Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Есть такой город, названный в честь реки Хопер, а, конечно, не в честь индейского племени. И называется он поэтому немного по-другому – Новохоперск. Но с индейцами тут очень много общего.

Тут также живут на золоте, ну, может, больше на меди и никеле, также есть свой уклад, который особо не интересен большинству конкистадоров. Да и в роли заморских интересантов здесь фигурирует компания, принадлежащая кипрским офшорам, – УГМК.

Единственное, пожалуй, отличие – за богов высадившийся геологический десант сперва никто не принял. Наоборот, сразу встретили в штыки, точнее, в нагайки. Да, казаки в нашей ситуации, оказывается, куда больше имеют общего с индейцами, чем может показаться сначала. Опять же с одним отличием – индейцы признаны народом и получили особые права: на землю, на собственную культуру, перепало и бонусов, например, в виде лицензии на азартные игры. В резервациях, таким образом, вполне можно жить, и не только за счет любопытных к индейской культуре туристов, хоть и не без этого тоже.

На земли нашего НАВАХОперска прогресс пока не дошел. А кому такой прогресс нужен, кроме казаков-индейцев? Уральско-офшорным интересантам? Местной власти? Носиться с местной культурой? С заповедником этим бессмысленным? С курганами четырехтысячелетними, которых в районе оказался не один десяток? С укладом земледельческим? Вот получается, что только населению это и важно. Зато оно никому не важно. Губернатор – да, сказал, что пока 85% населения не будет радо никелевому ГОКу, не построят его. Вот, кажется, теперь, все интересанты ждут, когда эти 85% нарастут, активно помогая. Ну как это обычно с индейцами делается – бусами, подкупом вождей.

Но пока планка полного неприятия к пришельцам держится жестко – как год назад социологи замерили, что 98% местных считают никелевый проект вредным, так большинство недовольных и осталось.

Попробовали конкистадоры наши новые и кнут, и пряник. Заявлений со стороны УГМК разлетелось по всем охранным конторам десятки: террористы, говорится в заявлениях, завелись на Хопре, очаг экстремизма. Обыски пошли, слежки. А арестов пока нет – не нашли экстремистов. Нашли местных жителей – кто из них индейцы, кто казаки, кто крестьяне – особо не разберешь, но все против этого никеля.

УГМК тогда к пряникам – нате, дорогие вожди казаков-индейцев, что хотите. Сначала даже непонятно было – что хотят и с кем договариваться: дашь одному – глядь, а он уже не вождь, или не того племени вождь, или вовсе никогда вождем не был. А самым большим вождям сразу денег просить неудобно – стали думать, какой договор делать. Только пока думали, их из вождей тоже удалили. Кто успел деньгами взять – тот и остался при них, но немного стороной теперь по улицам ходит – от соплеменников прячется.

А остальные опять против. Так с этого никеля ничего же не останется – наверное, уже думают интересанты. И, кажется, единственное, что их еще держит, – это распаленный борьбой азарт, да какие-нибудь из-за моря договоры. А казаки-индейцы тем временем стали сами свои дела налаживать – к туристическому сезону готовятся. Крестьяне – к посевной с новыми идеями, не все же маис растить – на следующий год уже артишоки планируют продавать.

И остается только в разум поверить и в прогресс, где у людей права есть, где землю ценят больше металлических кирпичей, которые, если и кормят, то только офшорных таких специальных существ. А наших казаков, или индейцев, или просто – всех нас, земля и природа не одну сотню лет, надеюсь, продержит.

Константин Рубахин – поэт и журналист, координатор движения "В защиту Хопра"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG