Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Население РФ хотят закошмарить Украиной, - пишет российский политолог Платонов о российском телевидении. - Украину превращают в одного из главных врагов России». А человек, назвавшийся «нечистокровным украинским гражданином», написал открытое письмо российским друзьям. Читаю из него: «В последние дни мы не страдаем от отсутствия вашего внимания. Вы же без нас пропадете! - пишете вы… Вы спрашиваете меня - сколько лет понадобится на то, чтобы преодолеть пропасть между нами и Европой? Боюсь ошибиться, но думаю, что не менее четверти века. Это очень много для меня, пятидесятилетнего. Это вечность для моих родителей. Но четверть века в истории страны - это даже не миг. Это бесконечно малая величина. В общем, не хочу с вами ссорится. Давайте поживем и посмотрим, чем кончится дело. Мы уже поняли, что вы против нашей ассоциации в ЕС. Вы рассказали нам о всех карах земных и небесных, что на нас обрушатся. Увы, ничем помочь вам не можем. Мы приняли решение и готовы к последствиям. Я не оптимист. Я записной пессимист. Особенно после 2004 года - знаете, разочарование отравляет душу, но делает человека мудрее. Я прекрасно понимаю, что ближайшие несколько лет будут очень тяжелыми…Я не люблю людей, которые нынче у власти, как не любил и тех, кто был во власти до них. Как бы ни были плохи нынешние властители, по каким бы тайным причинам они не принимали решение об ассоциации с ЕС, именно их выбор дает нам надежду на то, что такие, как сейчас, политики не смогут приходить к власти в будущем. Что на месте нашей экс-советской системы выборов, возникнет что-то отчасти похожее на английскую, американскую или немецкую систему. Правовую. Это когда результаты выборов не известны за четыре года до выборов, а назначить себе преемника демократически избранный президент не может никоим образом. Так что мы стремимся в Европу не за колбасой. Колбаса у нас есть. И конфеты Рошен. Мы хотим попробовать жить, как цивилизованные люди. В общем, мы пошли», - говорится в этом открытом письме.

Недавний московский кулачный бой привлёк внимание не только специалистов, каким считает себя всякий любитель таких зрелищ, но и людей, интересующихся не столько спортом, сколько политикой. Как и следовало ожидать, в хор откликов вклинился и контингент, который до глубины своей сельской души был потрясён гонорарами Кличко и Поветкина, особенно – почти двумя десятками миллионов долларов, полученных Владимиром. От имени этих людей нам написал Мещеряков Иван Степанович. Думаю, на самом деле этот слушатель «Свободы» не только живёт сейчас в городе, а и родился в нём, а сельской его душу называю потому, что она сберегла в себе старинные воззрения сельского труженика. Да, именно так: сельского труженика. Это выражение до сих пор употреблется в каждом номере каждой районной газеты по всей России. «Городской труженик» - такого выражения как не было, так и нет, а «сельский труженик» никуда не делся с советских времён, хотя на селе бездельников, вольних и невольных, никак не меньше, чем в городе, и становится не меньше, а больше… Так вот, этот слушатель – Мещеряков Иван Степанович – сохранил старинное убеждение сельского труженика, что только труд на земле и в хлеву, и не всякий, а желательно - первобытный, ручной, мышечный, до седьмого пота, угоден Богу и достоин вознаграждения, а всякий другой – баловство. Это убеждение разделял и такой пахарь, как Лев Толстой. Вот он – не Лев Толстой, а Иван Степанович Мещеряков – и призывает нас вдуматься в факт получения Владимиром Кличко почти двух десятков миллионов долларов за один кулачный бой. Иван Степанович считает, что нет необходимости рассуждать, а достаточно молча «вдуматься в сумму и в отрезок времени». Это я дословно: «в сумму и в отрезок времени». Правда, не всякому человеку достаточно, а только тому, считает Иван Степанович, у кого ещё сохранились какие-то остатки совести и здравомыслия. «В моём селе, - сообщает он, - примерно три тысячи жителей от мала до велика. На каждого, согласно моим подсчётам, приходится…». Здесь я обрываю письмо. Скажу только, что автор выводит средний часовой доход жителя свого села и сравнивает его с часовым доходом боксёра. Как выдержало его, не боксёра, а Ивана Степановича, сердце полученные цифры, не знаю.

Было среди писем и такое: «Уважаемый Анатолий Иванович, никак не могу привыкнуть к родному русскому дураку в рясе. Никак!!, - два восклицательных знака. – Не могу!!!, - три восклицательных знака. – В Москве имеется Епархиальный совет. При совете том имеется Миссионерская комиссия. У комиссии той имеется начальник, иеромонах Димитрий, в миру – Першин. Если вы не читали, то прочитайте сейчас, что он пожелал боксёру Поветкину, если тот соберётся победить кого-нибудь в следующий раз. Он пожелал ему познать не просто православне, а настоящее православне – «православне Андрея Рублёва и Дмитрия Донского, Александра Суворова и Александра Пушкина, архимандрита Иоанна (Крестьянкина) и композитора Георгия Свиридова». У меня такой вопрос, Анатолий Иванович. Вы должны лучше меня знать Украину. Куда подевались украинские дураки? Или их там нет? Что-то не верится. А в то же время возникает вопрос: если они есть, почему не устроили такого же националистического, только украинского, спектакля в Москве? Разве украинским дуракам не нужно, чтобы из-за них над Украиной смеялись так же, как над Россией - из-за русских дураков?», - пишет господин Борщёв. По-моему, дело не в том, что оформленим матча с российской стороны занимались дураки или, как выражается один насмішник, люди с православием головного мозга, то – само собою. Дело в том, что это было казённое, государственное мероприятие. Это всё делалось по команде или подсказке, по наущенню или согласованию, с озвученного или безмолвного одобрения, по наущенню, по согласованию с Кремлём, с администрациией президента. Это всё - в духе принятой политики, по сегодняшним канонам пропаганды. Казёнщина есть казёнщина. А что главное для человека, занятого казёнщиной? Правильно: выслужиться. А выслуживаются обычно невпопад. Это – закон. Почему украинец Кличко обошёлся без национализма? Почему он повёл себя по-человечески, то есть, стал биться не за матушку -Украину, не за всё хорошее против всего плохого, а за себя, любимого? Да потому что к этому его делу – к его личному делу – не имела никакого отношения украинская власть. К ни в чём не повинному Поветкину примазали общее дело, примазали Русский мир, а против них, то есть, против Поветкина с Русским миром, вышло частное лицо. Частник против колхоза. За русским ни в чём не повинном парнем был колхоз, за украинским – его семья, родня, друзья-приятели и болельщики. Ещё раз для непонятливых: украинские пропагандисты не умнее русских, просто Кличко их не позвал, ему в голову не пришло. Думаете, в Украине нет своего Кобзона? Но Владимиру Кличко не нужен Кобзон ни русский, ни украинский… Победа Кличко – это победа более сильного и умелого, но это ещё и победа частника над колхозом. Говорю это, сознавая, что говорю, в общем, глупость. Спорт есть спорт. В следующий раз в таком спектакле может победить русский. И что же, говорить тогда, что это победа колхоза над частником? Глупости это всё. Мне очень понравилось, что Владимир не стал зверствовать. Это это и есть профессионализм. Тебя бьют, ты бьёшь – и не впадаешь в ярость, не вскипает в тебе кровожадность. Это замечательно. По-настоящему меня задело вот что. «Путриотизм», которого дураки напустили сталько, что люди ещё долго будут плеваться, - дело привычное. У Путина нет иного выхода. На глазах всего мира он устремился в последнее прибежище негодяев не от хорошей жизни. Ему просто не на чём больше держаться. Национальную городость великороссов будет взвинчивать до конца, не он первый… Царапнуло то, что стали набрасываться на Поветкина: он и жирный, у него и то не так, и то не эдак, он и лодырь… Это нехорошо, господа патриоты, неблагородно. Человек выдержал такой бой! Вы забыли, с кем был этот бой. В боксе нет ничьих. Есть место и случаю. А если бы не повезло Владимиру Кличко? В Украине тоже нашлись бы огорочённые до потери совести и стали бы поносить его. Вот почему я не люблю болельщиков. Не самое благородное племя всё-таки.

«Что касается проблемы мигрантов, - читаю следующее письмо, - я полностью поддерживаю борьбу российских правозащитников за права несчастных уроженцев Кавказа и Центральной Азии. Такие люди, как Валерия Новодворская, Людмила Алексеева, Лидия Графова и многие другие - например, героически работающие в Москве корреспонденты европейских и американских СМИ заслуживают величайшего уважения. Однако, хотел бы предложить им следующее: переселитесь все в Бирюлево и в подобные районы! Что может быть прекраснее жизни в космополитном, мультикультурном районе с этими милыми и добрыми людьми, нашими кавказскими и азиатскими братьями? Передайте этот призыв всем людям доброй воли, в том числе и нашим друзьям в Западной Европе. Там тоже поднимает голову фашизм. Все больше малограмотных, примитивных и отравленных ненавистью людей, ничтоже сумняшеся считающих себя коренными жителями, забывая о своих предках-кочевниках, носивших всего каких-то двадцать веков назад шкуры, не стесняются выражать недовольство живущими в их странах арабами, цыганами, африканцами. Поэтому все депутаты европейских парламентов, журналисты, правозащитники тоже должны переселиться в эти самые пресловутые «гетто», в «черные» районы Парижа, Брюсселя, в таборы в пригородах Рима, потому что на самом деле люди там куда милее и душевнее зажравшихся белых фашистов и расистов. Будет хорошо не только «понаехавшим» и их защитникам, но и всем нам, поскольку мы увидим, что у настоящих правозащитников, либералов и демократов слова не расходятся с делами. Это будет иметь для нас большое воспитательное значение», - пишет господин Пушкарёв, и как тут не вспомнить:
Иди к униженным,
Иди к обиженным –
По их стопам…

Если кто-нибудь скажет, что либеральное лицемерие, на котором камня на камне, казалось бы, давно не оставили лучшие перья всех времён и континентов, а оно всё живо и не собирается идти на убыль, не имеет никакого отношения к настроению этого слушателя… Имеет отношение, прямое, достали его краснобаи, но всё-таки Бирюлёво – не их творение. Не либералы, не правозащитники создали крупнейшую группировку организованной преступности под названием «Российская полиция, прокуратура, суды, а заодно в известной степени и адвокатура». Не правозащитники вывели Россию на первое место в мире по разрыву между богатством и бедностью. Но среди них и правда многовато энтузиастов и энтузиасток, и ещё неизвестно, где их больше, в России или на Западе, поэтому действительно было бы неплохо, если бы они стали жить в местах наподобие Бирюлёво,
Где трудно дышится,
Где горе слышится,
Будь первый там!
Тогда, возможно, научились бы раздавать всем сёстрам по серьгам.

«Анатолий Иванович, - читаю один из отзывов, - в своей передаче постоянно ведет мысль к тому, что русские "в соломе спят, зубами чешутся", в отличие от украинцев, и то не всех (сочувствующие России и считающие себя русскими, от слова "Русь", в число правильных украинцев не входят)», - закрыть кавычки. Национальная обидчивость – одна из основных потребностей души как отдельного человека, так и целых народов. Любим обижаться, тянет обидеться на пустом месте – как покурить, как хлебнуть какого-нибудь зелья. Возникает эта тяга на ранних стадиях жизни личности и общества, а в наши дни, по моим наблюдениям, почти затухает, возбуждать её приходится пропагандой… Я думаю: чтО в моей передаче могло дать повод этому человеку так думать? Вряд ли какие-то мои высказывания, а вот некоторые письма – да, обижают русское чувство… Самокритика до самозабвения, самоуничижение. Русский человек уж если примется себя поносить, то остановиться ему трудно, нет таких пороков и слабостей, которых бы он у себя и своих соплеменников не нашёл. Но он же, русский человек, и пословицу выдумал: самоуничижение паче гордости… То есть, не разобрать, это перед нами самокритика или самовозвеличивание, поносит себя со спесью, спесивое самопоношение – вот какой я великий, вон как не боюсь себя поносить… Вот такие письма, думаю, и привели этого человека к заключению, что я провожу мысль, что русские в соломе спят, зубами чешутся. Он исходит из того, что я мог бы не оглашать такие письма, тщательнЕЕ сортировать почту «Свободы». Конечно, мог бы, сортировка - дело увлекательное, только тогда вы не слушали бы эту передачу – у вас было бы ощущение, что слушаете не радио «Свобода», а московское радио. А вот откуда он взял восхваление украинцев в моей передаче, сообразить не могу, - сам я их не восхваляю, а самохвальных писем от украинцев не получаю, скорее наоборот, - они умеют поносить себя не хуже русских, а пожалуй ещё более рьяно… Да, наконец, и вот что, дорогой… Не вспомнить ли нам нацию, которая поносит себя свирепее всех в мире, а? Предлагаю такой показатель, как сатирическая литература. Более красноречивого и убедительного показателя не существует. Ну, в какой литературе сатира самая едкая? Правильно, в английской. Какой народ вот уже столько веков показывает самые большие достижения? Правильно: англичане с их отпрысками, англичане, в чьём языке уже миллион слов – больше, чем у десятка народов, считающих себя самыми развитыми, вместе взятых… Вот что хочу сказать: пока я получаю письма от русских, не знающих удержу в поношениях своего племени, своей страны, буду знать, что особо тревожиться за Россию нечего, с нею всё в порядке, насколько можно считать порядком её вечный беспорядок. Земля у нас обильна, порядка только нет. Что касается украинцев, с ними у меня отношения сложнее. Зависит от настроения. В одном настроении мне кажется, что у них порядка чуточку больше, чем у русских, и что эта чуточка определит итог капиталистического соревнования двух наций. В другом настроении мне кажется, что у украинцев порядка меньше, чем в России, а то и в любом другом месте на Земле.

Вот слушайте письмо - одно из тех, что создают такое настроение. В нём упоминается город Сумы. Это областной центр на востоке Украины, там господствует суржик, но можно услышать и русский, и украинский. Читаю: «Вот ездят так называемые фирменные поезда, с дорогущими билетами. Как, например, поезд Сумы-Москва "Иван Кожедуб". А ковровая дорожка, как и прежде, когда билеты были почти вдвое дешевле, задрапирована грязненькой полотняной тряпочкой по всему протяжению этой самой "роскошной" ковровой дорожки. Ну, понятно, ковровая ведь денег немалых стоит, пассажиры испачкают. Вот если бы их не было, ни одного, билеты бы продавались, давали доход, зарплаты проводникам, начальникам поездов и дорог, а пассажиров не было бы, но эта задача пока не решена, вот и покрываем дорожку тряпкой - по-старому, по-советски. Так что цена проезда повышается, а дорожка драпируется. Неужели так и будет всегда?», - вздыхает автор этого письма, госпожа Молоствова. Тряпка на ковровой дорожке в дорогущем вагоне – это даже мило. Так и в российских поездах, это – из советских времён. Вопрос отчасти философский. Научный – уж определённо. Это всё тот же вопрос о русской цивилизации: есть ли она в наличии как отдельный организм, как что-то самостоятельное, и что ею движет – судьба или какие-то причины, и куда она идёт, и когда придёт. Вагон дорогущий, век на дворе двадцать первый, а люди, стелющие эту тряпку, они явно, и явь эта жестока, они – из предыдущих веков. Отсюда – такое, по их понятиям, хозяйское, рачительное отношение даже к казённому добру. Как к своему – своё-то тоже под тряпкой. Удивляться и радоваться надо тому, что платья и костюмы они носят всё же без чехлов. Я и радуюсь, но и смущаюсь, потому что над этим смеяться как-то даже грешно. Следы столетий нищеты, убожества. Лучше всего просто понимать, откуда это всё, из каких исторических далей, как и всё остальное. И мучиться всё тем же вопросом: что такое перед нами - отдельный организм со своей судьбой, которую не изменить, или… что?

У автора следующего письма ответ есть. Читаю: «Когда едешь по России на поезде, Анатолий Иванович, такое впечатление, что вся эта страна - "недострой", как говорили в советские пятилетки. Или "долгострой" с "недостроем". То есть, чего-то пытались строить. Ну, хотя бы отчасти и хотя бы со стороны некоторых - из лучших побуждений. И обо что-то всё это разбилось. 0бычно - о "недофинансирование", но на деле очень часто - о дефицит кадров превращались в руины заводы, приходили в запустение города вокруг "градообразующих предприятий", падали "наукограды".. Всё, что можно, растаскивалось, продавалось на металлолом, превращалось в торгово-увеселительные заведения. Смотришь из окна вагона - полное впечатление рухнувшей цивилизации. Часто видны памятники Ленину, её официального основоположника, хотя логичнее бы было видеть монументы Сталину, ведь развалилась именно созданная им страна помазаного марксизмом великорусского империализма. Из-под неё выскользнула идеология, к семидесятым уже никто ни во что не верил, за редчайшим исключением. В принципе она могла разрушиться по-другому, не так катастрофически. Ведь в других странах социализма не было такого всплеска криминала и психиатрии. Но главное – массовое подонство. Население, про которого сочиняли сказки как о набожных и царелюбивых овечках или сознательных строителях коммунизма, на самом деле никогда ни во что не верило, ни в московское православие, ни в ленинизм. За малыми исключениями, кроме вороватых алкашей и сволочных конторских бездельников, кадров у нас нет. Стоит мат. Им чужда мораль, а отсюда преступность, как в самых вонючих клоаках мира. Изобретательны только в подонстве. В стране почти ничего не производится. Нет ни инженерной мысли, ни добросовестных рабочих. Новая волна демократизации приведёт только к всплеску уголовщины, хаоса и психиатрии», - уверен этот человек.

Тем временем госпожа Молоствова прислала дополнение к своему письму о фирменном поезде «Иван Кожедуб», билеты на который страшно подорожали. Читаю: «Появились резиновые коврики в туалетах, но не во всех вагонах. Или воруют? Не знаю. Бумага туалетная имеется тоже не во всяком вагоне. И мыло тоже не во всяком. А положено ж по разблюдовке! Значит, делаю я вывод, кто-то ворует: пассажиры, проводница или её начальство. Смеялась, заметив, что проводница время от времени заходит в туалет с освежителем воздуха и там распыляет назидательный аромат. Не покупает же она освежитель за свои гроши - выходит, и освежитель в фирменном поезде положен. Но оставить эту штуку в туалете, чтобы пассажиры сами ею пользовались, не решается. Вот и ходит - брызгает. Лично. Это я впервые видела. То ли такое распоряжение, то ли инициатива», - пишет госпожа Молоствова. Да, этого не придумаешь. Посидел человек в нужнике, долго сидел, вдумчиво, а после него заходит проводница с освежителем воздуха. Всё взято с проклятого Запада: и железная дорога, и поезд, и такое ноу-хау, как расписание поездов для упорядочивания их движения, и нужник со спуском воды, и освежитель воздуха, и всякий винтик и гвоздик вокруг, и светильник, одно только своё, отечественное, самобытное, одно привнесено от себя, от собственных обстоятельств, от собственного разума и таланта – что не сам ты после отправления нужды распыляешь что-то пахучее из баллончика, а проводница это делает за тебя, поскольку ты мог бы этот баллончик унести с собой, для дома-для семьи.

Последнее письмо: «Вы говорите, что в советское время, «прежде чем на ключевых местах сверху донизу расселись степенные товарищи, успела погулять и шпана, и клоуны». Это могло быть при тоталитаризме с инерционными остатками немецкой культуры и романтизма. Сейчас не может быть степенных товарищей и энтузиастов. Могут быть только приблатнённые жлобы, психи и клоуны. Категорически не согласен, что Путин только изображает демократию, нет, она существует та же самая ельцинская, он её приглаживает и устаканивает. И не только путинское большинство, но и оппозиционное меньшинство устроит психушку с новым всплеском криминала при новом витке свободы без границ. И любитель правды Навальный раздаст своим дружкам и дворне на чем-то вроде "залоговых аукционов" нефтепромыслы и телекомпании. Вы, Анатолий Иванович, любите бытовые зарисовки и детали. В последнее время стала развиваться торговля по Интернету. Я тоже покупаю себе товары в заграничных шопах. В США, Китае, Германии, Гон-Конге, Индии, Италии. В московских магазинах и на рынках то же самое в несколько раз дороже с меньшим выбором. 0дин из самых крупных шопов - международный аукцион, созданный предприимчивыми янки, его филиалы есть во всех крупных странах. И в России есть. Но что интересно, русским, в отличие от индусов, китайцев, немцев, итальянцев, американцев, французов, испанцев, разрешено на этом аукционе только покупать, а не продавать. Это ведь настоящий торговый расизм, Анатолий Иванович, но он объясним. Разреши нашим продажу - начнётся массовый криминал и скандалы». Мне понятно настроение автора этого письма, но… Нельзя всё-таки говорить, что Навальный, Петров, Сидоров, оказавшись у власти, устроит то же самое, что Ельцин и Путин. Думать так можно, а говорить в письме на радио «Свобода» нельзя. Почему? Печально, что это надо объяснять очень многим даже подкованным слушателям.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG