Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

100-летие "Хранителя величия"


Юный правитель Аннама Бао Дай

Юный правитель Аннама Бао Дай

100 лет назад во вьетнамском городе Хюэ родился принц Нгуен Винь Туи, позднее известный как последний император Вьетнама Бао Дай

До конца жизни вынужденный подчиняться странной игре исторических обстоятельств и сложных геополитических комбинаций, бывший последний император Вьетнама Бао Дай на родине считается "чужеземной марионеткой", хотя этот человек искренне любил свой народ и всячески старался сделать все, чтобы вьетнамцы избежали бед и катастроф, обрушившихся на них в 20-м веке.

Принц Нгуен Винь Туи, выпускник Парижского университета политических исследований, был фактически первым и последним императором, а потом – правителем сразу двух марионеточных государств, Вьетнамской империи, существовавшей в годы Второй мировой войны на японских штыках, и профранцузского Государства Вьетнам. Императором французского протектората Аннам, входившего во Французский Индокитай, он стал в 1925 году, после смерти отца, и тогда же сменил имя на Бао Дай, что означает "Хранитель величия". Фактически коронован он был лишь в 1932-м.
Бывший принц Нгуен Винь Туи, новый 13-летний император Бао Дай

Бывший принц Нгуен Винь Туи, новый 13-летний император Бао Дай


Совсем молодой юноша, носивший европейскую одежду и женившийся на христианке из незнатной семьи с крайнего юга Вьетнама (тогда эта область называлась французской колонией Кохинхина), он стремился модернизировать страну и всячески старался отступать от традиций. Впрочем, не от всех сразу – умудрившись остаться набожным католиком, Бао Дай в течение следующих 20 лет завел себе одновременно еще трех законных жен (не считая многочисленных наложниц и любовниц).

В 1933 году Бао Дай разогнал кабинет престарелых министров своего отца и назначил на их должности своих ровесников, молодых выпускников парижских университетов, однако французская колониальная администрация пресекла все его реформистские начинания на корню – после чего юный император, по словам близкого окружения, навсегда замкнулся в себе.

Он оставался императором Аннама и во время фактической японской оккупации Вьетнама, хотя формально с 1940 по 1945 год власть здесь по-прежнему принадлежала вишистской Франции. Накануне поражения во Второй мировой войне японцы решили отстранить французов и провозгласить "независимость" Вьетнамской империи, которая сражалась бы с ними бок о бок с "белыми западными колонизаторами" в единой "Великой восточноазиатской сфере совместного процветания". Бао Даю, очевидно, сделали предложение, от которого было невозможно отказаться, и он возложил на себя новый монарший венец. Когда некий японский полковник предложил разместить в императорском дворце в Хюэ японский гарнизон для защиты от партизан коммунистического движения Вьетминь, Бао Дай ответил, что не желает, "чтобы иностранные солдаты проливали кровь его народа".
Японские войска входят в Сайгон. 1941 год

Японские войска входят в Сайгон. 1941 год


Но уже в августе 1945 года к власти в стране пришли коммунисты во главе с Хо Ши Мином, провозгласившие создание Демократической Республики Вьетнам. Во Вьетнаме началась гражданская война, а французам удалось вернуться и снова сделать весь Вьетнам колонией. Император Бао Дай отрекся, заявив, что "предпочитает быть простым гражданином независимой страны, а не монархом порабощенной".

После чего уехал в любимый Париж, но в 1949 году, теперь уже под нажимом французов, вернулся и стал формальным главой марионеточного Государства Вьетнам, вновь составившего часть восстановленного Французского Индокитая. Разобравшись с реальностью на месте и отказавшись быть марионеткой, Бао Дай вновь уехал во Францию, сказав напоследок: "То, что называют решением Бао Дая, на самом деле оказывается решением французов".
Французские парашютисты в Индокитае. 1953 год

Французские парашютисты в Индокитае. 1953 год


Из Парижа ему пришлось вернуться в 1954 году, чтобы стать во главе Южного Вьетнама. Уже через год в результате референдума, организованного будущим первым президентом страны Нго Динь Зьемом, Южный Вьетнам был провозглашен республикой – причем число проголосовавших за республиканскую форму правления, по "странному совпадению", оказалось на 380 тысяч больше, чем общее на тот момент количество вообще всех зарегистрированных южновьетнамских избирателей. Бао Дай, окончательно разочаровавшийся в политике и политиках своей родины, опять отправился во Францию, теперь уже навсегда.

Бывший император вполне безбедно жил на Лазурном берегу и почти все время хранил молчание по поводу происходящего во Вьетнаме. Однако в 1972 году, накануне подписания Парижских мирных соглашений, он вдруг призвал всех вьетнамцев к национальному примирению. Вероятно, сделал это Бао Дай под влиянием появления пятой в своей жизни жены, француженки Моник Бодо, которая была моложе его на 33 года. Ситуацией немедленно воспользовались коммунисты в Ханое, внезапно через эмиссаров в Париже предложившие бывшему монарху войти в коалиционное правительство будущего единого социалистического Вьетнама. Бао Дай предусмотрительно отказался, хотя после этого общения публично высказался против дальнейшего пребывания армии США на территории Южного Вьетнама.
Бао Дай в Париже в 70-е годы

Бао Дай в Париже в 70-е годы


Позднее, после того, как последний, и наиболее одиозный южновьетнамский президент Нгуен Ван Тхиеу выступил с обращением к западным державам – с призывом выделить еще больше денег на борьбу с коммунистами и атаковать Северный Вьетнам, – Бао Дай вдруг подверг его резкой критике за лицемерие и безудержную коррупцию. Нгуен Ван Тхиеу всегда считался столь же крайним "ястребом", сколь и казнокрадом и бездарным полководцем. Вот фрагмент из его интервью телекомпании ВВС начала 1975 года. До падения Сайгона оставалось несколько месяцев:

– Северный Вьетнам ведет мирную жизнь, его не бомбят, нет пограничной и экономической блокады. Они располагают полной свободой – для того, чтобы просачиваться в Южный Вьетнам, чтобы посылать сюда своих солдат, оружие и боеприпасы, чтобы продолжать войну. Но сами они чувствуют себя в полной безопасности. Их никто не покарает за это, ни США, ни даже Южный Вьетнам. Они могут дестабилизировать положение на юге, спокойно развивая собственную страну. Это крайне несправедливо – то, что единственной жертвой войны остается Южный Вьетнам, если мы говорим о мире во всем Вьетнаме. Сегодня коммунисты начали генеральное наступление. Они почти оккупировали провинцию Фуоклонг. Нам нужны средства и силы, чтобы защищать себя – северовьетнамские силы и Вьетконг в реальности превосходят нас втрое. Начиная с 1972 года, их военная мощь непрерывно растет. Для того чтобы противостоять им, требуется немедленно собирать деньги и силы, начиная с этого момента".
Бао Дай на обложке журнала Time, 1954 год

Бао Дай на обложке журнала Time, 1954 год


Бао Дай на это, в частности, сказал: "Если бы ваше республиканское правительство дало бы мне хоть тысячную часть той суммы, что оно потратило на мое отстранение от власти в 1955 году, я бы выиграл эту войну". А заодно обрушился и на Соединенные Штаты, за все их ошибки и за преступления, совершенные американскими военнослужащими во время Вьетнамской войны.

Умер последний император Вьетнама Бао Дай во французском военном госпитале в Париже 30 июля 1997 года.
XS
SM
MD
LG