Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сопредседатель Совета Общества научных работников приглашен в прокуратуру


Андрей Цатурян (слева)

Андрей Цатурян (слева)

Неприятное продолжение получила история с открытым письмом о заимствованиях в диссертациях депутатов Государственной думы, подготовленным Обществом научных работников месяц назад. Один из сопредседателей Совета Общества Александр Фрадков получил приглашение на беседу в Прокуратуру в связи с запросом двух депутатов, один из которых, Игорь Лебедев, был фигурантом упомянутого письма. О ситуации Радио Свобода рассказал второй сопредседатель Совета ОНР Андрей Цатурян:

Примерно 14 сентября был начат сбор подписей под обращением российских ученых к руководству страны, среди адресатов были Президент Владимир Путин, Председатель правительства Дмитрий Медведев и депутаты Государственной думы. В обращении речь шла о том, что среди депутатов Думы, голосовавших за закон об Академии наук, есть 25 человек, в отношении которых имеются серьезные подозрения, что при написании диссертаций они допустили серьезные нарушения научной этики, а именно - некорректные заимствования. В обращении указаны ссылки, где каждый желающий может посмотреть, где конкретно, на каких страницах и из каких источников сделаны заимствования для каждого депутата из списка. Наше обращение состояло в том, чтобы была проведена системная проверка наших подозрений и если они подтвердятся, чтобы были приняты соответствующие меры. Кроме того, мы призывали фигурантов списка снять с себя депутатские полномочия, и уж во всяком случае не участвовать в голосованиях по вопросам науки. За несколько дней под этим текстом было собрано более тысячи подписей, 17 сентября списки подписавшихся вместе с обращением были отнесены адресатам. С тех пор количество подписей возросло, примерно треть подписантов - доктора наук, две трети - кандидаты, около двух десятков академиков и член-корреспондентов РАН.

Это первая часть истории. Вторая часть произошла буквально несколько дней назад. В сопроводительной записке к обращению были указаны адреса двух сопредседателей Совета Общества научных работников, на сайте которого и проходил сбор подписей. Эти двое - Александр Фрадков, профессор из Санкт-Петербурга и я, сотрудник МГУ. Несколько дней назад на имя директора института, где работает Фрадков, пришло письмо из прокуратуры. В письме был упомянут запрос двух депутатов, один из которых - Игорь Лебедев из фракции ЛДПР, один из 25 фигурантов списка обращения. О его диссертации уже очень много писали в СМИ, я, честно говоря, удивился, почему именно наше письмо показалось ему заслуживающим обращения в прокуратуру. Второй - депутат от Единой России Анатолий Выборный, который прежде был следователем военной прокуратуры, а потом военным прокурором. Эти два депутата отправили обращение в Генеральную Прокуратуру, которая почему-то переадресовала его в Городскую Прокуратуру Санкт-Петербурга, откуда был отправлен факс на имя директора института с просьбой направить заведующего лабораторией Фрадкова в городскую прокуратуру на совещание с целью получения письменных объяснений. В документе много несообразностей. Во-первых, такого жанра, как приглашение на совещание нет в УПК РФ, во-вторых, непонятно, почему письмо направлено директору института, хотя речь идет об общественной деятельности, выполняемой в нерабочее время. Перепутано количество депутатов, упомянутых в обращении ученых (9 вместо 25). Непонятно, почему приглашение пришло в отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики и охраны природы прокуратуры. Непонятного очень много.

Сегодня мы отправили письмо на имя Прокуратура Российской Федерации Чайки, где просили Юрия Яковлевича разобраться в происходящем. Мы указали на неточности. Самое главное, что судя по тексту факса, речь идет об “обвинении депутатов в плагиате”. Но в нашем обращении не произносится слово “плагиат”, у нас речь шла о нарушении научной этики, состоящем в некорректных заимствованиях.

- Текста запроса депутатов в Генпрокуратуру вы, конечно, не видели?

Нет, в нашем письме Чайке мы предложили переслать нам этот запрос, чтобы мы могли ответить депутатам.

- Как вы считаете, могут ли депутаты попытаться обвинить вас в клевете?

Не знаю. Сложно судить о чем то, не зная текста запроса депутатов. Неприятно уже то, что в факсе из прокуратуры фигурировало слово “плагиат”. Плагиат, вообще говоря может быть поводом для возбуждения уголовного дела, но мы это слово не произносили, мы не юристы и не можем давать таких оценок, мы говорили о нарушении научной этики.

- Когда должно состояться заседание, на которое приглашен Фрадков?

Оно должно пройти 17 октября. Насколько мне известно, Фрадков отправил в прокуратуру факс о том, что на этот день у него назначена предзащита аспирантки, и он прийти не сможет. Тем более, что на совещание для дачи письменных объяснений никто ходить не обязан.

- А вы подобного приглашения не получали?

Нет, и для меня это большая загадка. Одна из неприятных возможностей состоит в том, что институт, где работает Фрадков небольшой, а если факс с приглашением для меня был направлен на имя ректора МГУ Садовничего, то он мог просто потеряться. Зато на днях я получил бумагу из аппарата Правительства, сообщающую, что наше обращение было передано в Минобрнауки, на которое переложена обязанность дать нам ответ в установленные законом сроки.

- Вы обращались к юристам по поводу этой ситуации?

Да, мы советовались с юристами и экспертами.

- Есть основания опасаться неблагоприятного развития событий?

Конечно, есть. Для того, чтобы понимать это, не нужно быть юристом. Нужно просто иметь опыт жизни в нашей стране.
XS
SM
MD
LG