и все члены одной партии нашей "Единая Россия".

Евгений Киселев: Вы знаете, у меня такое ощущение, что большинство людей, которые работают на телевидении вообще и на НТВ, в частности, люди достаточно аполитичные сегодня.

Елена Рыковцева: Или они вынуждены быть аполитичными по работе? Им нельзя быть политичными, оппозиционными.

Евгений Киселев: Я не буду называть фамилии, например, когда в декабре 2011-го была Болотная, потом была демонстрация на проспекте Сахарова самая большая, на Сахарова я встретил нескольких людей, которые по-прежнему работали на НТВ. Фамилии называть не буду, но это люди старого призыва, которые с нами туда пришли.

Елена Рыковцева: Которые не готовили "Чрезвычайное происшествие".

Евгений Киселев: Нет, это другие люди. Вы начали с того, что есть два НТВ. Я думаю, что внутри сейчас есть несколько разных НТВ. Потому что, как я понимаю, я могу ошибаться, по моей информации, те люди, которые работают на новостях, никакого отношения к тем, кто производит разные "Анатомии" и прочие, там же были и про Лужкова разоблачительные фильмы, про Лукашенко – это некий "спецназ", который занимается исключительно быстрым изготовлением такого рода псевдодокументальных подделок.

Елена Рыковцева: Небольшой, наверное, в процентном отношении "спецназ", но дух от него идет такой тяжелый, что люди отказываются смотреть канал и отказываются смотреть программы тех людей, о которых вы говорите, что они сохранили представление о порядочности.

Евгений Киселев: Был изначально с первых дней работы НТВ лицом канала Алексей Пивоваров, который пришел в "Новости" через программу Леонида Парфенова, через те первые "Намедни", которые были субботней неполитической передачей. Это были все неполитические новости за неделю – литература, искусство, мода, кино и так далее. Просто жизнь менялась и та программа Леонида Геннадиевича умерла в каком-то смысле, стала умирать. Потому что все эти темы стали перекочевывать в основные новости. Поскольку происходило некое успокоение политической жизни после выборов 96-го года. Стало очевидно, что в основных новостях в 7 и в 20 вечера все это нужно, и про кино, и про моду, и про стиль жизни. А тогда что оставалось Лене на субботу? Собственно, поэтому возник у него новый проект замечательный "Наша эра", потом "Российская империя", потом те легендарные "Намедни", которые он вел, уже когда мы ушли с канала. А потом началось политизирование "Намедни". Чем это кончилось? Закрытием "Намедни", изгнанием Парфенова с НТВ. Судьба все расставила тогда на свои места.

Елена Рыковцева: Владимир, Алтайский край, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Мне очень приятно вас слушать. Я практически разделяю те позиции, которые высказали слушатели, но хочу усилить. Евгений Киселев правильно выразился, очень удачно – спецназ существует. Это видно. Любой мало-мальски думающий человек поймет, что это все неслучайно. Один Аркадий, главное лицо, я не буду называть его фамилию, когда я его послушал, уровень интеллекта, речь, стилистика – это убогость. Такое двойственное впечатление складывается по поводу спецназа.

Елена Рыковцева: Владимир, вы Аркадия имеете в виду с канала "Россия"? Вы имеете в виду Аркадия Мамонтова?

Слушатель: Я не хочу называть. Творец этих всяких заказух.

Елена Рыковцева: Я совсем забыла, мне недавно напомнили: Мамонтов-то работал с вами. Скажите пожалуйста, Евгений Киселев, вы чувствовали тогда какие-то зачатки того, что с ним потом стало?

Евгений Киселев: Я должен покаяться, используя возможность: Мамонтова на канал привел ваш покорный слуга. Я его привел своими руками.

Елена Рыковцева: Откуда?

Евгений Киселев: Он работал раньше в АПН скорее даже не репортером, а продюсером, который помогал, работал как фрилансер в западных телекомпаниях, которые с помощью АПН что-то снимали о России, в России. Маша Шахова, моя жена, которую вы прекрасно знаете, она была в те годы пресс-секретарем на НТВ. И к работе пресс-службы у журналистов, пишущих о телевидении, никогда претензий не было.

Елена Рыковцева: Да и сейчас никаких претензий нет. Там чудесный пресс-секретарь.

Евгений Киселев: Ну тогда было лучше, тем не менее.

Елена Рыковцева: Ну ладно, не будем сравнивать.

Евгений Киселев: Она знала его по совместной работе и сказала: "Слушай, посмотри, хороший парень, мечтает, рвется на НТВ". Пришел, посмотрели на него, вроде ничего. Писал, правда, плохо, практически совсем не мог писать. Я помню, приехал с первой съемки, записал какие-то интервью. Ему сказали: давай, садись, пиши репортаж. "А я не умею". Потом научился. Ну вот, вот что выросло.

Елена Рыковцева: То есть вы не подозревали, что вырастет?

Евгений Киселев: Я понимал, что этот человек, скажем так, получил может быть не самое лучшее образование, может быть с бэкграундом образовательным плоховатым, с эрудицией, человек с конспирологическим немножечко складом ума, который верит в инопланетян, в прочие заговоры всякие. Я помню, что когда мы его отряжали в 98-м году делать репортаж из Свердловской области – это было связано с тем, что тогда заканчивалось дело о царских останках. Генпрокуратура объявила, что дело завершено, все экспертизы прошли и действительно установлено, что найденные под Екатеринбургом останки, принадлежат царской семье. Там было несколько материалов, в частности, Аркадий поехал снимать репортаж на место события, разговаривать с местными жителями, потом он уже продолжал эту тему в Москве. Меня он потряс, что однажды пришел и говорит: "Евгений Алексеевич, беда: останки, похоже, на самом деле настоящие". "Подожди, Аркадий, а ты верил в то, что все это подстроено, подложено?". "Да, очень хотелось, чтобы оказалось, что это фейк, что все придумано, из пальца высосано".

Елена Рыковцева: Какой искренний простой человек.

Евгений Киселев: Искренний, простой. Конечно, за ним разное водилось. Некоторые коллеги считали, что он не совсем правильно ведет себя в экстремальных ситуациях, когда шли съемки в Чечне, предположим, во время боевых действий. Это отдельная история, я это своими глазами не видел, пересказывать не хочу. Я знаю, что там были некие напряги. А вот из этого выросло вот такое.

Елена Рыковцева: Но это уже не наша история, мы сегодня не об этом канале. Олег из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса к Евгению. Первый: что случилось с "Эхо Москвы"? Второй личный вопрос: вдруг власть поменяется, придет кто-то типа Навального. Нет такого соблазна тряхнуть стариной, делать опять что-нибудь в России?

Евгений Киселев: Давайте дождемся того момента, когда Алексей Навальный выдвинется наконец в президенты России и победит на выборах. Ждать нам придется еще очень долго. Я на 20 лет моложе Владимира Познера, надеюсь, что через 20 лет буду в достаточно хорошей форме. Давайте будем жить завтрашним днем. Завтра меня никто сюда не позовет и послезавтра тоже. Поэтому что обсуждать, чего никогда не произойдет. "Эхо Москвы" замечательная радиостанция, я с удовольствием с ней временами продолжают сотрудничать, меня приглашают туда периодически выступать. Насколько я понимаю, у них очень большая аудитория, причем не только у радиостанции, но и у сайта, который развивается как самостоятельное средство массовой информации. У них, кстати, завтра тоже торжество. И они застолбили день 10 октября, по-моему, раньше, НТВ, поэтому НТВ празднует 11-го. Хотя, с другой стороны, как посмотреть: 10 октября 93-го года было воскресенье и 10 октября вышли "Итоги", а регулярное вещание НТВ началось 11-го.

Елена Рыковцева: Нет, все-таки если вышли "Итоги" – это уже 10-го. Петр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. 1993-й год – это такая резкая политизация была всей нашей жизни российской, в том числе и НТВ. НТВ дрейфовало за эти 20 лет. Если НТВ 20-летней давности можно охарактеризовать словами Евгения Киселева, такая позиция политическая, политологическая звучала и звучит в его словах по-прежнему:чем ГУЛАГ лучше гитлеровских концлагерей, чем вообще Сталин лучше Гитлера помимо того, что он победил. Через 20 лет ставится фильм "Сталин с нами" Чернышева, и о событиях 93-го года и такой замечательный фильм, он как-то прошел незаметно, по-видимому, этому есть объяснение – он слишком резкий, называется "Путин с нами". Как мы видим, НТВ различает разницу между Гитлером и Сталиным. Я не знаю, кто здесь прав, история все расставит на свои места. Евгению Киселеву через 20 лет желаю выглядеть так же свежо, как Познер. Я думаю, он тоже научится различать события советской истории и того, что было в Германии.

Евгений Киселев: Я от своих слов не отказываюсь, тем не менее. Я ответственно могу заявить, что я достаточно хорошо знаю и историю Германии, и историю Советского Союза до начала Второй мировой войны и по-прежнему стою на своем, что я имею право задать риторический вопрос. Вы отвечайте, как хотите, но я имею право задать риторический вопрос. Чем, собственно, Сталин лучше Гитлера? Тем, что он победил или чем-то еще? Отвечайте, пожалуйста, ради бога, но не сейчас, мы сегодня не про это. Тут вспомнили про фильмы, которые снимает Владимир Чернышев – это, кстати, один из ветеранов НТВ, на самом деле я от многих слышал, что у человека произошла переоценка ценностей, он действительно снял такой весьма комплиментарный документальный фильм из нескольких серий "Сталин жив". Он апологетический снял фильм про 93-й год, где герои – это так называемые защитники Белого дома. Может быть еще что-то снимет. Я так понимаю, что это не точка зрения НТВ – это его личная точка зрения, но она востребована. Люди, которые принимают решение допустить это кино к производству, потом дать этому фильму эфир, показывать его, раскручивать, поддерживать, видимо, они понимают, даже если не разделяют точку зрения автора, что эта точка зрения сейчас востребована не просто в обществе, не просто у зрителя, а где-то там – наверху. Есть люди при власти, которым это нравится, которые тоже примерно так же смотрят на нашу отечественную историю и их это приятно щекочет, им это душу греет.

Елена Рыковцева: Такое совпадение. Игорь Сергеевич из Смоленской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Прежде всего позвольте пожелать всех благ в личной жизни и, конечно, прежде всего интересной работы. Что касается НТВ, то могу сказать, что сейчас я его абсолютно не смотрю. Единственное, что я посмотрел – это фильм "История всероссийского обмана. Водка" в двух сериях. И то этот фильм я смотрел не через НТВ, а мне его скачал средний сын из интернета. У меня вопрос для уважаемого Евгения Киселева: скажите, когда вы уходили или вас уходили, вас увольняли без вариантов или все же на каких-то условиях предлагали остаться, учитывая смену аудитории, как вы выразились?

Евгений Киселев: Со мной пытались вести сепаратные переговоры, но я в них не вступил, полагая, что не имею на это морального права, что это было бы по отношению ко многим людям предательством, скажем так. Выходили на меня посредники, сами по себе вполне пристойные люди, которые, я бы сказал, немножко смущались такой неожиданной роли, но, очевидно, полагали, что может из этого что-то получится хорошее. Предлагали мне встретиться с людьми, от которых могла зависеть моя дальнейшая судьба, которые могли бы предложить компромиссный вариант. Об этом намекалось: а может быть вы сумеете в каком-то другом качестве остаться на НТВ…

Елена Рыковцева: Не пошли вы на компромисс – это известное дело.

Евгений Киселев: В тот момент, когда со мной вели переговоры, Владимир Гусинский, человек, который этот канал создал, человек, который этот канал финансировал, как бы к нему ни относиться и многим обстоятельствам, связанным со всей историей под названием "Гусинский и НТВ", он находился в тюрьме. И в этот момент вести какие-то переговоры с кем-то для меня было недопустимо.

Елена Рыковцева: Вы сами заговорили о той ситуации, о которой забыла не только аудитория, забыли эксперты, которые занимались тогда НТВ, даже журналисты забыли об этой истории с протоколом № 6, когда Михаил Лесин, тогдашний министр печати пришел чуть ли не в тюрьму к Владимиру Гусинскому и предложил ему подписать бумаги о продаже компании в обмен на гарантии безопасности.

Евгений Киселев: Порядок действий был такой: Гусинского арестовали 13-го июня 2000 года, затем те, кто ближайшие друзья, товарищи, коллеги, соратники Гусинского, получили абсолютно прозрачный месседж: Гусинский выйдет на свободу, если вы дадите согласие начать переговоры о продаже НТВ и об условиях полного ухода с рынка. Посовещались, решили – давайте начинать переговоры. Гусинского 16-го числа выпустили из Бутырки. Переговоры продолжались примерно полтора месяца, потом прокуратура написала бумагу, в которой было сказано, что дело против Гусинского прекращается за отсутствием состава преступления, то есть на полностью реабилитирующих основаниях. Можно сказать, что дата издания этой публичной бумаги Генпрокуратуры, абсолютно непубличного соглашения, к которому имелось приложение № 6, они совпадают. Или там разница в один день. В тот же день Гусинский улетел в Испанию. Но потом он отказался от этих договоренностей, он объявил о том, что все это подписано под давлением. И тогда уже через Интерпол на него спустили испанские правоохранительные органы. В тот момент, когда НТВ захватывали, Гусинский был еще в испанской тюрьме.

Елена Рыковцева: Я хочу сказать, что Михаил Лесин выступил тогда гарантом этой сделки, за что получил нагоняй на заседании правительства. Сегодня он возглавил компанию "Газпром-Медиа", в которую входит НТВ, в частности. Какое у вас было отношение к этой новости, она всколыхнула что-нибудь в вас?

Евгений Киселев: Я думаю, что он направлен партией и правительством на этот участок работы для того, чтобы больше денег зарабатывало НТВ и другие компании, которые входят в холдинг. Вместе с НТВ там есть ТНТ, чего там только нет. Я думаю, что он по деньгам, за деньги отвечает, не за политику, не за редакционное содержание. За редакционное содержание отвечает нынешний руководитель НТВ, наверное, перед первым лицом государства.

Елена Рыковцева: А сама ситуация, что Лесин, который был гарантом и такую роль сыграл, в конце концов повернулась вот так.

Евгений Киселев: В истории много чего было. Его отодвинули, он был не у дел, потом его совсем уволили, причем уволили обидно. Я зла не держу. Вы будете долго смеяться, но на Михаила Юрьевича я зла не держу. Он был тогда игроком определенной команды, он играл по командным правилам. Про него на самом деле легенды рассказывают. Это как раз яркий представитель типа постсоветских людей, которые для своих готовы в лепешку расшибиться и готовы сделать все для человека, который друг, коллега, товарищ, соратник и абсолютно беспощаден к врагам Рейха, если использовать терминологию "17 мгновений весны". Поэтому тогда он действовал ровно по этим правилам.

Елена Рыковцева: Валерий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Хотелось бы сделать экскурс в историю НТВ. Дело в том, что до первых нечестных выборов смотреть НТВ было интересно, передачи, подборка была хорошая. Но после 4 февраля, после митинга на Болотной, мороз был 25 градусов, мы приехали домой, я вечером по НТВ в своей любимой программе увидел, что якобы нас всех покупали за доллары – наглая ложь пошла. Просто мы взяли и забанили НТВ и больше этот канал не смотрим.

Елена Рыковцева: Валерий, спасибо за звонок. Мне кажется, эти звонки очень полезны будут для нынешнего руководства канала. Потому что Валерий – это слушатель, который не отказался от НТВ, он его смотрел до какого-то момента, но масштабы подлости зашкалили так, что человек отказался. Это вообще информация к размышлению, что одна подлая передача ставит крест на работе огромного количества людей, которые работают честно на этом канале.

Евгений Киселев: В журналистской профессии так бывает. Иногда одна ошибка на всю жизнь потом.

Елена Рыковцева: Вы когда-то позиционировались как оппозиционер по отношению к власти, в оппозиции к власти, Путину НТВ было на тот момент, говоря обобщенно. Вы сейчас переехали на Украину и вы в прекрасных отношениях, вы поддерживаете Виктора Януковича.

Евгений Киселев: Я не поддерживаю Виктора Януковича.

Елена Рыковцева: Но вы с ним бесконечно милы. Даже последний репортаж, когда вы поехали снимать на теннисный корт, как он бегает, каждое движение отслеживали. Вы следили за каждым движением человека с восторгом.

Евгений Киселев: Восторг вам померещился. Я случайно попал на эту президентскую дачу, где действительно президент играл в теннис. Я не собирался выходить на корт, но мне тут же вынесли ракетку, форму, отступать было некуда. Я рассчитывал у него взять интервью, но интервью не получилось такое серьезное. Пришлось рассказывать про теннис, я попытался с позиции теннисного болельщика, человека, который в эту игру играет много лет, проанализировать, хороший он игрок или нет.

Елена Рыковцева: Вы сейчас удивились, когда услышали от меня, что вы там воспринимаетесь как группа поддержки президента Януковича?

Евгений Киселев: Вы что, смотрите внимательно украинское телевидение?

Елена Рыковцева: Конечно же, нет.

Евгений Киселев: Вы транслируете позицию определенной, очень заряженной политически и идеологически части украинской журналистской тусовки.

Елена Рыковцева: То есть вы знаете об этой позиции?

Евгений Киселев: Я прекрасно знаю. Я ее не принимаю и я ее отвергаю. Больше того, я вам скажу страшную вещь, что по-хорошему не должно быть оппозиционных журналистов и в России. Я с наслаждением дождусь того дня, если доживу, конечно, когда журналисты будут просто смотреть на власть как на рыбок в аквариуме. В чем причина моего другого отношения к тому, что происходит в украинской политике? Все-таки там при том, что прожил много лет, уже шестой год там живу практически безвыездно, при том, что я помню многие события, которые происходили там раньше, при том, что я очень позитивно и очень хорошо, в каком-то смысле это стало для меня второй родиной, мне там очень комфортно, мне там очень хорошо, мне там очень интересно. Но все равно это не душевная боль, я не могу воспринимать происходящее с острой душевной болью. Я смотрю на события без гнева и пристрастия. Это очень здорово. Потому что есть такая точка зрения, в Украине считается, что хорошая журналистика, правильная журналистика, демократическая журналистика – это когда пасть порву за Януковича или тельняху на груди за оппозицию. А если ты этого не делаешь, значит ты плохой, продажный, нечестный журналист.

Полная видеоверсия доступна по этой ссылке

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG