Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Нынешний учебный год, в котором, благодаря новому закону "Об образовании" учебные заведения получили больше свободы, как финансовой, так и педагогической, сделал очевидной грустную тенденцию - из хороших школ уходят хорошие директора, как правило - не по своей воле.
Чем занимается оставшийся не у дел руководитель школы, рассказала Ирина Совалева, живущая на Соловецких островах.


О моем случае

Сразу после окончания пед.института в 1984 г. я стала работать учителем в школе, а последние 12 лет директором Соловецкой школы. В октябре 2011г. меня уволили по статье, которая не предполагает объяснения причин увольнения, а позже завели уголовное дело по статье: злоупотребление должностными полномочиями.

Свою пед. деятельность я начинала в особое время: общество бурлило, главными героями СМИ были педагоги-новаторы, одна из самых читаемых газет -газета "Первое сентября". Испив родниковой воды, не захочешь болотной жижи. В общем, думаю, я оказалась неугодной, неудобной для "распилов" денежных средств на Соловках, как раз в это время ожидалось выделение несколько десятков миллиардов рублей, в том числе и на образование.
Резонанс, который был вызван моим увольнением, оказался неожиданным для затеявших игры на Соловках. Это спасло меня от судилища (нескончаемая благодарность всем), а Соловки - от "захвата" нечистоплотными людьми, по крайней мере была приостановлена реализация неблаговидных планов по Соловкам.

Кому пошло на пользу мое увольнение?

Как не парадоксально звучит, мне. Случившееся встряхнуло меня, заставило оторваться от всепоглощающей текущей работы, открыть глаза на реальное положение дел. Я испытала шок! Ведь я была невольным пособником, творящим беспредел, идя на компромиссы, уговаривая себя: так будет лучше для школы, для детей.

Что сейчас в соловецкой школе? Просто формализм. Грустно, когда главным в школе становятся не дети и учителя, а исполнение норм СанПИНа и вовремя отправленные отчеты. Хотелось бы, чтоб я ошибалась в оценке.
Как строить свою жизнь дальше?
Никогда не перестаю думать о детях. Для меня нет разделения свои-чужие, им всем нужны тепло и забота.

Была идея, мечта, которую мы пытались реализовать с ныне ушедшим из жизни Маркеловым Евгением Владимировичем, директором московской школы "Интеллектуал"- создание молодежного образовательного центра на Соловках. Делаю все от меня зависящее, чтоб воплотить мечту в реальность.

Почему

Жутко, что увольнение руководителя школы теперь считаешь за благо. Не посадили, не уничтожили физически - уже хорошо. Думается, что прикрыл собой, ценой своей жизни всех изгоняемых директоров Андрей Кудояров, директор московской школы №1308. Низкий поклон его памяти, он приостановил репрессивную машину.

Что происходит? Почему по всей стране так варварски снимают с работы проработавших не один год педагогов? На мой взгляд, огромная неуверенность, недалекость, просто трусость стали главными помощниками наших чиновников от образования. Коллектив, возглавляемый личностью "искрит", выдает идеи, постоянно в поиске, не желает тупо выполнять спускаемые "сверху" циркуляры. А для наших управленцев лучше, когда все единообразно, безлико, тихо, сказано-сделано. Им наплевать, что большая часть их указаний - чистой воды формализм и популизм, отталкивающий детей от знаний, засоряющий мозги. Главное, чтоб никто не смел сказать поперек, чтобы все находились в согнутой, удобной для пинка позе.
В педагогике сейчас, как и во власти, выбран авторитарный стиль управления, принцип которого: "Я знаю лучше, что для вас лучше!" Не умеешь стучать по столу кулаком, освободи место. Один из чиновников от образования Архангельской области, комментируя мое увольнение, прямо сказал: "Вы - хороший человек, но в Вас нет стервозности. Без этого сейчас нельзя." О чем можно разговаривать дальше, мы на разных полюсах. Они нас не слышат, не хотят слышать. Думается, что принимающие жесткие, порой бесчеловечные кадровые решения чиновники не видят человека. Для них мы все на одно лицо. Главное: беспрекословная исполнительность. А это, в лучшем случае, топтание на месте, но реалии страшнее - мы деградируем, катимся вниз.

Что делать?

Первое, на мой взгляд, не дать себя съесть, растоптать, объегорить.
Необходимо не говорить, а в голос кричать о всех вопиющих бессовестных случаях беспредела. Объединяться, думать, думать и еще раз думать, и в конце концов предложить такую идею, от которой чиновникам сложно будет отказаться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG