Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уволенный за поддержку Навального полицейский будет жаловаться в ЕСПЧ


Несколько дней назад новостные ленты облетела информация о том, что капитан полиции, эксперт-криминалист из города Березники Пермского края Артем Файзулин был уволен из органов внутренних дел за размещение в сети Facebook фотографии, на которой он и члены его семьи держат самодельные плакаты со словами в поддержку Алексея Навального. Уволили Файзулина еще в июле, он подал иск о признании увольнения незаконным, и на днях Свердловский районный суд Перми отказал ему в удовлетворении. В интервью Радио Свобода Артем заявил, что собирается обжаловать это решение в краевом суде, а при необходимости готов обратиться и в Европейский суд по правам человека.
- Артем, как вы вообще оказались на работе в полиции? Не жалеете, что однажды надели форму?
- Абсолютно не жалею. Я потомственный полицейский, мой отец отслужил 22 года. Я окончил Омскую школу милиции – ныне юридический институт. Мы еще на первом курсе надели форму, принесли присягу. На старших курсах с нами заключили контракты, согласно которым как минимум пять лет мы были обязаны отработать в органах внутренних дел. Контракты эти, если честно, составлены были юридически безграмотно, и тех, кто их нарушил, никак не наказали. Но у меня и мыслей подобных не было. Более того: мне предлагали остаться на преподавательской работе в юридическом институте, но я отказался. У нас косо смотрели на таких педагогов, которые жулика живого не видели и, что называется, притона не нюхали. Я хотел работать «на земле»: именно на такой службе человек сталкивается с огромным количеством разнообразных ситуаций и людей –это колоссальный опыт, который уже никто у меня не отнимет …
- Вот и завершилась ваша служба тоже весьма нетривиальной ситуацией. Расскажите, пожалуйста, о ней подробнее. Почему вас уволили в июле, если фото было размещено еще апреле?
- Да, фотографию я разместил в Фейсбуке в апреле, никакой сенсации она не вызвала. Но в июне кто-то вскрыл мой аккаунт и написал от моего имени, что, мол, за гражданскую активность меня задержали сотрудники ФСБ и пытаются предъявить обвинения в экстремизме. Пароль был легким, подобрать его не составило труда, но кто и зачем это сделал, я понятия не имею. Эту тему зачем-то подхватили некоторые местные СМИ. Написали, что я сотрудник полиции, хотя на странице в ФБ было указано, что я юрист. Придумали зачем-то, что, якобы, я ездил на суд над Навальным в Киров, что-то еще. Однако ни на какой суд я не ездил, и вообще, вся моя активность до того времени сводилась лишь к записям в Инетернете – ЖЖ, Фейсбук, Одноклассники. Причем нигде я не упоминал, что работаю в полиции. В акциях не участвовал, листовок не раздавал, ни за кого не агитировал. Понимал, что как сотруднику органов внутренних дел мне не положено этим заниматься. И вот, как только поднялась эта волна, меня стали вызывать к начальству. Во всех кабинетах, где я давал объяснения, в том числе, в краевом управлении полиции, мне издалека показывали какой-то факс. Очевидно, он был прислан или сверху или из весомой параллельной структуры. В нем, как я понял, была короткая справка обо мне, включая мои ники в Интернете, и та фотография.
- Несколько дней назад Пермское краевое управление полиции в лице начальника пресс-службы ведомства Артура Гайнанова заявило: «Есть заключение служебной проверки, которое гласит, что Файзулин совершил дисциплинарный проступок, став публично поддерживать политического деятеля. Мы считаем результаты проверки законными и обоснованными». Какова все же формулировка увольнения?
- Вообще, я очень удивлен этими словами. Потому что официально меня уволили после месячной служебной проверки по двум пунктам 13 статьи закона о службе в ОВД. Согласно одному из них, в рабочее и внеслужебное время сотрудник полиции не имеет права оказывать предпочтение партиям, объединениям, религиозным организациям, социальным и профессиональным группам и гражданам. Другой пункт – нельзя высказывать публично оценки органам госвласти, должностных лиц, партий, объединений, религиозных организаций, социальных и профессиональных групп и граждан, если это не входит в служебные обязанности полицейского. Навальный – не чиновник, не лидер какой-либо партии, он рядовой гражданин. Значит, речь идет о том, что я оказал предпочтение гражданину….
- А что такое «предпочтение» в юридической терминологии?
- В том-то и дело, что юридического толкования этого термина нет. В словаре Ожегова сказано: предпочесть – значит, признать преимущество перед кем-либо, признать лучшим по сравнению с кем-нибудь. Но, во-первых, я ни слова не сказал о том, что Навальный лучше, чем кто бы то ни было. А во-вторых, если трактовать этот пункт буквально, можно легко дойти до абсурда. Получается, сотрудник полиции не имеет права зайти в храм – ведь он оказывает предпочтение религиозной организации. Не может болеть на матче за какой-то спортивный клуб как за общественную организацию, и даже не может сказать жене, что она самая красивая – это будет явным предпочтением. Таким образом, данный пункт должен иметь пределы применения. Если его трактовать по духу, а не по букве, речь идет о том, чтобы эти предпочтения не отражались на служебной деятельности. На моей служебной деятельности факт размещения той фотографии никак не отразился. Что касается второго пункта, то в юриспруденции есть основополагающий принцип справедливости: за одно и то же деяние люди должны нести одинаковую ответственность. Или не нести. В этой связи хотелось бы спросить: почему из полиции не уволены сотрудники – в том числе руководящие, которые в период думских и президентских предвыборных кампаний высказывались в поддержку действующего президента, а также «Единой России», например. Я такие случаи знаю. Или другие подобные моему случаи: когда судили Буданова и Ульмана, многие полицейские, в том числе, в соцсетях, открыто высказывались в их поддержку. То же самое сейчас происходит, в частности, в полицейском сообществе сети Одноклассники по делу Худякова-Аракчеева. Эти люди так же, как Навальный, осуждены государственными органами. Почему сотрудникам полиции их можно поддерживать, а Навального – нет? Несправедливо. Давайте либо проведем служебную проверку по каждому из таких случаев, либо восстановим меня на работе.
- Кстати о фотографиях. Все тот же Артур Гайнанов заявил: «Без разницы, какого политического деятеля поддерживает сотрудник органов внутренних дел, но если он это делает публично, то преступает законодательство». Скажите, а вам приходилось видеть в кабинетах полицейских начальников портреты главы государства, лидера партии «Единая Россия»? И не входит ли это в противоречие с тем, что говорит официальный представитель пермской полиции?
- Да, конечно, приходилось - практически повсеместно. Портрет президента, во всяком случае, точно. Не буду судить, является ли это предпочтением, нарушением пункта 13 закона о службе в полиции, но хотелось бы мне посмотреть на того начальника, кто бы повесил на стене своего кабинета портрет Навального…
- Суд отклонил ваш иск. Обжаловать будете?
- Безусловно. Я уверен в своей правоте, и, кроме того, считаю, что свои права нужно защищать именно судебными методами. Я буду обжаловать решение суда в краевой инстанции, после чего, насколько мне известно, можно уже будет обращаться в Европейский суд по правам человека. Если потребуется, я так и поступлю. Здесь, правда, необходимо очень точно составить исковое заявление, но, думаю, в этом мне помогут более опытные юристы.
- Артем, а что у вас сейчас с работой? Вы пытались куда-то устроиться? Ведь вам, выходит, уже третий месяц приходится жить вчетвером на одну зарплату…
- Я ждал решения суда. У нас небольшой городок, не хотелось светить трудовой книжкой с записью об увольнении. Думал, что если восстановят, просто уволюсь сам по выслуге лет и найду другую работу. Сейчас, когда решение суда известно, придется идти устраиваться с тем, что есть. Мне пообещали помочь с поисками, но не уверен, что эти люди полностью осознают всю сложность ситуации. С другой стороны, драматизировать ее я тоже не хочу, хотя некоторые «доброжелатели» мне советуют уехать из города, так как, по их мнению, работу я здесь не найду. Но я все же надеюсь, что мне не будут мстить и выдавливать из города. Вряд ли это кому-нибудь нужно. Хотя, как знать….
XS
SM
MD
LG