Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы перекроили для "Единой России"


Изменения выборного законодательства выгодны пропрезидентской партии, уверены эксперты

Изменения выборного законодательства выгодны пропрезидентской партии, уверены эксперты

Выборы в регионах с 2014 года пройдут по новым правилам. Число депутатов, избираемых по спискам партий, может сократиться

Государственная дума 24 октября приняла во втором чтении закон, меняющий порядок выборов в региональные парламенты и муниципальные собрания. Ранее на выборах в Законодательное собрание или областную думу половина депутатов избиралась по партийным спискам, а половина – по одномандатным округам. Эта же норма действовала на муниципальном уровне, если в местном совете или собрании было больше 20 депутатов.

Проект, внесенный в Думу членом Совета Федерации от Красноярского края миллионером Андреем Клишасом (сторонник ОНФ, избирался в горсовет Норильска от "Единой России"), дает возможность снизить партийную квоту в два раза, то есть установить минимальный порог на уровне 25 процентов, а затем отдать решение на откуп регионам.

Двум регионам-городам – Москве и Петербургу – проголосовавшие за поправки к "закону Клишаса" депутаты от "Единой России" разрешили, если будет на это воля столичных законодателей, даже полностью перейти на мажоритарную систему.

Исключается и положение о том, что не менее половины депутатских мандатов в избираемом на муниципальных выборах представительном органе с численностью 20 и более депутатов распределяются по партспискам. И там можно вернуться к выборам в округах. А если списки сохранятся, "барьер" поднят до 7 процентов голосов.

Если число мест по партийным спискам уменьшится вдвое, то это сильно изменит картину выборов, поясняет профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов:

Если идет искажение пропорциональности, то это значит, что выигрывает та партия, которая получает относительно больше голосов, чем другая
– Посмотрите, средняя численность регионального законодательного собрания составляет около 50 человек. Если из них только четверть мандатов будет распределяться по пропорциональной системе, это дает нам 12. Сами подумайте, какое пропорциональное распределение можно осуществить на 12 местах? Это будет распределение с очень сильным искажением пропорциональности, а если идет искажение пропорциональности, то это значит, что выигрывает та партия, которая получает относительно больше голосов, чем другая. И получится, что проходит шесть человек от "Единой России", к ним присоединяются почти все одномандатники, и у "Единой России" фактически получается гигантское большинство.

Традиционно именно партийные списки приносили успех системной оппозиции на муниципальных и региональных выборах. Например, в декабре 2011 года "Справедливая Россия" показала в некоторых регионах результаты, сопоставимые с "Единой Россией".

В сентябре 2013 года можно выделить Красноярск: региональное отделение партии "Патриоты России", которое поддерживал известный в крае бизнесмен Анатолий Быков, смогло создать большую фракцию в городском совете.
В то же время, даже когда оппозиция получала много голосов по спискам, нередко партия "Единая Россия" одерживала уверенные победы в большинстве округов и сохраняла контроль над парламентом региона.
Например, в Законодательном собрании Тверской области у "Единой России" 26 мест из 40, из них 9 – по итогам партийных выборов, а 17 – мажоритарных.

Кроме всего прочего, в одномандатных округах не так просто вести избирательную кампанию. Люди, которые выигрывают на таких выборах, это вовсе не яркие политические фигуры, говорит Григорий Голосов:

Оппозиционным кандидатам, строящим свою популярность на публичных действиях, на выступлениях в СМИ, если у них есть доступ к СМИ, будет избираться сложнее
– Это, как правило, местные влиятельные люди: чиновники или бизнесмены, которые просто-напросто способны привести на выборы тех людей, которые их поддержат. Фактически обязать своих работников прийти на выборы или население на территории муниципального округа, если этот человек работает в муниципалитете. А оппозиционным кандидатам, строящим свою популярность на публичных действиях, на выступлениях в СМИ, если у них есть доступ к СМИ, будет избираться сложнее просто-напросто потому, что их мобилизованный электорат будет в каждом отдельном случае меньше, чем тот электорат, который смогут мобилизовать местные влиятельные персонажи.

Екатеринбургский политолог Федор Крашенинников согласен с Григорием Голосовым в том, что в округах предвыборная конкуренция почти полностью лишена содержательной составляющей:

– В каждом конкретном округе самый богатый кандидат, кандидат, у которого больше всех ресурсов, он в итоге, скорее всего, и побеждает. В этом смысле партийные списки были небольшой возможностью на какой-то идее выскочить. Хотя я всегда был противником выборов по спискам на муниципальном уровне, это совершеннейшая глупость, потому что муниципальные органы власти не должны быть политическими. А что на уровне регионов, здесь все однозначно: в большинство одномандатных округов победят единороссы или ставленники власти, а эти 25 процентов означают, что оппозиционный список, даже набрав солидный процент, сможет рассчитывать на одного-двух депутатов, то есть никак не влиять на расстановку сил. Стало понятно, что вся эта реформа делается исключительно в интересах правящей партии, исключительно для сохранения ее влияния, причем даже не самой партии, а этой группировки чиновников.

По словам уральского политолога Федора Крашенинникова, власть могла бы пойти на реальные шаги по улучшению избирательной системы, но не хочет этого делать:

Нужно всячески бороться с системой, в которой победитель получает все. Надо всячески создавать возможности для аутсайдеров
– Что касается того, что я считаю правильным сделать, то здесь все проще. Во-первых, нужно вернуть региональные партии, потому что федеральные партии на местном уровне – это чаще всего фикции, это какие-то случайные люди, которые купили себе этот бренд. А вот региональные партии – это реальный вариант, и это были бы более честные выборы, если бы люди видели, какие реальные местные силы участвуют в выборах. Это первое. И второе: я считаю, что нужно всячески бороться с системой, в которой победитель получает все. Надо всячески создавать возможности для аутсайдеров, для тех, у кого меньше денег, для тех, у кого меньше возможностей. Но, конечно, хочу сказать, что в ситуации, когда под каждые новые выборы власть перекраивает законодательство с учетом своего изменившегося рейтинга, все это остается благим пожеланием.

Важно уточнить: 25 процентов для партийных списков – это минимальный порог. Региональные парламенты имеют право оставить эту планку и на прежнем уровне. Некоторые регионы этим правом воспользуются, считает депутат Псковского областного собрания от партии "Яблоко" Лев Шлосберг:

– Кое-где, допустим, схема избрания депутатов регионального законодательного собрания заведена в устав региона. Если, например, норма об общем числе депутатов или об их соотношении заведена в устав, то для изменения устава нужно уже не меньше двух третей голосов депутатов, а их не всегда можно собрать. Понятно, что сейчас будут стараться всех постричь под одну гребенку, но при этом у законодательных собраний остается вариант оставить ту же самую планку, сделать, допустим, 30 или 40 процентов. Есть различные варианты.

Законопроект разработан в Москве, но он не учитывает региональную специфику и существующее положение дел, поясняет свою мысль псковский депутат Лев Шлосберг:

Планируется же все это в одном сумасшедшем доме на Старой площади, а потом все начинают эту единую "кольчужку" примерять на себя
– Я думаю, сейчас региональные элиты будут осмысливать эти изменения в законодательстве. Планируется же все это в одном сумасшедшем доме на Старой площади, а потом все начинают эту единую "кольчужку" примерять на себя, и выясняется, что не всем тепло в этом "свитере". Не всегда на уровне региона идет война на политическое уничтожение. Не может быть в регионе политической стабильности, если из условных 40 мандатов в Заксобрании – 38 у "Единой России" и 2 еще у кого-нибудь. Это не позволяет власти чувствовать себя легитимной. Здесь, мне кажется, будет борьба в регионах, процесс не пойдет шелково. Будут конфликты, будут скандалы, будут попытки удержать существующую систему, будут попытки найти компромисс. В итоге, как мне представляется, наиболее сильная часть оппозиционного сообщества сможет выживать в таких ситуациях.

Законопроекту осталось пройти в третье чтение в Государственной думе. КПРФ, ЛДПР и "Справедливая Россия" в основном выступали против закона, но "Единая Россия" способна провести его в одиночку.

Интересно, что фракция КПРФ внесла ровно противоположную по смыслу поправку: увеличить до 75 процентов число мандатов, распределяемых по партийным спискам. "Иначе зачем мы развиваем многопартийность и создаем массу партий", – отметил депутат-коммунист Вадим Соловьев. Впрочем, поправка была отклонена.

А вот Михаил Прохоров на недавнем съезде "Гражданской платформы" заявил, что поддерживает выборы по одномандатным округам и считает такой формат более выигрышным для своей партии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG