Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Победила не идея заработать на том, что стало называться джазом, а победил сам джаз, ибо он был и есть сырым необработанным продуктом свободы…

В июле 34 года в Чикаго в газетных киосках появился восьмистраничный журнал под название «Downbeat». Стоил он десять центов. Алберт Липшулц, владелец «Downbeat’a», в годы первой мировой пытался играть на саксофоне. Ничего хорошего из этого не вышло. Честно говоря, Липшулца не привлекала ни профессия дирижера оркестра, ни музыканта, ни аранжировщика, ни журналиста. Он хотел одного – быть страховым агентом, продавать страховки музыкантам, потому что он уже основательно пообтёрся в этом мире и понял, что у джазовых котов нет ни идей на счет пенсионного страхования, ни простого страхования от несчастных случаев. Скажем, проглотил человек мундштук сакса, а операция стоит целую тыщу! Музыканты Чикаго были абсолютно невинны в этих вопросах. Им нужно было объяснить, что с ними может произойти в будущем или, что еще интереснее, в старости, которая, как известно, есть часть будущего.
Ваши антикварные ВЭФы и «Океаны» настроены на частоты «Свободы». Вы слушаете нас на смартфонах через спутники Hotbird и AsiaSat-3, но более стабильно и качественно с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

Benny Goodman - That's a Plenty – 2:48 (Benny Goodman - Shirt Tail Stomp – Membran)

«That's A Plenty», «Этого вдосталь», композиция Поллака и Джилберта. Бенни Гудмен – кларнет; Мел Ститзэл – фортепьяно и Боб Конселман – ударные. 13 июня 1928 года, Чикаго.
В конце двадцатых Новый Орлеан и Сент-Луис уже потеряли статус джазовых столиц Америки. Джаз перебрался в Чикаго и ряды музыкантов пополнились детьми белых иммигрантов из восточной Европы. Отец Бенни Гудмэна, Давид, был родом из Белой Церкви, а мать – Дора – из Ковно. Они покинули царскую империю задолго до большевистского переворота и молодой Вениамин, Бенни, в 14 лет бросил школу, решив посвятить жизнь музыке. В 16 лет он начал играть в оркестре Бена Поллака. В 28 году Бенни уже записывается в роли лидера. В 29 году он отправляется в Нью-Йорк. Но Чикаго остается Чикаго – городом свирепых бизнесменов, гангстеров, джазменов и … агентов страховых компаний.

Benny Carter - That's How I Feel Today – 3:02 (Benny Carter - 1929-1933 – The Chronological Classics)

«That's How I Feel Today», композиция Дона Редмена. Трубач, кларнетист и альт-саксофонист Бенни Картер и оркестр «Шоколадные Денди», сентябрь 29 года.
Алберт Липшулц выпускал свой тоненький ежемесячник в основном с программой концертов. Ни обзора граммофонных пластинок, ни портретов музыкантов, их биографий или же развития их карьер в «Downbeat’е» не было. Чем был дико возмущен могущественный Джеймс Петрилло, президент местного Local-10, то есть профсоюза музыкантов. Однажды он завалился в офис мистера Липшулца, что находился на углу Кларк-стрит и Диаборн и пнул ногой дверь, на которой висела табличка «Алберт Липшулц, издатель». Джеймс Петрилло сказал господину Липшулцу приблизительно следующее:
- Дядя, вы не можете страховать джазменов и одновременно выпускать для них ваш журнальчик…
Алберт Липшулц мгновенно понял, чем именно пахнет визит профсоюзника и без особых споров уступил ему место главного редактора и издателя «Downbeat’a».

Fletcher Henderson and his Orchestra - After You've Gone – 3:05 (Fletcher Henderson and his Orchestra – Classics)

«After You've Gone», «После того, как (в данном случае) ты ушла». Оркестр Флетчера Хендерсона; март 31 года. Замечательное примечание на пластинке: Коулмэн Хокинс играет лишь на тенор-саксофоне; вокалист неизвестен, скорее всего, он – белый…

В сентябре 34 года в «Downbeat’е» появился отдел, посвященный музыкантам. И не только чикагским. Среди 75 имен был Вуди Хэрмэн из Милуоки; был упомянут и Бенни Гудмэн, уроженец Чикаго, игравший, однако в тот момент в Нью-Йорке. Джаз все еще был чем-то подпольным, музыкой заведений с дурной репутацией. И, будем помнить, что джаз практически до конца сороковых был танцевальной музыкой. В этом была вся его коммерческая сила. Джаз озвучивал эротику случайных знакомств или же потерявших привлекательность связей. Слушали джаз, глядя на танцующих, те, кто пришел поужинать и выпить. И среди них (мы всё же в Чикаго!) местная знать: мафия и гангстеры.
Очередное «Время Джаза» на ваших личных частотах! Коротких или же космических, пробивающих атмосферу спутниками HotBird и AsiaSat-3. Вы так же можете слушать нас LIVE или же в подкасте с нашего планетарного сайта www.svoboda.org. У микрофона в Лютеции ваш ДС.
Джаз пережил много метаморфоз, но, что меня всегда потрясало, так это верность джазменов песням и стандартам. Я, пожалуй, нарушу не только хронологию, но и собственные правила и запущу в эфир на мой взгляд, лучшую версию «After You've Gone», которая уже звучала в этом, до сих 2013 году:

Connie Evingson - After You've Gone – 3:09 (Connie Evingson - Stockholm Sweetnin' - Minnehaha Music)

«After You've Gone», «После того, как ты ушел» - Конни Ивингсон умудрилась, сохранив верность весьма древней эпохе, совершенно по-современному, с
чудесной агрессивностью (мол, еще пожалеешь!) спеть эту песню-стандарт Тёрнера Лейтона и Хенри Кримера. Песня была написана почти сто лет назад! В 1918 году! В том же году она была записана певицей Марион Харрис…
На этот раз явно белая певица Конни Ивингсон и «Hot Club of Sweden», январь 2006 года.
И раз уж мы перепрыгнули в новый век, вот, что предлагает нам «Downbeat» в октябре:

Chucho Valdes - Caridad Amaro – 6:27 (Chucho Valdes – Border Free – Jazz Village)

«Caridad Amaro» - кубинского пианиста Чучо Вальдеса. Он родился 9 октября 41 года, 72 года назад, в семье музыкантов. Его отец, так же пианист, Бобо ВальдЕс был директором знаменитого гаванского ночного клуба «Тропикана». Чучо (полное имя Хесус Дионисио) лауреат трех премий «Грэмми» и лидер оркестра «Иракере». В данном случае он играл с ритм группой комбо «Афрокубинские Вестники»: Джоя Перелада – контрабас и Баррето Илларза – ударные.
Саму композицию «Caridad Amaro» он посвятил своей бабушке, которая привила ему любовь к романтизму Рахманинова
Этот диск, «Без Границ», «Downbeat» отметил в числе лучших си-ди октября.

Высокий лысеющий саксофонист Гленн Баррс стал первым рецензентом «Downbeat’а» в 35 году. Он же приобрел все права на издание за полторы тысячи долларов. Помощником он взял Карла Лина Конса и журнал с черепашьей скоростью стал приближаться к тому, чем ему и суждено было стать: музыкальным ревю. Проблема на этом тернистом пути была все та же: Дюка Эллингтона, Флетчера Хендерсона, Чика Уебба или Бенни Моутена все еще не пускали в престижные отели крупных городов! Они получали гораздо меньше, чем музыканты белых оркестров. Нужен был белый джазмен, человек без предрассудков, с железной дисциплиной, виртуоз и крупный бандлидер, который разбирался бы во всех тонкостях музыкальной индустрии, джазмен, на которого можно было бы опереться. Таким человеком был Бенни Гудмэн. Необходимо было привести в движение механизм, который уже существовал. И хотя считается, что ежемесячник всегда игнорировал джаз Западного Побережья, «Downbeat» устроил оркестру Гудмэна гигантскую рекламу, когда он появился на сцене «Palomar Ballroom» в Лос-Анджелесе. Журнал начал притягивать молодых музыковедов. Джона Хэммонда в первую очередь, а затем и Леонарда Фезера, который сменил Лондон на Нью-Йорк.
История американской музыки на частотах «Свободы», через спутники Hotbird и AsiaSat-3 и с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

Warren Wolf - Frankie and Johnny – 7:18 (Warren Wolf – Wolfgang – Mack Avenue Rds)

«Frankie and Johnny» - композиция лидера комбо вибрафониста Уоррена Уолфа, получившего четыре звездочки за свой диск «Wolfgang» в октябрьском номере «Downbeat’а». С ним играли: Бенни Грин – рояль; Кристиан МакБрайд – контрабас и Льюис Нэш – ударные.
«Downbeat» подрастал, как я уже сказал, медленно. Деление оркестров на джазовые и «sweet», сиропно-эстрадные исчезло в 46 году, когда Дюк Эллингтон победил в обеих категориях. Это было прорывом, потому что первые читательские конкурсы-опросы журнала делили музыку клубов именно на джаз и на эстраду. «Downbeat» взрослел; он обрастал штатными и внештатными сотрудниками: музыковедами, историками джаза, которые рецензировали новые пластинки, мелодии и выступления. Если в первом номере «Downbeat’а» было восемь страниц, то в октябрьском этого года – 178. И это не только рецензии на новые или же исторические пластинки, не только обзоры фестивалей и гастролей, это еще и целые отделы-гиды, посвященные музыкальным образовательным программам, учреждениям и конкурсам.
Теперь столь горячий вопрос для Шуры из Милова. В конкурсных опросах рецензентов-критиков участвуют сотни профессиональных музыковедов. У всех у них высшее музыкальное образование и все они, по традиции журнала, не защищают и не хвалят те звукозаписывающие фирмы, для которых иногда пишут вкладыши, liner’s notes, а не редко выступают против. Что касается серьезности, солидности конкурсных опросов, то скажем в этом году за сопрано-саксофониста Уейна Шортера проголосовало 146 рецензентов, за трубача Дейва Дагласа – 140, за альт-саксофониста Радреша Махантаппа – 176, за кларнетистку Анат Коэн – 308, за лучшего органиста года Джои ДеФранческо – 274, а за скрипачку Реджину Картер – 306. Повторюсь – это профессионалы.

Regina Carter - Full Time – 5:59 (Regina Carter - Reverse Thread - E1 Music)

«Full Time», «Целиком, всё время, полностью» - композиция эта написана контрабасистом Мамаду Ба на базе фольклорной африканской песни. Реджина Картер, скрипка, она же - лидер комбо; Мамаду Ба – электрический контрабас; Якуба Сиссоко – кора; Олвестер Гаррнет – ударные и перкашн. Запись сделана в 2010 году.
Реджина Картер, как я уже сказал, завоевала первое место среди джазовых скрипачек в конкурсном опросе рецензентов-критиков «Downbeat’а» этого года.

В начале и середине сороковых «Downbeat» начал принимать современный вид. Каждый новый оркестр, джазмен, певица или певец появлялись либо на обложке журнала, либо на развороте. Конечно, музыкальные журналы существуют за счет рекламы пластинок или же объявлений о концертах. Фестивали в их нынешнем понимании появились после войны. Крупные звукозаписывающие фирмы отправляли новые записи в «Downbeat», дабы штатные или внештатные рецензенты могли написать несколько слов или целую статью про их работу. Постепенно разрастался и отдел истории джаза, что в свою очередь приводило к переизданию знаменитых записей. «Downbeat» превращался в национальный институт с, скажем, разнообразными факультетами: новости, новинки, тенденции, анонсы, конкурсы, советы, рекламы музыкальных инструментов, школ и профессиональных организаций.
Но «Downbeat» теперь уже не был одинок. Появились новые издания, ортодоксально консервативные или же нацеленные на слияние жанров и эпох. У профессионалов, как и у слушателей, и читателей появился широкий выбор. Добавим все разрастающуюся библиотеку биографий, автобиографий и книг об истории развития джаза, его жанров и тенденций, и, наконец, энциклопедий и словарей джаза. Появилось абсолютно все, что нужно и очкарику из аптеки за углом, но так же и Шуре Аляковскому из Милова….
Расстанемся мы на отрывке из «St. Louis Blues’a» W. C. Handy в исполнении трио кларнетистки года – Анат Коэн. Это её концерт в нью-йоркском клубе «Village Vanguard», записанный осенью 2009 года. Целиком блюз Хэнди длится почти 13 минут:

Anat Cohen - St. Louis Blues – 12:30 (Anat Cohen - Clarinetwork Live At The Village Vanguard – Anzic Rds)

«St. Louis Blues» - чудесная интерпретация кларнетистки Анат Коэн! Бенни Грин – рояль; Льюс Нэш – ударные. Кто подпевал скэтом – для меня загадка!
Вуаля, дамы и господа, лицеистки и студенты! На сегодня это все! Про остальные джазовые журналы “Cadence”, Coda”, Jazz Now”, The Jazz Report”, Jazz Times”, Jazziz” и “The Mississippi Rag” – как-нибудь в другой раз. А пока что до следующей недели! Подкаст этого и предыдущих выпусков «Времени Джаза» вы найдете на нашем сайте www.svoboda.org. Всех вам благ, чао, бай-бай!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG