Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Lythronax, король пролитой крови


Lythronax Agrestes. Музей естественной истории штата Юта

Lythronax Agrestes. Музей естественной истории штата Юта

Американские палеонтологи опубликовали в научном журнале Plos One исследование, согласно которому найденные в 2009 году на юге штата Юга останки крупного динозавра принадлежат новому, неизвестному до сих пор виду. Хищник получил поэтичное имя Литронакс Агрестес, что можно перевести как “Юго-западный король пролитой крови”.

Литронакс относится к семейству тираннозаврид и является близким родственником – двоюродным дедушкой – знаменитого тираннозавра, главного антигероя фильма "Парк Юрского периода". Как и тираннозавр, литронакс передвигался на двух ногах, имел относительно небольшие передние лапы, правда, был несколько меньше. Реконструкция, основанная на найденном черепе хищника, показывает, что он мог иметь длину около 7,5 метров, высоту около 2,5 метров и вес порядка 2,5 тонн, в то время как тираннозавы могли достигать вдвое больших размеров. Тем не менее, литронаксы, жившие на 10 миллионов лет раньше тираннозавров, то есть около 80 миллионов лет назад, были, судя по всему, доминирующими хищниками своего времени. Представители вершины пищевой цепочки встречаются сравнительно редко, именно с этим может быть связано то, что этот вид динозавров не был обнаружен раньше.

Ученые не напрасно потратили четыре года на дополнительные раскопки и изучение костей других представителей семейства тираннозаврид. Доказав, что найденный экземпляр относится к новому виду, они изменили некоторые представления об эволюции родственников тираннозавров. В частности, теперь можно утверждать, что динозавры с широким черепом, узкой мордой и направленными вперед, а не в стороны, глазами, обеспечивавшими полезное для охоты бинокулярное зрение, возникли на 10 миллионов лет раньше, чем предполагали ученые.

Но главное, что новое открытие пролило свет на взаимодействие родственных видов семейства тиранннозаврид, живших на территории древней Азии и Северной Америки. Считалось, что хищники перемещались между континентами, преодолевая большие расстояния и пересекая нынешний Берингов пролив, образуя единую смешанную эволюционную ветвь. Обнаружение литронакса, по мнению ученых, означает, что, хотя такие путешествия и могли иметь место, они не играли значительной роли и в действительности было три независимых эволюционных радиации тираннозаврид, одна в Азии, вторая – в северной части североамериканского континента и третья, которую представляет Литронакс, на его юге. Из этого следует, что предки тираннозавров, скорее всего, не пришли из Азии, как предполагали палеонтологи, эти хищники являются коренными американцами.

О значении находки для развития науки в интервью Радио Свобода говорит заведующий Палеонтологическим музеем Института палеонтологии РАН Александр Карху:

– Палеонтология относится к шансовым наукам. Мы можем изучать только то, что волею случая, несмотря на все наши старания, предположения, поиски, так или иначе стало объектом для изучения. Зачастую работает элемент случайности, когда та или иная форма жизни становится известна науке. Поэтому сказать, чего мы еще не знаем о динозаврах, практически невозможно. Я думаю, что мы не знаем очень много из того, что нам еще предстоит узнать.

Палеонтология – уникальная область наших знаний, из-за невозможности предсказать границы непознанного. Если в зоологии, в ботанике все основные открытия по изучению биологического разнообразия, так или иначе, по большому счету закончились в эпоху Великих географических открытий – того,
Совершенно революционными стали находки оперенных динозавров
когда не осталось более или менее неисследованных территорий, то в палеонтологии эпоха великих открытий не закончится никогда. Мы всегда будем находить что-то новое и неожиданное в той части палеонтологии, которая занимается изучением динозавров. Совершенно революционными находками, например, стали находки оперенных динозавров. Еще не так давно, каких-то 20 лет тому назад, считалось, что наличие оперения – это надежный признак, который позволяет отделить птиц от динозавров. А теперь известно множество форм динозавров, которые имели хорошо оформленные перья на передних и задних конечностях и на хвосте. Многие исследователи даже считают, что птицы – это одна из групп динозавров, хотя эта точка зрения находит достаточно оппонентов, которые вполне обосновано полагают, что сводить птиц с динозаврами в одну группу все-таки невозможно.

– В том контексте, о котором вы говорите, открытие нового вида динозавра – это великое палеонтологическое открытие?

– Не столько само по себе открытие, сколько анализ группы тираннозавровых динозавров в семействе тираннозавридов, которые предприняли авторы этой работы. Этот анализ может стать существенным уточнением наших знаний. Вообще, любая наука (палеонтология не исключение) развивается итеративно – это многократные повторы, многократные итерации, изучение одного и того же материала. Поводом для итераций в палеонтологии становится появление новых находок. В результате нового взгляда на старую ситуацию зачастую появляется заключение, которое существенно уточняет наше представление об эволюционной истории, о систематическом составе, о родственных связях.

В случае с литронаксом для меня, например, был очень интересен вывод о том, что литронакс и его ближайший родственник тираннозавр – это североамериканская форма. Его ближайший родственник – азиатский тарбозавр, но раньше его зачастую сводили в синоним тираннозавра, считая тарбозавра азиатской формой тираннозавра. Авторы нового исследования их определенно разделяют, считают самостоятельными родами. При этом они показывают, что происхождение тираннозавра и тарбозавра связано с древним континентом, находившимся в западной части нынешней Северной Америки. Она в доисторические времена была отделена от восточной части внутренним морским проливом. Там и возникли группы, к которой относятся тираннозавр и тарбозавр. Тарбозавр после этого совершил проход в Азию и распространился на Азиатском континенте. До этого большинство исследователей считали, что процесс шел в обратном направлении. Авторы этого исследования показывают и настаивают на этой гипотезе, что все-таки эта группа произошла, напротив, в Северной Америке. Для меня это очень интересно.

– А почему это важно?

– Всегда интересно представлять историю формирования группы и пути расселения группы. Они указывают на области происхождения, на генетические связи, на историю формирования фауны. Помимо изучения отдельных видов, отдельных групп представляют большой интерес закономерности, по которым в тот или иной геологический период складывалась фауна, складывались животный и растительный мир.

– Ученые обычно скептически относятся к чрезмерной популяризации той области знаний, которой они занимаются. Палеонтология не исключение. Однако широкая публика лучше всего знакома с динозаврами по серии фильмов "Парк Юрского периода". Я думаю, что Палеонтологический музей в Москве испытал большой прилив молодых посетителей после того, как эти фильмы выходили на экран. Как вы относитесь к этим фильмам? Насколько там корректно с научной точки зрения представлены предметы вашего изучения?

– Я думаю, что вышедший в 1993 году фильм Стивена Спилберга "Парк Юрского периода" – очень удачная экранизация. Да, конечно, в картине можно найти недостатки, с точки зрения профессиональных палеонтологов, в некоторых анатомических деталях, можно упрекнуть авторов в излишней фантазийности, в смысле придания раскраски, звукового сопровождения жизни динозавров. Сюжет там изначально сказочный, как эти динозавры у Спилберга получаются на основе ископаемого материала, по ДНК, что невозможно. Но в целом этот фильм пробудил у очень многих людей интерес к палеонтологии, вызвал желание познакомиться с более серьезной литературой, с более серьезными источниками. Я, как и многие мои коллеги, очень положительно отношусь к популяризации науки. Научные знания формируют мировоззрение человека, создают необходимую полноту картины мира. Чем разностороннее представления человека о том, как устроен мир, как он развивался, какие закономерности его развития существуют, какое место занимает сам человек во всем этом, тем лучше. Без популяризации научных знаний формирование широкой картины мира, открытого взгляда просто невозможно.

– Значит, мы можем сказать, что тираннозавры выглядели примерно или почти так, как они представлены на экране, и что литронакс – тоже примерно такой же жестокий, кровавый и ужасный?

– По поводу жестокости и кровавости – это, конечно же, антропоморфизм. Мы приписываем животному те качества, которые складываются у представителей нашего собственного вида. Я думаю, что маленькая бурозубка, весящая 3 грамма, может оказаться ничуть не менее кровавой, чем этот огромный хищный динозавр. Точно так же, как лев по свой кровожадности может уступать страстным истребителям мышей ласке или горностая. Новый динозавр, конечно, получил название очень образное, из греческого языка: "литрас" – это пролитая в бою, запекшаяся кровь. Имеется в виду не его собственная кровь, а та кровь, которую он мог пролить у своих жертв. Видовое название – это гомеровское название для юго-западного ветра, оно происходит в связи с находкой этого динозавра на юго-западе всей Северной Америки, – рассказал московский палеонтолог Александр Карху.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG