Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сто дней до приказа


Олимпийские часы в Сочи. Фото Андрея Королева

Олимпийские часы в Сочи. Фото Андрея Королева

Остающиеся сто дней до начала зимних Олимпийских игр в Сочи именуют не иначе, как "сто дней до приказа". Седьмого февраля олимпийский факел должен загореться в Имеретинской низменности. Сомнений в том, что он прибудет сюда хоть в пробирке, ни у кого нет. Ровно шесть лет Россия потратила на то, чтобы доказать самой себе и миру: страна еще в силах воплощать в жизнь идеи кремлевского мечтателя стоимостью в более чем полтора триллиона рублей.

​Кажется, уже позади споры о целесообразности бойкота Игр. Ну, разве только маленькая Голландия поднимет голову в слабой попытке защитить активистов Гринпис. Ни остальная Европа, ни Соединенные Штаты Америки не станут игнорировать Сочи в той мере, какой ждут от них российские критики путинского режима. Но это – глобальная политика.

Сочи живет совсем в другом измерении. Власти, в очередной раз пытаясь доказать свою состоятельность, выводят на улицы людей с лопатами и граблями, чтобы продемонстрировать генеральную уборку.

Студенты и пенсионеры из различных волонтерских организаций собирают мусор в окрестностях города, далеких от спортивных строек. Для олимпийского мусора грабли не годятся: его свозят многотонными грузовиками в карьеры, где еще шесть лет назад на картах отмечали границы Национального парка. Праздник сопровождается подношениями в виде спортивной атрибутики, фотосессиями с олимпийским факелом и гимнами Черному морю в исполнении известного телеведущего, а ныне "посла" Сочи Николая Дроздова. "День Черного моря" – как символ чистоты и блеска помыслов и свершений, апофеоз полуторатриллионного проекта под названием Олимпиада-2014.

Если Николаю Дроздову петь гимны Черному морю положено по статусу посла Сочи, общественному деятелю Валерию Сучкову не до песен. Шесть лет он наблюдает за тем, как всероссийская здравница вспахивается ковшами экскаваторов, а воспеваемое профессором биологии Дроздовым Черное море превращается в зловонную лужу. Но самое неприятное, говорит Сучков, что во имя Олимпиады растоптаны конституционные права человека:

Баннер на центральной улице Сочи. Фото Андрея Королева

Баннер на центральной улице Сочи. Фото Андрея Королева

– Приняты законы о чрезвычайном положении, закон об Олимпиаде. Указом президента Российской Федерации ограничены права и свободы граждан. Все, что связано с отселением людей из районов строительства олимпийских объектов, проведено не цивилизованно. Объявленные цели гармонизации общества и обеспечения достоинства сегодня выглядят, как насмешка, – полагает Валерий Сучков.

Координатор Сети "Миграция и право" правозащитного центра "Мемориал" Семен Симонов, два года назад открывая свою приемную в Адлере, надеялся, что олимпийское движение, как знак гуманизма, справедливости, равенства прав сделает Сочи образцом цивилизованного отношения к людям. Но уже через несколько месяцев работы он понял, что тысячи мигрантов из стран Средней и Центральной Азии, Украины, Белоруссии, Боснии, Сербии, Турции, эта дешевая рабочая масса, перед которой власти распахнули двери, окажутся вне закона.

На Олимпийскую хартию, декларирующую принципы гуманизма и прав человека, можно было, наверное, и не рассчитывать изначально, говорит правозащитник, тем не менее, люди надеялись, что Олимпиада изменит что-то и в России, и в Сочи:

– В частности, она станет толчком для перемен. К сожалению, ни о каких принципах олимпизма речь не идет. С людьми, работавшими на объектах Олимпиады, поступили плохо. Сочи стал негативным образцом для всей страны. Сначала начались рейды и облавы по квартирам Сочи, а сейчас видно, что, например, мэр Собянин, идет этим же путем, – констатирует Семен Симонов.

Теперь тему миграции в Сочи закрывают казаки губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Почетный казак Ткачев развязал руки своему фольклорному войску, которое прочесывает дворы, сараи и дома горожан. Не жалея ни государственных денег, ни времени, ни сил, бравые потомки кубанского казачества бряцают предметами декора, выволакивая на свет божий узбеков, таджиков, а также россиян – татар, чеченцев, дагестанцев. Одним словом, всех, чей разрез глаз не соответствует ткачевским стандартам.

Меж тем, инспекторы международного олимпийского комитета признают спортивные объекты готовыми к эксплуатации и игнорируют жалобы сочинских правозащитников. Общественник Валерий Сучков полагает, что на данном этапе изменить что-либо уже невозможно:

Мэрия Сочи готова к Олимпиаде. Фото Андрея Королева

Мэрия Сочи готова к Олимпиаде. Фото Андрея Королева

– Сегодня можно постараться сделать так, чтобы хотя бы спортивные соревнования не сорвать. Международный олимпийский комитет смотрит на сочинскую ситуацию именно с этой точки зрения, – считает Сучков.

Жители Сочи от проблем олимпийской политики далеки. Отсутствие горячей воды, тепла, постоянные отключения света, газа, транспортный коллапс – все это стало такой обыденностью, что за предстоящим в феврале событием вселенского масштаба люди забыли обещания президента Путина не портить жизнь подконтрольному народонаселению.

– Город – это наша визитная карточка, – говорит заместитель координатора волонтерского центра "Серебряный возраст" Валентина Иванова. – Что толку в Олимпийском парке, если город будет в развалинах. Я думаю, что в последние месяцы власти бросят все силы на подготовку Сочи к приему гостей.

Жительница Сочи Ирина оптимизма Валентины Ивановой не разделяет: "За это время можно было два таких Сочи построить. Люди Олимпиаде не рады".

И все же она состоится – эта Олимпиада, которой в Сочи не хотят. К 7 февраля закончат все еще недостроенный стадион «Фишт», зальют катки на ледовых аренах, насыпят заранее заготовленного снега на трамплинах и лыжных трассах, прикроют баннерами не доведенные до ума зоны "олимпийского гостеприимства".

Сто дней – это ведь так много, чтобы успеть залатать дыры.

Впрочем, считать, что не сделано ничего или сделано мало, было бы несправедливым. Закончены спортивные объекты горного кластера. Время от времени здесь проводят тестовые соревнования прыгуны с трамплина, бобслеисты, саночники, горнолыжники. Готов к заселению горный курорт "Роза Хутор" – эта "сочинская Швейцария" Владимира Потанина, если отдаленно и напоминающая альпийские бунгало, то разве что окрестными горами, к присутствию которых на сочинском ландшафте олигарх и, как считается, инициатор Олимпиады, отношения не имеет.

Строительная техника у здания сочинской мэрии. Фото Андрея Королева

Строительная техника у здания сочинской мэрии. Фото Андрея Королева

Завершаются внутренние работы на объектах в Имеретинской низменности. В понедельник президент Путин и новый глава МОК Томас Бах открыли многострадальный железнодорожный вокзал в Адлере, запуск которого намечался еще в 2012 году. Первого ноября этого года отсюда планировали отправить первые поезда на Красную поляну. Пока ничто не говорит о том, что совмещенная авто-железная дорога, стоимостью почти в 260 млрд рублей, готова принять пассажиров, если они, конечно, не Путин. Но нет никаких сомнений, что 7 февраля 2014 года электропоезда "Ласточка" двинутся в путь. Пока же строители огораживают трассу защитными стенами, чтобы гости не разглядели изуродованное экскаваторами устье реки Мзымта.

Предолимпийский Сочи – это вообще город заборов и рекламных щитов, за которыми скрывается разруха. Не случайно главный интерес теперь не в том, состоятся ли Игры, а в том, что останется после них. За оставшиеся сто дней до открытия общемирового спортивного форума эту дилемму разрешить невозможно. Так же как невозможно предугадать, чем ответит на вызов властей российская сборная. Впрочем, это уже компетенция спортивных комментаторов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG