Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Канадская писательница Элис Манро стала лауреатом Нобелевской премии по литературе за 2013 год. Предыдущим уроженцем Канады, получившим эту награду, был Сол Беллоу в 1976 году.

Элис Манро 82 года, литературным творчеством занимается с начала 1950-х. Лауреат многочисленных национальных профессиональных премий. Автор двух десятков сборников рассказов и повестей, в их числе – "Танец счастливых теней", "Прогресс любви", "Любовь хорошей женщины". Герои Манро живут в ее родных местах – на юге провинции Онтарио. "Не бывает крупных и скромных сюжетов, – считает писательница. – Зло, существующее в мире, прямо связано со злом, царящим за обеденным столом".

По некоторым рассказам Элис Манро были поставлены фильмы. Самая известная экранизация – драма Сары Полли "Вдали от нее" (2006).


В 2012 году вышел сборник рассказов "Дорогая жизнь", а летом 2013 года писательница объявила о том, что больше не будет писать. Элис Манро не любит выступать, редко появляется на публике. Представители Нобелевского комитета не смогли дозвониться до писательницы и оставили ей сообщение на автоответчике. О награде Элис Манро узнала от своей дочери и сказала в интервью канадскому телевидению, что ошеломлена известием и обрадована.

На русский язык Элис Манро переводили очень мало. Нексколько ее рассказов были опубликованы в журнале "Иностранная литература". Главный редактор "ИЛ" Александр Ливергант, тем не менее, не в восторге от решения Нобелевского комитета:

– Ее хоть и сравнивают с Чеховым, но это, конечно, сравнение смешное. Такой крепкий середняк. Она хороший стилист, крепкий психолог. Это психологическая проза: как правило, описания далекой канадской провинции, внутренние семейные проблемы, проблемы брака (как правило, несчастливого), разводов, сложных отношений между детьми и мужем и женой или другом и подругой, или детьми и родителями и так далее. У нее нет, насколько я знаю, ни одного романа, у нее нет путевых заметок, нет дневников. Она вот пишет всю жизнь такие вот небольшие повести, более или менее одинакового психологического рисунка, немного с феминистическим уклоном. Может быть, вот этот феминизм как-то сыграл свою роль.

– Это награда скажется на политике вашего журнала? Будете публиковать новые переводы произведений Элис Монро?

– Не убежден. Может быть, что-то и напечатаем, если будет место, но так, не специально. Единственное, что мы всегда стараемся делать, это печатать Нобелевские речи. Если она потрудится приехать в Стокгольм и произнести такую речь, мы ее напечатаем.

В отличие от Александра Ливерганта, живущий в Канаде писатель Михаил Иоссель считает, что Элис Манро – выдающийся автор, заслуживший главную в мире литературную награду:

обычная канадская домохозяйка, которая наделена литературным интуитивным талантом
– Манро – замечательная писательница. Она стала писать, когда ей было сильно за 40, прожив обычную жизнь домохозяйки, и до сих пор живет тихой жизнью в крошечном городке, ни на какие писательские конференции не ездит, никакие чтения не стремится давать. Каждый ее рассказ написан мастерски. Он как бы «ни о чем»: обычная жизнь, люди, которые по большому счету непримечательны, но в какой-то момент вдруг начинаешь себя с ними идентифицировать. Это действительно чеховская литература, хотя структурно она более усложнена. Манро нарушает многие каноны, которым обучают в писательских программах: например, никогда не погружать эпизоды во флэшбек, в описание прошлого, всегда держаться на поверхности рассказа. То есть она как все, но не как все: обычная канадская домохозяйка, которая наделена литературным интуитивным талантом. Нобелевская премия – колоссальный повод для празднования, потому что у канадцев проблемы с самоидентификацией, и здесь такие писатели, как Маргарет Этвуд и Элис Манро – национальные герои. В США ничего подобного нет, нет писателя, который был бы гордостью нации. В Канаде Манро – гордость нации, и в ее провинции Онтарио, конечно, будет колоссальное празднование.

О лауреате Нобелевской премии говорит поэт Лида Юсупова:

– Я очень люблю Элис Манро. Я люблю ее за правильность – но это уникальная правильность, неповторимая, необъяснимая. Например, правильность ее языка: английский Элис Манро – идеален, ее речь – лучшее, что может случиться с английским языком, это какое-то абсолютное счастье английского языка – я не понимаю, как она это делает: как она могла создать такую свободу при полном контроле над языком – как можно идеальную правильность языка превратить в свой и только свой стиль. В рассказе "Child's Play" (название которого можно перевести и как "пустяковое дело" и, буквально, как "детская игра") две маленькие девочки топят другую девочку, в летнем лагере во время купания, и потом проходит 15 лет – в одном интервью Элис Манро говорит, что ей больше всего интересна поверхность жизни, и что она не аналитик и не интеллектуал: я люблю ее прозу, потому что она состоит из живых соединений, ее проза – не исследование, а создание соединений, но именно живых, они живут сами своей жизнью – и эта жизнь завораживает, возникает зависимость: я читаю Манро и понимаю, что не могу жить без ее прозы.


В России произведения лауреатов Нобелевских премий по литературе выпускает петербургское издательство "Амфора". Ее главному редактору Вадиму Назарову не раз удавалось угадывать имя будущего лауреата. Так случилось в 2012 году: когда было объявлено о том, что премию получает Мо Янь, русский перевод его книги уже находился в типографии. Однако на этот раз Вадиму Назарову не удалось угадать, что награда достанется Элис Манро. В этом году у меня были три фаворита, – говорит издатель. – Салман Рушди, Филип Рот и Амос Оз, хотя я и понимал, что по разным политическим причинам никто из этих "хороших парней" награду не получит. Но и Элис Манро я не мог предсказать, это совсем неожиданный вариант".

Обозреватель РС Иван Толстой объясняет механизм выбора лауреата Нобелевской премии по литературе:

– Эта премия практически никогда не будет присуждена писателю, явно политически заряженному, писателю, имеющему коммерческий или другой скандальный успех. Если вы реакционер, если вы автор "эротического бестселлера" "Лолита", вы никогда не получите своей Нобелевской премии.

Еще 112-113 лет назад Нобелевский комитет выработал некие принципы – давать премии за идеалистическую направленность произведения. А что это такое? За 100 с лишним лет представления об идеализме очень сильно изменились. Да, но все-таки базовые ценности остались те же, то есть не стяжательство, не искание скандала, отсутствие коммерческой направленности. Например, если вы пишете на политические темы, вы должны быть не победителем, а страдальцем, проигравшим. Если вы относитесь к титульной нации, у вас меньше шансов получить премию. А если представляете маленький, совершенно забитый народец где-то далеко, у вас шансы колоссальные. Элис Манро по большинству этих критериев соответствует правилам Нобелевского комитета. Она женщина, она живет в не нобелевской стране Канаде. Она печатается в лучшем журнале мира, в "Нью-Йоркере", причем постоянно, но, тем не менее, у нее есть те положительные для Нобелевского комитета качества, которые определяют, кто будет нобелевским лауреатом.

– Но это означает, что Нобелевский комитет блюдет свои правила, и, не читая Элис Манро, мы можем сказать, что выбор правильный.

– Абсолютно. Мы можем составить список из 150 писателей, которые непременно получат в ближайшие годы Нобелевскую премию. Это вычислимо. У нас есть механизм для такого вычисления. И дело не в таланте, а именно в принадлежности. В этом смысле Нобелевский комитет зависимый, он зависит от своей нравственной политики. Это большая благотворительная нравственная деятельность, это совестливость, это духовность вещи, над которыми многие смеются и считают, что они давно в мире умерли. Может быть, и умерли, за исключением одной небольшой комнаты на земном шаре, она называется кабинет, где заседают нобелевские академики.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG