Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российское беззаконие подобно пирамиде. Правда, перевернутой: пирамида все же стремится к небу, беззаконие землю роет. Это земля права, справедливости, закона, благодаря которой человечество держится.

На первый взгляд, нарушение закона – монополия власти. В других странах, возможно, и так, но в России нарушение закона – почетная особенность подданных. Прожить, не нарушая закона, в России может только начальство. Нарушение закона для низов – долг, печальная необходимость, для начальства же право, привилегия и спорт. Развлечение. В принципе, начальство может закона не нарушать, но, во-первых, скучно, во-вторых, как иначе напомнить себе и окружающим, что ты такое?

Те ежедневные мелкие беззакония, которыми жив российский житель, отличаются от начальственных беззаконий, как битье мух газетою от людоедства. Мух бить не надо, буддисты правы, но все же разница налицо.

Начальственные противоправности строго иерархизованы. Это и привело к отставке Топтыгина, который Чижика съел. Что позволено постовому, не
Прожить, не нарушая закона, в России может только начальство
позволено министру внутренних дел. Котлован кривосудия и стенки имеет кривые потому, что существует четкая иерархия беззакония. Рядовой гаишник имеет право на 2-3% нарушений закона. Глава управы -– 6% (цифра примерная, будет уточнена сразу после получения денег на соответствующее исследование). Генерал армии – 20%, генерал-чекист в два раза больше. Важно и соблюдение границ – чем ниже начальник, тем уже пространство права, которое он имеет право уродовать. Право на стопроцентное и повсеместное антиправие зарезервировано за одним единственным персонажем.

Хорошая новость, что абсолютного кривосудия немного – в сравнении с кривосудием мелким. Как в природе крохотные рачки, планктон Мирового океана, весят в разы больше китов, даже вместе взятых. На одного миллионера, отправленного к параше на двадцать лет, приходятся миллиарды лет, складывающиеся из двух-трех минут, украденных у рядовых жителей идиотскими турникетами в наземном транспорте – издевательство, которого даже при ленинистах не было. Впрочем, и паспортное рабство забывать не будем. Хотя какое уж там "забывать" – разнообразнейшая кривда въелась в плоть и кровь, кажется нормой жизни. Тут проблема не в том, чтобы "не забыть никогда", а в том, чтобы вспомнить, как это нормально должно быть.

Воронка беззакония – в центре бездонная дыра абсолютного произвола, а дальше постепенно уменьшающиеся кривды поменьше – смертельно опасна не тем, что "уничтожает Россию" или конкретных людей. Физически она уничтожает немногих, вот душевно и духовно страшно засасывает. По принципу реактивности. Начинается борьба за пострадавших, а не за идеалы. Конечно, вытаскивать тех, кого затянуло, надо – или хотя бы кричать им, что сердцем с ними. Ау, Михаил Борисович! Мое сердце у Вашей параши!

Солидарность солидарностью, крики криком, а главное – чтобы воронке беззакония противостоял фонтан идеализма, да чтобы идейки были стопроцентные, без мути. Сейчас такие фонтаны очень популярны – в центре одна высокая струя, а вокруг поменьше. Свобода слова, свобода собраний, печати, вероисповедания и веронеисповедания, свобода, извините, предпринимательства. Помните, с чего начиналось в 1992-м? Все хором возмущались, что какие-то бабки на улицах просто так чем угодно торгуют. Грязища, вонища! Ну и получили – чистотищу и деспотищу. Не надо бояться человека с лотком! Грязь после него пускай сотрудники мэрии убирают, как им и положено. Это – идеал! Вот про люстрацию или про то, что неправедная судья непременно должна сидеть в тюрьме, а наворовавшееся начальство надо вовремя схватить, чтобы не улепетнуло в Лондон, – это не надо, это не надо прежде всего в качестве идеи. Ну, пусть улепетнет с нашими деньгами – мы новые заработаем!

Отсутствие мстительности тоже – идеал, идея, демократия. Лишь бы не мешали! Ведь главная, центральная идея в фонтане свободы – не посадить всех плохих. Это идея беззакония. Главное – освободить всех, кстати, включая и плохих. Нет, ну ежели по закону надо посадить – пожалуйста, но демократическая посадка куда мягче и короче, это ж демократический самолет садится, а не толстопузый бомбардировщик деспотизма. Они нам – пятнашку, мы им – пятерочку, они нам – двушечку, мы им – пятнадцать суток с метлой за нами подметать. Чтобы все – включая нас – понимали разницу между ямой и фонтаном. Между прочим, вовсе не обязательно ждать победы демократии, чтобы уже сейчас так фонтанировать. Был бы фонтан, а на кого брызги попадут, всегда найдутся.

Яков Кротов – священник Украинской автокефальной православной церкви (обновленной), автор и ведущий программы РС "С христианской точки зрения"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG