Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
“Если речь идет о том, что мы защищаем принципы, за них, к сожалению, надо проливать кровь. В противном случае тебя ждет та или иная форма рабства. Новых способов бороться с рабовладельцами, кроме как оружием, не существует“.
Иосиф Бродский, из интервью Элизабет и Хайнцу Маркштейнам, 1972

“Когда сказали по радио: Поменяли лето на зиму, Потому что власти боятся Нового молодежного бунта, Потому что тот, кто по жизни Первым ест крем с пирога, Сказал: зима, и значит – будет зима… Январь, январь, дорогой январь, иди ты знаешь куда?”
Группа “Молотов коктейль”, “Зима”, 1995

После задержаний на Болотной площади 6 мая прошлого года было довольно много дискуссий в медиа и сетях о бесполезности уличного протеста и плохой его организации. Тогда мне пришлось стать свидетелем того, как хорошо экипированный ОМОН “свиньей” вклинивался в толпу, вытаскивая по одному безоружных, случайных людей. Сейчас я воспользовалась возможностью посмотреть, как уличный протест выглядит на одной из его родин, в Италии, известной своими забастовками 70-х, сильнейшим левым движением и террористическими методами ведения диалога с властью. Не претендую на полноту охвата информации, но все же кое-что важное в позапрошлые выходные в Риме, во время самой крупной акции социального протеста этого года, мне удалось заметить.

Во-первых, итальянское представление о том, что акции протеста были скромными, основывается на воспоминаниях журналистов о прошлогодних акциях, во время которых демонстранты жгли машины и громили магазины в центре Рима. Поэтому несколько кварталов по периметру Porta Pia (ворота папы Пия IV) и Площади Республики, где проходили основные акции, были оцеплены полицейскими кордонами, работа общественного транспорта блокирована, люди шли пешком на вокзал с чемоданами, и надо сказать правду, ругались, как и в пятницу, когда проходила забастовка транспортников. В этот раз переворачивали и жгли только мусорные баки, туалеты не трогали, витрины остались целыми. Согласно официальным источникам, демонстрантов было не менее 70 тысяч человек.

Во-вторых, изложение хода событий русскими медиа основывалось только на информации центристской газеты Corriere della Sera, растиражированной всеми новостными источниками. Вероятно, поэтому основной историей для России стала 10-минутная драка демонстрантов с полицией у Министерства финансов (ее показали практически все телеканалы) и протест против строительства железной дороги на севере, организованный радикальным движением No Tav (газета издается в Милане, дорога – это миланский сюжет). Однако у римских событий были еще две важные составляющие: это движение бедных слоев населения за захват пустующих домов и протест мигрантов против дискриминационной политики властей. Мигранты составляли около трети демонстрантов на Porta Pia, главном месте Оккупай Рим, и не вызывали раздражения патриотически настроенных граждан. Вспомним, что особенностью российских уличных акций является полное отсутствие на них мигрантов. Добавлю, что гибель корабля с мигрантами из Северной Африки три недели назад стала шоком для итальянцев любых политических взглядов: как бы ни был здесь человек националистически и антимигрантски настроен, он не может открыто поддерживать террор в отношении “понаехавших”.

Акция Оккупай Porta Pia началась в субботу после шествий по улицам и площадям к северу от вокзала Термини. Люди заняли площадь и улицу Corso d’Italia, разбили палатки, заняли пустующие дома и не уходили четыре дня. Еду им приносили жители соседних домов. Убирать мусор вечером вторника приехали муниципальные машины. Значительную часть колонн в день организации Оккупая составляли люди из радикальных профсоюзов USB и Sindicato Internationale Cobas, активистов международного движения indignados (“рассерженных”). Файеры возгорались. Лица молодых парней были закрыты черными платками и масками Гая Фокса.

Один из драматических сюжетов акции – противостояние полиции и толпы. Времена Пьера Паоло Пазолини, когда он писал, что полицейские такие же бедные, как народ, и поэтому надо хорошо подумать, кто тут более левый, – прошли. Полиция отлично экипирована и не производит жалкого впечатления, какое порой производит московская милиция, особенно молодые парни из русских “понаехавших”. Римская полиция знает себе цену и так же серьезна, как римские анархисты. Разбить айпад за несанкционированную съемку мне угрожали и те, и другие. На моих глазах полиция дважды задерживала активистов, оба раза это вызывало гнев толпы, однажды чуть не дошло до рукопашной, демонстранты встали цепью напротив полицейских. В выражениях народ не стеснялся, особенно активны были молодые женщины. Тусовка в основном была молодежной, и в 9 вечера уже начались танцы на площади. Porta Pia – знаковое место для протестантов, осененное, так сказать, духом победы и национального возрождения: это место прорыва солдат (берсальер) Гарибальди во время взятия Рима в 1870 году. Памятник берсальеру, установленный в 1932 году при поддержке Бенито Муссолини из патриотических соображений, стал главной точкой сбора толпы и трансляции лозунгов митинга.

Главное впечатление от римского уличного протеста: демонстранты совершенно не боятся полиции; полицейские готовы действовать жестко, но не поддаются на провокации. Уличный протест для итальянцев – знакомое и привычное дело. Его практическая польза связана со всей историей протестного движения и его влияния на власть. После Оккупая три главных профсоюза Италии объявили, что до середины ноября страну ждет серия четырехчасовых забастовок против экономической политики правительства и “закона стабильности”. Депутаты парламента готовы встречаться с лидерами профсоюзов и обсуждать поправки к закону.

Елена Фанайлова – поэт, лауреат нескольких литературных премий, автор и ведущий программы РС "Свобода в клубах"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG