Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Уважаемый Анатолий Иванович! Сколько всё-таки насчитываете вы теорий исторического процесса? Какие объяснения судеб народов и государств следовало бы, по вашему мнению, рассматривать всерьёз, чтобы остановиться на той, которая окажется мне по вкусу, возрасту (за полсотни лет), нацпринадлежности (я русский) и образованию (высшее техническое)?», - пишет Андрей Сергеев. Вы забыли, Андрей, добавить семейное положение – от него наши взгляды зависят, мне кажется, не меньше, чем от остальных вещей. Кто я такой, слушайте, чтобы отвечать на такой вопрос? Радио «Свобода» вообще и передача «Ваши письма» - в частности не могут заменить человеку даже школьного, не говоря о высшем образовании. Но письма вроде вашего, вопросы, которые в них содержатся, представляют общественный интерес. Люди ищут объяснение современности. Почему она такая, а не иная? Где корни происходящего? Если в прошлом, то в каком: близком или далёком? Почему нынешняя Западная Европа живёт так, а Россия – несколько иначе? Почему Китай – это Китай? Я, грешным делом, думаю, что с практической точки зрения, полезнее всего уяснить, почему демократические порядки обеспечивают наилучшую, хотя и не бесконечную, жизнь. Так это или не так, насколько так и насколько не так, - это всё интересно, но важнее понять бесспорную вещь: Запад – это разделение властей. Вы за это? Тогда вам сюда, на Запад. Вы против этого? Вы не хотите, чтобы суд был независимым, а частная собственность - священной? Тогда продолжайте сопеть в своём болоте. А какие объяснения и предсказания народных судеб рассматривать всерьёз… Да никакие! Знаменитую книгу Збигнева Бжезинского «Большая шахматная доска» я читал очень давно – как только она появилась, это, кажется, девяносто шестой год, и с тех пор не перечитывал. Запомнилось про Россию – что Штатам с нею не следует иметь дела, поскольку – отработанный пар. А тут, буквально на днях, мне напомнили свежий совет Бжезинского американцам: если, мол, не договоритесь с русскими, если Россия останется за пределами западного мира, то окажетесь вы «на этой земле в беспредельном своём одиночестве» (это мне вспомнилась строка русского поэта совсем по другому поводу), в изоляции со всеми вытекающими. Вот и верь после этого знаменитостям.

Русская женщина, живущая в Соединённых Штатах Америки, пишет о том, что это за страна. Читаю: «Америка — это когда ты посмотрела на незнакомого человека в магазине, а он спросил, как у тебя дела. Америка — это когда в пять тридцать утра ты уже на работе. Америка — это когда в магазин, в школу, на прием к врачу люди могут придти в пижаме, и никто не будет смотреть с презрением. Америка — это когда ты остановился на светофоре, а водитель рядом стоящей машины может поздороваться. Америка — это когда ты боишься выкинуть бумажку на улице. Америка- это когда ученики в школе не лепят жвачку под парту. Америка — это когда не увидишь малолетних с сигаретами или спиртными напитками. Америка — это когда можешь купить себе настоящие Armani за маленькие деньги. Америка — это когда кассир в твоем любимом кафе знает твое имя, а ты ему с улыбкой протягиваешь карточку. Америка — это когда ты слышишь добрые пожелания людям и благодарности чаще, чем оскорбления и мат. Америка — это когда зимой можно носить шлепанцы. Америка — это когда под окнами слышишь крики детей, а не песни пьяных людей. Америка — это когда столетняя бабушка ездит на кабриолете. Америка — это когда ты не боишься полицейского на дороге, потому что ты не нарушал ничего. Америка — это когда полицейский, остановив за нарушение скорости, улыбнувшись, спросит, куда так спешишь и может пожалеть и не дать штраф, а просто предупредить и пожелать хорошего дня. Америка — это когда молятся за президента», - говорится в письме. Представляю себе улыбки тех, кто знает о последней схватке президента с законодателями. Но это не значит, что нет людей, которые за него молятся, и в эти дни = особенно горячо.
«Уважаемый Анатолий Иванович! – следующее письмо. - Пока Путин со своим большинством наслаждается величием России и раздумывает, как наказать Украину за её нежелание вступать в Таможенный Союз, который стал бы псевдонимом Советского Союза, Украина не остаётся в долгу. В интернете обсуждается ситуация, когда после развала России оттуда хлынут в Украину беженцы. Мнения высказываются разные. Что делать Украине с российскими нелегальными мигрантами после краха России? Огласите хотя бы два-три мнения, чтобы слушатели «Свободы» имели представление. Вы, конечно, не удивитесь, что многие участники обсуждения предлагают оградить украинско-российскую границу чуть ли не «большой китайской стеной» или, как минимум, расставить колючую проволоку и окопаться рвом по примеру советской границы. Более категоричные граждане предлагают отправлять набежавших на шахты и сложные стройки, для чего нужно будет обустраивать лагеря для переселенцев. Большинство форумчан сходятся во мнении, что украинского гражданства этим людям давать не надо. Один человек напоминает, что – дословно - «российским детям придется идти в украинские школы и учить украинскую мову и украинскую историю. А пожилым и хворым придется привыкать, что суды, нотариусы, милиция в нашей стране с каждым годом все больше будут дерусифицироваться и украинизироваться. Если наш устав им не будет давить на уши, как сегодняшней пятой колоне, то ради Бога!». Это я читал письмо об одной из интернетных дискуссий в Украине: как быть, когда из разваливающейся России в Украину пойдёт поток беженцев. В России в это самое время обсуждают, как заставить Украину вступить в Таможенный Союз и как наказать её, если она примкнёт к Европейскому Союзу. В России судьбу Украины обсуждает, в основном, руководство и пропагандисты, в Украине судьбу будущих беглецов из России обсуждает стихия, в этом не принимает никакого участия казённая часть страны, в том числе официальная пропаганда (что-что, а эта советская отрыжка есть и в Украине). Интересная история. Вчера ещё русско-советская часть Украины сражалась против НАТО – против вступления в НАТО. Во главе этой многомиллионной армии шла Партия регионов – правящая партия, опора президента. Вопрос о НАТО выглядел поистине великим историческим поводом для этих людей раз и навсегда выразить свою враждебность к Западу и братскую приязнь к России. И они победили. Вопрос о НАТО исчез из повестки дня, как будто его и не было. Победили быстро, без потерь, с облегчением вернулись в своё привычное полусоветское бытиё, поближе к Москве. Привычное дело. Это – вчера. А сегодня эти же самые люди, эта же самая Партия регионов, эти же самые телевизионные вещатели, эти же самые народные артисты и прочие мастера культуры – все, как один, подпирают своими плечами президента, ведущего страну в западном направлении, прочь от Москвы. Вчера вся эта масса, миллионы грамотных и малограмотных, полуобразованных и сверхобразованных, радовались, что российский флот решено, в пику оранжевым, навсегда оставить в Севастополе, а сегодня обсуждают, когда ему указать на выход: в сём году или пусть ещё маленько поржавеет. Среди исключений – община Свято-Успенского монастиря, это степь донецкая. Монахи решили, что сближение с Европой приведет – дословно - к «воинственной пропаганде половых извращений и растлению детей», осуждают митрополита Владимира, у которого другое мнение. Не удивлюсь, если разгонят чудаков, ударивших в колокол, не сверившись со святцами Януковича. Или заставят покаяться. Донецкие – пацаны конкретные, как известно.
Следующее письмо: «Вы рассказали, как Герцен получал прописку в Швейцарии – граждане избранного им кантона не только охотно его прописали у себя, но устроили в его честь пир, так что он не помнил, как добрался от них до Женевы, проспал всю дорогу в коляске под дождём. Что удивительного в том, что швейцарская деревня согласилась принять культурного и обеспеченного законопослушного человека? Однако, думаю, что если бы вместо Герцена приехал горец Шамиль с шестью женами и тридцатью детьми и объяснил, что его старшие дети намерены лишить работы местных ремесленников, поскольку будут делать ее за полцены, а заодно построят напротив местной церкви мечеть, то вряд ли он получил прописку с такой лёгкостью, как Герцен. А если бы он заявил, что его семейство вообще не собирается работать, а хочет жить на средства общины, поскольку его преследует русский царь?! Проблема миграции на самом деле очень проста. Конечно, с точки зрения идеальной справедливости, суданец имеет право жить не хуже немца, приехав в Германию, чтобы получать пособия на свой десяток детей. Но идеальная справедливость, она на том свете. А на этом… На этом существует такая вещь, как здравый смысл. Общество вправе решать, нужны ли ему приезжие, и какие: белые или чёрные, христиане или мусульмане, и на каких условиях, что им разрешать, а что не разрешать. На Западе возобладал столь любимый демшизой правозащитный подход. Типа – иностранец доказывает не то, нужен ли он нам, а то, преследуют ли его на родине. Плюс воссоединение семей и т.д. В результате в европейских городах уже появляются зоны шариата, откуда понаехавшие выгоняют случайно забредших европеек в мини-юбках, а с прилегающих рынков – торговцев. При этом основная масса иммигрантского населения живет на социальные пособия, то есть, на деньги кяфиров-налогоплательщиков. Рано или поздно это, разумеется, закончится большими неприятностями, так или иначе. А Россия у себя вполне может не доводить дело до худшего. Безусловно необходима массовая и жесткая высылка выходцев из Средней Азии с заменой их на малоквалифицированных работах своими, русскими, люмпенами. Одновременно - отмена всех социальных пособий. Понятно, что это возможно только при условии смены режима и жесточайшей зачистке коррумпированных чиновников». Не правда ли, на первый взгляд, этому письму не откажешь в здравом смысле? Но достаточно минуту подумать, чтобы понять, что от такого режима в первую очередь и больше всего пострадает, как всё чаще выражаются, титульная нация, то есть русские, и страдания эти были бы разнообразны и ужасны. Опять всем пришлось бы ходить строем, шаг вправо, шаг влево – считается побег. Читай, короче, историю Советского Союза или смотри на Северную Корею. В том-то и дело, что в жизни всё так связано, так перепутано… Целятся в одних, в тех же «понаехавших», а попадают нет, не в других, это было бы ещё полбеды – попадают во всех, даже друг в друга – те, что целятся и палят. Меня, честно говоря, не то что удивляет, ничего как раз удивительного, а забавляет сугубая русская обеспокоенность расовым составом Европы. Русское переживание, что в Европе нет уже прежней расовой чистоты. То у них болело сердце только за Гондурас, а теперь – и за толпу на Елисейских полях – как много в ней не совсем белых лиц. Такая вот всемирная отзывчивость и озабоченность русской души. И что примечательно: мастера слова, кисти, сцены, огорчаются по этому поводу, кажется, больше, чем рабочие их сцены и зрительный зал. «Послушай, мил-человек, ну, что тебе дались эти мечети в Швейцарии?!» - «Ну, как почему. Сам должен понимать».

Письмо о том, как вести себя при устройстве на работу, - об уловках, которые могут пригодиться и в других случаях, например, при разговоре в ЖЭКе, собесе, горэнерго. Читаю: «Представь, что ты начальник достаточно большого коллектива - где-то персон на триста. Они видят тебя где-то раз в неделю. Представь себе, что ты в целом доволен ими. Что изображает твоё лицо? Ты им улыбаешься специальной начальнической улыбкой. Зафиксируй эту улыбку, а также соответствующую ей походку и осанку и потренируйся. Теперь можешь идти в горводоканал или куда и разговаривать о том, что они что-то неправильно тебе насчитали. Обязательно спроси, как зовут служащего, который с тобой общается, запиши фамилию, имя, отчество в блокнот. Всё, что он или она тебе говорит, тоже записывай, после чего прочитай ему или ей, чтобы он/она подтвердила. В этом месте они почему-то начинают писять. Не забывай всё время улыбаться улыбкой начальника, что в, основном, доволен работой подчинённого, но имеются нюансы, которые ты хочешь уточнить. Разговаривай медленно, просто и чуть-чуть громче, чем обычно, - будто с отсталым в развитии ребёнком. Опять же, не забывай улыбаться начальственной улыбкой. Ты заходишь в собес, как хозяин в дом, где тебя рады видеть. Громко поздоровайся, медленно и широко пройди к стулу, сядь, расправь плечи и внимательно, уверенно посмотри на мымру, которая тебя принимает. Твой вид должен говорить: «Я тебя рад видеть, и тут ситуацию контролирую я, а не ты». Когда она начнёт говорить, что то, чего ты просишь, невыполнимо, достань блокнот, запиши её фамилию, имя, отчество и подробно расспроси, почему именно невыполнимо. Запиши и прочитай ей, чтобы подтвердила, что ты правильно её понял. Я эффективно использовала начальническое выражение в собесе и ЖЭКе. Как избежать поломки начальнической усмешки? Смотри на чиновника как на умственно отсталого ребёнка. Также малость склони голову набок», - такая инструкция содержится в письме, которое я читал. Боюсь, что она мало кому поможет. Она может помочь тому, кто в ней не нуждается, кто и без всякой инструкции умеет вести себя так, что всякая жуликоватая мелюзга и не мелюзга чувствует, с кем имеет дело. Скрыть робость невозможно, точно так же, как и уверенность в себе, и готовность качать права так, что небу станет жарко. Со мной, если кому интересно, другая незадача. Я боюсь показать негодяю-чиновнику, что вижу его насквозь и могу при желании доставить ему неприятность. Я невольно помогаю ему чувствовать, какой он большой человек. Мне его почему-то жалко. Но это уже такая психология, которая вряд ли представляет общественный интерес. А настоящий и большой общественный интерес может представить то, что сейчас скажу, а имеющие уши да услышат. Человеку в России больше, и намного больше, чем, скажем, в Англии, требуется адвокат для общения практически по всем поводам и во всех присутственных местах. Дельный, но доступный адвокат. Я так и вижу молодого энтузиаста с юридическим образованием или наоборот, пенсионера-юриста, человека доброго и склонного к более-менее бескорыстному служению ближнему, - как они занимаются этим делом за гроши. А можно представить себе и неплохой заработок, складывающийся из копеек, если гнаться не за мошной избранного клиента, а за количеством простых людей, у которых вы пользуетесь доверием. Это американский подход: массовое производство дешёвых, но добротных вещей и услуг. Можно представить себе и особую страховку на услуги адвоката, как на Западе. Вы ежемесячно вносите крошечную сумму с тем, чтобы в том случае, когда вам потребуется ходатай, ему платили не вы, а страховая компания. Помяните моё слово: адвокат ещё станет в России серьёзной силой, уже становится, это, между прочим, второй раз в её истории.

Письмо из Пензы: «Уважаемый Анатолий Иванович! Считается, что места заключения в России являються очатами туберкулёза, из-за чего реальные наказания находящихся там людей оказываются намного более суровыми, чем казалось судье и самому осуждённому. Человека посадили года на три, а в действительности приговорили к смерти через год-два после освобождения. В связи с тем, что у нас от сумы и от тюрьмы никто не застрахован, я решил почитать литературу о туберкулезе. Поводом послужило сообщение из родной деревни. Молодой человек, отсидевший два года, ходит теперь с открытой формой туберкулёза и дышит на ладан палочками Коха. Его сосед аналогичной биографии уже лежит на кладбище. Вот я и засел за литературу. В общем, получается вот как. Туберкулезом в среднем по планете Земля инфицировано, по разным оценкам, от трети до двух третЕй населения. В некоторых африканских странах – до восьмидесяти процентов. В большинстве случаев человек с инфекцией доживает до естественной смерти от иных причин. Но переходу в острую стадию болезни, которую и называют собственно туберкулезом, способствуют стресс, плохое питание, перегрузки, курение. Таким образом, дело не столько в том, что на зоне заражаются туберкулезом, сколько в том, что там больше вероятность вспышки болезни. Туберкулез излечим, и довольно хорошо, хотя в последнее время есть некоторые сложности с резистентными штаммами палочки. Но всё равно, если больной соблюдает рекомендации врача, дело не совсем безнадёжно. Однако, понятно, что алкоголики, наркоманы, бомжи, люди, ведущие асоциальный образ жизни, лечение часто игнорируют, посему и помирают досрочно. Таким образом, с одной стороны, корректно говорить о серьезной проблеме с туберкулезом среди зеков и отсидевших лиц, с другой – дело здесь не в инфекции как таковой, а в образе жизни людей, попадающих за колючую проволоку или находящихся на пути туда. Воробьёв. Пенза». Спасибо за письмо, господин Воробьёв, большое спасибо! Вы хороший человек – вот так хочется мне сказать. Я подумал о тех матерях, которые с тревогой ожидают возвращения из-за колючей проволоки своих незадачливых сынов. Хороший уход – это тоже лекарство, и не последнее, а при туберкулёзе – особенно.

Из того, что говорят – устно и письменно – о быстротечной российской гражданской войне двадцатилетней давности, я бы выделил одну мысль, которую трудно было ожидать. Трудно потому, что всё, что можно было сказать, за двадцать лет сказано и пересказано, говорено и переговорено, можно, как по нотам, воспроизвести речь каждого, нужно только знать, какого стана он боец, а также и того, кто манерничает, сообщая, что – никакого, что он стоит над схваткой. Вот мысль, которую я бы выделил. Мол, люди, которые были с Ельциным, напрасно потом не объясняли или почти не объясняли народу, почему они вынуждены были это сделать и как всё было. Вот-де и получилось, что за двадцать лет Россия не уразумела, что хасбулатовский Верховный Совет не был парламентом, хотя миллион раз звучали и продолжают звучать слова «расстрел парламента». Думаю, не случайно победители молчали. Они понимали или чувствовали, что бесполезно что-то объяснять людям, которым после революции стало не лучше, а хуже. Для большинства ведь само собою разумеется, что после – значит вследствие. Это всюду и всегда. След первобытного сознания. Суть такого дела, какое было вокруг Белого дома, трудно или даже невозможно донести до людей обездоленных, обиженных, растерянных, обескураженных, особенно – если не сбылись их ожидания и не были выполнены обещания вождей. Вот победители и не лезли к стране со своими объяснениями. Иначе ведь и по шее можно схлопотать. Мне иногда кажется, один я всё понимал, да и то не потому, что такой умный, а потому что запомнил письмо умнейшего из слушателей радио «Свобода», сельского жителя из Псковской области Василия Кузьмича Гудалева, шахтёра-пенсионера, который перед самым концом Советского Союза написал мне, что будет примерно так, как с его соседом-запойным пьяницей, подтверждающим своей жизнью незыблемый естественный закон: сколько длился запой, столько же будет длиться и выход из запоя. Сколько длился у нас социализм? Семьдесят лет. Вот и выход из этого запоя будет длиться тоже семьдесят лет, и будет он в чём-то не менее тяжким, «попомните моё слово, Анатолий Иванович». Так писал Василий Кузьмич, тем самым поощряя меня прожить ещё семьдесят лет. Вот оно, давно пожелтевшее письмо этого человека (на листах из школьной тетради в клеточку) и помогает мне до сих пор правильно, как мне кажется, понимать происходящее в России. Она выходит из запоя. Трудный, мучительный выход из запоя. А миллионы и миллионы людей, и Ельцин в их числе, в августе девяносто первого года думали, что всё изменится к лучшему, всё станет неузнаваемым уже к осени того же года, - и потом были обескуражены, огорчены, обижены, возмущены, да так, что не могут прийти в себя до сих пор, и не только они, но уже и дети, и внуки многих из них – внуки, которые, как юные попки-попугаи, повторяют вслед за теми, с кого сыплется, да никак не ссыплется совковый порох: «Расстрел парламента, расстрел парламента!».

«Двойной стандарт, - читаю в следующем письме, - признак черно-белого видения мира, деления его на «хороших» и «плохих» парней. В этом смысле «либерасты» ничем не отличаются от «поцреотов». Просто меняются знаки. Для «поцреота» русская война с Грузией – благое и святое дело, а американская с Югославией – преступление. Для «либераста» наоборот. Для «поцреота» Ким Филби – герой, а Олег Пеньковский – гнусный предатель. Для «либераста» наоборот. Для «поцреота» Голодомор в Украине – то ли легенда, то ли неизбежная издержка индустриализации. Для «либераста» Голодомор в Бенгалии – то ли легенда, то ли неизбежная издержка святой войны за демократию. Для «поцреота» - тьма исходит из Вашингтона. А для «либераста» - холодом веет из Кремля. Для «поцреота» идеальная система сталинизм. А для «либераста» - рыночная экономика. А для нормального человека на этом свете есть очень мало однозначно черного, и очень мало однозначно белого», - здесь автор ставит точку. Конечно, однозначно чёрного, как и однозначно белого на свете мало, но тем более важно, по-моему, твёрдо знать, что есть чёрное, а что – белое, не путать чёрное с белым и не допускать никакой примеси ни в чёрное, ни в белое. Волкодав прав, людоед – нет, как говорит зек Спиридон в романе Солженицына.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG