Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В США умер в возрасте 86 лет проповедник Чак (Чарльз) Смит. Он прославился тем, что вел миссионерскую работу с бунтующими молодыми людьми шестидесятых годов прошлого века – теми, которых назвали хиппи, а сами они называли себя "детьми цветов". Их лозунг "Занимайтесь не войной, а любовью!" стал едва ли не знаменитейшей "речевкой" того бурного и буйного времени. Чак Смит привлекал их к христианству, а они в свою очередь делились с ним собственными достижениями, главным образом рок-музыкой, нашедшей в их богемно-уличной среде наиболее естественное прибежище.

Церковные помещения, в которых проповедовал Чак Смит, наполнялись толпами длинноволосых босых молодых людей. Время от времени он проводил массовые крещения, окуная в реки новообращенных христиан, что, надо полагать, было не лишним в элементарном гигиеническом смысле, ибо опрятностью и чистотой эти молодые люди не отличались.

Христианство пастора Смита характеризовалось резко выраженной внеконфессиональной окраской. Он был свободным христианином, не принадлежащим ни к какой из наличных христианских деноминаций. Он говорил: "Чем более духовен человек, тем менее он конфессионален". Конечно, христианство Чака Смита было ближе всего к протестантскому изводу, ибо протестантизм характеризуется как раз отсылом от идеи и практики организованных религий, от идеи церкви. Но если Чака Смита и можно считать протестантом, то совсем особого склада, крайне свободной ориентации. Его прихожане, если их можно так назвать, в высшей степени не соответствовали расхожему образу протестанта – человека почтенного, дисциплинированного и всячески корректного. Впрочем, без проповеди не обходилось: Чак Смит учил свою паству воздерживаться от наркотиков, от беспорядочных половых сношений и даже – страшно сказать – от гомосексуализма. Трудно судить, насколько эта проповедь способствовала укреплению морали "детей цветов", но то, что деятельность Чака Смита увенчалась солидным коммерческим успехом, несомненно. Он преуспел в пропаганде и распространении "христианской музыки", пошедшей от тех рок-исполнителей, что выступали в его церкви. Эта музыка, вместе с религиозными службами, транслируется по сети Calvary Satellite Network, владеющей 450 станциями в сорока пяти штатах. Calvary значит "Голгофа".

Это, конечно, уже другая история, по поводу которой уместнее вспомнить царя Мидаса, все превращавшего в золото, чем Христа. Такая уж эта страна – Соединенные Штаты, в которой любой успех тотчас же находит долларовый эквивалент. Но смеяться над Чаком Смитом или тем более над окормленными им хиппарями не стоит. В его деятельности, в самом его мировоззрении, несомненно, наличествует христианское зерно. Тип первохристианина – отнюдь не позднейшего прихожанина той или иной конфессии и церкви – был как раз типом "хиппи", свободного от социальных внушений бескорыстного маргинала, более всего чуждого типу законника-фарисея и "почтенного члена общества". Несколько стилизуя, можно сказать, что первохристианин прежде всего антибуржуазен, вообще антисистемен.

Наиболее проникновенное описание типа первохристианина дал Ницше в своем "Антихристе". Его форсированное антихристианство не следует принимать за чистую монету, ибо подлинно враждебен Ницше не Христу, а апостолу Павлу – организатору христианства как массового движения, в конце концов одержавшего социальную победу и подчинившего себе всю жизнь европейских средних веков. Надо ли напоминать, что в католической церкви сошел "на нет" первоначальный христианский призыв и что она превратилась в доминирующую, покоряющую, угнетающую социальную силу? И не вспоминая лишний раз о Реформации и Лютере, стоит только сказать, что у Чака Смита куда больше пахло христианством, чем у современных церковников, даже если нынешние Папы так преуспели в шоу-бизнесе.

О российском же православии даже и вспоминать не хочется, соблюдая старинную максиму: в доме повешенного не говорят о веревке. Разве что привести один из последних примеров деятельности православных окормителей: издание шикарного календаря с портретами Сталина на каждый месяц. Отпечатано это изделие в типографии Свято-Троицкого монастыря – твердыни православия. Чем следовать этим пасторским советам, лучше уж босым и немытым окунуться в речку под приглядом Чака Смита, да будет земля ему пухом.

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG