Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Хикмет Гаджизаде – об отсутствии выбора


Хикмет Гаджизаде

Хикмет Гаджизаде

Лидеры азербайджанской оппозиции заявили о намерении оспаривать в судебном порядке итоги выборов президента республики. Согласно неофициальным итогам, на пост главы государства на третий срок переизбран 51-летний Ильхам Алиев. Он набрал более 84 процентов голосов избирателей, а главный кандидат оппозиции – Джамиль Гасанли – около 5 процентов.

Несмотря на то что в ходе избирательной кампании и во время голосования Сторонники Алиева: радость победы

Сторонники Алиева: радость победы

были зарегистрированы многочисленные нарушения, несмотря на использование сторонниками действующего президента административного ресурса и на то, что мало кто сомневается в существовании в Азербайджане авторитарного режима личной власти, часть международных наблюдателей признала голосование честным и справедливым. Представители других организаций – в частности ОБСЕ – к этой политической кампании в Азербайджане отнеслись более критически. Резкие оценки политической ситуации в стране дал в интервью РС независимый бакинский политолог Хикмет Гаджизаде:

– Результатами выборов я не удивлен, потому что уже не впервые происходит одно и то же. И самих выборов у нас даже нет. Мы наблюдали театральное представление, примерно такое же, какое, предположим, начальник концлагеря устраивает для Красного Креста. Заключенные голосуют за него, ну, и еще какого-то альтернативного кандидата, "для мебели" придумывают. А потом приглашают из Красного Креста людей и говорят: а вот посмотрите, у нас демократия! Сравнивать какие-то проценты, говорить, что этот кандидат сильный, этот – слабее, а оппозиция разобщена, – все это неуместно. Это надо понять всем наблюдателям.

– Некоторые наблюдатели, судя по всему, этого не понимают и выступают против таких резких оценок. Представители европейских организаций, работавших на выборах, признали их прозрачными и честными. С чем вы это связываете?

– Мне очень жаль. Вероятно, тут сказались какие-то геостратегические интересы. Я ответственно говорю: население республики поделено на сотни, и во главе каждой сотни стоит представитель властей, который отвечает за результат. Он до выборов за год формирует, запугивает, дисциплинирует своих людей, потом ведет голосовать, потом ставит им "птички". Вот представьте себе, какие у нас выборы! Есть задокументированные кадры этого всего, по телевидению эти люди показаны, списки их приведены. В больших городах это трудно сделать, а вот сельские регионы Азербайджана как раз так и голосуют.

– Вы исключаете возможность того, что у Ильхама Алиева есть определенная общественная поддержка? Думаете, что вся республика насильно голосует за него, или есть все-таки люди, которые искренне считают, что он – лучший вариант для Азербайджана?

– Конечно, есть такие. Их где-то 20 процентов, согласно независимым опросам. Эти люди материально "завязаны" на режим, получают какие-то преференции, или запуганы. Ну и конечно, есть такие, которые говорят: да, нам нужен авторитарный лидер.

– Зачем Ильхаму Алиеву имитация выборов?

– Для того чтобы поддерживать свой имидж в глазах Запада, с которым он собирается торговать или иметь какие-то дела. Ведь в адрес Азербайджана часто раздается критика, Алиева обвиняют в нарушении прав человека, в других преступлениях. А он говорит: нет, меня все любят, и вот результат. Как можно говорить о честности выборов, если кто-то получает 80 процентов голосов? Это же совершенный абсурд!

– Вы сказали, что в такой ситуации нет смысла говорить об оппозиции. Тем не менее, как вы оцениваете результаты оппозиционных партий?

– В стране нет простора для оппозиционной деятельности. У нас фактически нет структурированной оппозиции. Есть небольшое количество Джамиль Гасанли: итоги выборов не признаю!

Джамиль Гасанли: итоги выборов не признаю!

демократических активистов (собственно, как и в России), которые продолжают действовать в рамках партий, оставшихся в наследство со времен борьбы за независимость. За ними нет социальной силы, эта сила подавлена. Люди боятся здороваться с этими людьми. Мы живем в каком-то брежневском Советском Союзе! Этих людей обвинять в чем-либо несправедливо, наоборот, они должны вызывать восхищение: один на один, без какой-либо социальной поддержки, борются с режимом. Нет оппозиции, есть такие герои, их остались одиночки: несколько сотен или тысяч активистов на 9 миллионов населения. Главной их задачей было доказать, что это не выборы, а театрализованная постановка, что в Азербайджане есть еще люди, которые готовы сопротивляться несправедливости, жертвовать собой. Эта задача была выполнена.

– Где, по вашим оценкам, жестче политический режим – в России или в Азербайджане?

– В Азербайджане, я думаю. Вот такие вещи, как на Болотной площади происходили, в Баку невозможны: сразу арестовывают, сажают и родственников. Кандидат Навальный в Москве за 20 процентов голосов собрал – такое в Азербайджане невозможно. Кроме того, у нас есть еще и восточные традиции преклонения перед властью и подавления несогласных; может быть, в России такие традиции не столь сильны. Короче, у нас хуже.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG