Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Калининград. Жизнь как коллекция возможностей


Голландцы представили творчество русского художника

Одним из значимых проектов взаимного Года России и Голландии для Балтийского филиала Государственного Центра современного искусства стала масштабная выставка "Бок о бок".

На полутора тысячах квадратных метров мансарды бывшей немецкой казармы "Кронпринц" в арт-пространстве Государственного центра современного искусства разместилась ретроспекция творчества российского художника Юрия Луначарского через призму его восприятия голландскими художниками из арт-группы Topp & Dubio.

Topp & Dubio

Topp & Dubio



Первое знакомство куратора Юлии Бардун и группы Topp & Dubio состоялось, когда художники предложили свой проект на международный конкурс «Башня "Кронпринц». Второе пришествие", проводимый Калининградским (в ту пору) филиалом ГЦСИ.

Юлия Бардун

Юлия Бардун

Юлия Бардун: Они придумали паблик арт проект: вокруг башни, которую мы собирались реконструировать, предложили расставить щиты с сообщением о том, что башню скоро закопают, - подобно информационным щитам о ведущемся строительстве. Мы оценили чувство юмора Topp & Dubio – и, хотя срок подачи заявок уже прошел, по энергии и напору, с которыми они к нам рвались, поняли, что, наверняка, это люди очень замотивированные. И уже в следующем году реализовали с ними проект "Художественный и теннисный клуб Калининграда".

В виртуальный "Художественный и теннисный клуб Калининграда"» стали вступать реальные люди. Соревнование, спорт, искусство, повседневная жизнь, взаимодействие, чувство истории и абсолютное отсутствие цели – вот основа деятельности клуба. За четыре года клуб реализовал более 25 проектов и презентаций в Калининграде и Гааге. В 2011 году художники издали книгу "Все ваши любимые проекты"», представившую деятельность клуба. И, похоже, клуб продолжает существовать…

Topp & Dubio: Но если мы ничего не делаем, клуб превращается в фантом. Пока люди возвращаются к этой теме, обсуждают ее с нами - клуб существует как некая социальная структура. У кого-то есть членский билет, который является документацией проекта. Одно из условий участия в клубе: ты можешь в него вступить, но выйти не можешь.

Во время визита в Калининград в 2008 году Topp & Dubio впервые услышали имя российского художника Юрия Луначарского, ушедшего из жизни за два месяца до этого. Спустя некоторое время Topp & Dubio решили разыскать работы Луначарского, в результате чего возник выставочный проект об артистическом наследии этого художника

Topp & Dubio: При подготовке к печати книги о «Художественном и теннисном клуб Калининграда» мы впервые посвятили так много времени возвращению назад, анализу уже сделанного. И поняли, что никогда не делали ничего долго длящегося и, уж тем более, вечного, все наши интервенции были мимолетны или краткосрочны. Возник большой вопрос: почему мы не создаем искусство, которое продолжало бы жить и после нашего ухода? Мы не выставляемся в галереях, потому что наши работы невозможно продать, наше искусство невозможно коллекционировать. В какие-то моменты мы даже были близки к депрессии, но все-таки продолжили работать в той же манере. Возможно, это был путь к Луначарскому: мы поняли, что если не сделаем ничего в связи с его именем, никто никогда о нем не узнает.

Topp & Dubio

Topp & Dubio



- Сколько произведений Юрия Луначарского после его ухода из жизни оказалось в распоряжении Topp & Dubio? И почему мама художника доверила его творческое наследие именно вам?

Topp & Dubio: Мама Юрия передала нам 60 работ, две коробки: объекты, фотографии и фильмы. Самостоятельно она не могла разобраться, что здесь - произведения искусства, а что – нет. Нам пришлось ревизовать этот подарок. Думаем, мама Юрия была рада нашей инициативе. После небольшой выставки произведений Юрия Луначарского в Голландии мы выпустили каталог, и маме его также передали экземпляр. Она убедилась в серьезности наших намерений, в том, что мы не собираемся злоупотреблять ее доверием.

Голландские художники Фритс Дейкс и Сандер де Хаас (Topp & Dubio) случайно познакомились в 1991 году на сигаретной фабрике Laurens в Гааге, где были единственными некурящими работниками. Их творческое сотрудничество началось в 1993 году с публикации экспериментального журнала «SNAP» (1993-1995), специализировавшегося на интерпретации фотоснимков. Через два года, 13 выпусков и множество псевдонимов редакторы решили продолжить сотрудничество под именем Topp & Dubio. Изначально новое творческое имя использовалось для создания коротких бессюжетных 8-милиметровых роликов. Начиная с 2000-го года, проекты Topp & Dubio становятся исследовательскими. Основные стимулы их художественных исследований - реализация индивидуальных стремлений и желание постигнуть параллельные миры. Вскоре артистический дуэт начал вовлекать в свои проекты ученых, музыкантов, писателей и других художников.

- Арт-группа Topp & Dubio известна своими спонтанными интервенциями в проекты других художников. Вы как-то использовали этот метод в продвижении имени Юрия Луначарского и в диалоге с его творчеством?

Topp & Dubio: В 2011 году мы услышали о проекте Джона Балдессари "15 секунд славы". Художник установил на Музейной площади в Амстердаме 30-метровый светодиодный экран, на котором в течение 15 секунд высвечивалось любое имя. Совершенно спонтанно мы предложили Джону Балдессари высветить имя Юрия Луначарского. Мы хотели возвратить на артистическую сцену имя художника и попробовать порефлексировать на тему славы как таковой. Одна из идей заключалась в том, чтобы как-то связать знаменитого американского художника Джона Балдессари с никому пока не известным российским художником Юрием Луначарским.

- Получилось?

Topp & Dubio: По почте нам сообщили, что в ближайшее воскресенье имя Луначарского будет высвечено. В нашем распоряжении оставалось 48 часов. Мы быстренько разослали пресс-релиз с уведомлением о торжественной церемонии, которая состоится за несколько минут до появления имени Луначарского на экране, сделали свой маленький светодиодный экран, взяли с собой фейерверки - и пришли на Музейную площадь. Дожидаясь «15 секунд славы» Луначарского, вслух читали текст "Пушкин и Гоголь" из полного собрания сочинений Даниила Хармса на голландском, - в нашей интерпретации речь шла о Луначарском. Провозились на Музейной площади под дождем около двух часов, а к положенному времени на церемонию пришли только три наших друга. В 17.30 на экране Джона Балдессари появилось имя Юрия Луначарского, и мы простояли 15 секунд в молчании, отдавая дань уважения калининградскому художнику. Потом сделали 15-минутное видео, которое показывает все наши «приготовления» к этим 15-ти секундам славы.

- Вы рассказывали об этом опыте на недавней презентации Topp & Dubio в Москве, в Государственном Центре современного искусства?

Topp & Dubio: На встрече в ГЦСИ мы сосредоточили внимание на нашей методологии: как мы работаем, как внедряемся в жизнь и творчество других художников, как начинаем несанкционированно взаимодействовать с ними и т.д. Презентацию мы назвали: "Кто, как нам кажется, мы есть". В течение последних 10-15 лет мы работали со многими большими художниками, в том числе нашими кумирами. Иногда хочется не то чтобы посостязаться, а, скорее, попробовать, сможем ли мы сделать работу, хоть в чем-то сопоставимую с их творчеством. В этом смысле, наверное, наиболее показателен наш опыт с Тео Янсеном. Однажды мы решили устроить презентацию этого художника и пригласили его самого присоединиться, но Тео, к тому времени уже ставший звездой, отказался по причине нехватки времени. Мы ему написали: ничего страшного, тогда сыграем вашу роль сами или пригласим того, кто мог бы вас представить. Тео занервничал - и согласился приехать. Это был замечательный вечер!..

Балтийский филиал ГЦСИ все полтора десятка лет своего активного присутствия в Калининграде заботливо пестует молодые таланты, так или иначе пытаясь формировать местную художественную сцену. Открытый голландскими художниками Юрий Луначарский уникален своим очень отчетливым взглядом на город, в котором он жил. Topp & Dubio, наследуя Луначарскому, в диалоге с ним наблюдают за городом вдумчиво, внимательно и деликатно.

Юлия Бардун: Это заражает, когда художники с таким рвением буквально копаются в городе, в котором ты живешь, но, в общем-то, чужом для них, и ты начинаешь вместе с ними открывать свой город. Например, Улица Юрия Луначарского: мы ведь никогда не обращаем внимания на безымянные улицы…

- Так, все-таки, появится в Калининграде улица Юрия Луначарского?

Topp & Dubio: Мы предложили калининградцам собрать подписи под обращением в городскую топонимическую комиссию. Надеемся, горожане как-то отреагируют. Но и для нас это дело пока не завершено, нам нравится идея, мы будем с ней работать. В мае мы встретились с двумя людьми из топонимической комиссии Калининграда, поговорили о возможности назвать улицу именем Юрия Луначарского. Честно говоря, думали, нам рассмеются в лицо, но в конце разговора они сказали: если доведете дело до рассмотрения на комиссии, считайте, наши голоса у вас есть.

Юлия Бардун: Мне кажется, художники очень интересно наблюдают за творческим гением места. Многое из того, что мы видим на выставке, позаимствовано из городской среды. Художники эти рэди мейды эстетизируют, переносят в музейное пространство. Можно просто брать готовые произведения и представлять их, что в большинстве случаев и происходит в рамках взаимного Года Голландии и России. Например, привезли в Москву Пита Мондриана: показали картины – предъявили классика. Но это такая немного витринная история, а у нас сама материя процесса другая – мы вместе исследуем, думаем, обсуждаем, обмениваемся своими представлениями о том, как это должно быть. Основной посыл идет от Topp & Dubio, но все равно – через взаимодействие с ними мы сами раскрываемся, вовлекаемся в процесс, становясь в какой-то мере соавторами не только проекта, но и своего города.

- Наверняка, вы не ограничитесь этой выставкой, поскольку Юрий Луначарский, - очень хороший повод кураторам и художникам поработать и с такими важными субстанциями, как слава и вечность…

Юлия Бардун: Когда Topp & Dubio затеяли, а мы подхватили «Художественный и теннисный клуб Калининграда», никто из нас не подозревал, что появится Луначарский. Я больше, чем уверена, что возникнет какая-то новая история, да и у Луначарского очень большой потенциал. Мы уже представляли его работы на выставке «Made in Kaliningrad» в Клайпеде (Литва). Думаю, он теперь станет неотъемлемой частью всех наших выставок, поскольку уже прописался на местной сцене, без него никуда. Может быть, в будущем музей сделаем или существующие музеи включат в свои коллекцию работы Юрия Луначарского. Хотя такой художник достоин отдельного музейного пространства – хоть маленького, но своего.

Topp & Dubio говорят, что весьма полезно пробовать делать вещи, которые сначала кажутся невозможными, – в исследовании границ возможного и невозможного состоит, в том числе, миссия художника. И еще: жизнь – это коллекция возможностей, и если чего-то очень хочешь, это непременно случится – либо в реальности, либо в выдуманном мире.

Topp & Dubio: Для нас нет большой разницы между фактом и вымыслом, поскольку любой факт изначально, на уровне идеи, является вымыслом. Потом ты начинаешь над идеей работать – и она материализуется, становится реальным фактом.

- Для Topp & Dubio выдуманный мир – это параллельный мир, который имеет право на существование, а может быть, и существует, или…?

Topp & Dubio: Да, можно и так на это посмотреть...
XS
SM
MD
LG