Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страшный сон и прекрасная явь Натальи Бестемьяновой


В программе "Игры на Свободе" гость "Белой студии" - олимпийская чемпионка в танцах на льду Наталья Бестемьянова.

Видеоверсия программы также доступна на наших каналах YouTube и Vimeo.


Леонид Велехов: Наша гостья – олимпийская чемпионка, знаменитая российская, советская фигуристка Наталья Бестемьянова.

Вы живая легенда, совершенно не нуждаетесь в представлениях, но для наших более молодых слушателей я хотел бы с помощью моего коллеги,замечательного спортивного обозревателя Алексея Кузнецова, напомнить вашу биографию.

Алексей Кузнецов: Наталья Бестемьянова, она же "рыжая кошка", как ее часто называли в спортивной литературе, фигурным катанием занималась с 5 лет. Первый тренер – Антонина Карцева. В 15 лет Наталья попала в группу к известному советскому тренеру Эдуарду Клинеру, выиграла с ним юниорский чемпионат и кубок Советского Союза 1976 года, но в одиночном катании, тогда еще танцами она не занималась. А танцами Наталья занялась с 1977 года, и далее в паре с Андреем Букиным тренировалась у Татьяны Тарасовой. В паре с Букиным стала олимпийской чемпионкой в 1988 году в Калгари. Четырьмя годами раньше эта пара завоевала серебряную медаль Зимних Олимпийских игр в Сараево, уступив тогда британскому дуэту Джейн Торвилл – Кристофер Дин. Наталья Бестемьянова четырехкратная чемпионка мира, пятикратная чемпионка Европы, трехкратная чемпионка Советского Союза, заслуженный мастер спорта Советского Союза, это звание было ей присвоено в 1984 году.

Наверняка болельщики спорта со стажем помнят прекрасные ледовые образы, созданные парой Бестемьянова-Букин: Чаплин, Кармен, рапсодия на тему Паганини, половецкие пляски и многие другие. Наталья Бестемьянова, одна из немногих советских, российских спортсменов является обладателем приза Жака Фавара "За выдающийся вклад в мировое фигурное катание". Приз этот был ей присужден в 1993 году. Наталья Бестемьянова награждена орденами Дружбы народов и Трудового Красного знамени.

С 1983 году замужем за чемпионом Европы по фигурному катанию Игорем Бобриным. С 1988 году работает в Театре ледовых миниатюр, которым Бобрин и руководит. Вместе со своим партнером по спорту Андреем Букиным Наталья создает программы-спектакли – "Золушка", "Распутин", "Ромео и Джульетта", "Щелкунчик" и многие другие. Театр Игоря Бобрина с неизменным успехом гастролирует по всему миру. Втроем Бестемьянова, Букин и Бобрин выпустили книгу "Пара, в которой трое". В 2006-2008 годах Наталья было тренером-соведущей телепроекта "Танцы на льду" российского канала РТР. Кроме того, Наталья – выпускница Московского института физкультуры и отделения балетмейстеров фигурного катания ГИТИСа, ГИТИС она закончила с красным дипломом.

Наталья Бестемьянова: Потрясающе! Добавлю только, наверное, об этом нигде не упоминалось, мы с Андреем еще выиграли Чемпионат мира среди профессионалов.

Леонид Велехов: Но первый вопрос, который я хотел бы вам задать, относится к самому началу вашей биографии. Как и в каком возрасте вы оказались на льду? Ведь тогда еще, насколько я помню, «фигурная лихорадка» не охватила Советский Союз. Или волна эта уже шла?

Наталья Бестемьянова: Мне кажется, это был первый виток огромной популярности фигурного катания в Советском Союзе. Как раз Белоусова и Протопопов вышли в лидеры парного мирового фигурного катания, это начали транслировать по телевидению. И хотя телевизоры были не цветные, крошечные, и информация до нас доходила через пень-колоду, я обожала Белоусову и мечтала кататься так, как она. Поэтому и пошла кататься.

Леонид Велехов: Частая строчка в биографиях спортивных, что девочка или мальчик были слабого здоровья, болели, и мама или папа отвели их на каток или в бассейн только лишь здоровья ради. А получилось... Что-то похожее было у вас?

Наталья Бестемьянова: Да, прямо все это ко мне подходит! (смеются) И на каток, и в бассейн. Дело в том, что у меня была небольшая операция на ноге, когда мне было 4 года, и когда я вышла из больницы, то отказалась ходить – испугалась. Неделю мне нельзя было ходить из-за шва, операция была пустяковая, но как-то психологически на мне это сказалось, и очень трудно я начала двигаться, и слабая нога была. Посоветовали заняться спортом, и конечно, выбрали фигурное катание для девочки – на воздухе, под музыку! И вот в декабре мы пошли и записались в группу.

Леонид Велехов: А как вы объясняете ту феноменальную популярность, которую фигурное катание приобрело и устойчиво имело в СССР в 1960-е, 70-е, 80-е годы? Страна ведь действительно болела фигурным катанием и в дни трансляций чемпионатов прилипала к телевизорам!

Наталья Бестемьянова: Наш вид спорта уникальный и потрясающий! Я предана этому виду спорту и могу петь ему дифирамбы без конца. Потому что здесь присутствует дух соревнования, и быстрее-выше-сильнее – все эти принципы, и музыка, и идея программы, и красивая линия, хореография. То есть сплав спорта и искусства.

Леонид Велехов: Да, соединение спорта и идеальной гармонии, идеальной красоты! И романтики, наверное. Мы помним, что все наши знаменитые фигуристы, чаще всего это были пары, создавали именно очень романтические образы, с которыми сливались, и такими остались в памяти. Но вы же начинали как одиночница. Почему ушли из одиночного катания?

Наталья Бестемьянова: Это был трудный для меня шаг, но он был абсолютно неизбежным. Вроде как успешная одиночница, чемпионка СССР среди юниоров, обладательница Кубка СССР… Но я достигла там своего потолка, а тут еще настал момент, когда в одиночные соревнования ворвалась Лена Водорезова, и она абсолютно разрушила все планы тех, кто занимался тогда одиночным катанием. Она настолько превзошла наш уровень, пошла выше и дальше, сразу стала заметна на мировой арене, что мне стало ясно: соревноваться с ней нереально.

Леонид Велехов: Водорезова, конечно, перепрыгнула, как вы выразились, общий отечественный уровень, но ведь так и стала мировым лидером, международных наград у нее немного. Почему вообще в одиночном катании у нас никогда не получалось так блестяще, как в парном? Может быть, какие-то социально-психологические причины? Индивидуализм отрицался советской идеологией…

Наталья Бестемьянова: Я бы сказала, что в мужском одиночном катании, начиная с Сергея Волкова, успехи все-таки были очень заметными. У девочек было трудно. Лена Водорезова достигла очень многого, но, к сожалению, здоровье не позволило ей двигаться дальше. Но зато за ней по проторенной дорожке пошли Кира Иванова, Аня Кондрашева, и потом уже Маша Бутырская, которая впервые выиграла чемпионат мира.

Леонид Велехов: Мужчины, спору нет, были замечательные, прежде всего Игорь Бобрин. Но ведь тоже чемпионских титулов немного собрал…

Наталья Бестемьянова: Игорь чемпион Европы, бронзовый призер чемпионата мира. К сожалению, Игорю не позволили выступать на Олимпийских играх, где он мог бы добиться успеха. Его просто Спорткомитет не пустил. Сказали сакраментальную фразу: "В ваших услугах мы больше не нуждаемся". Это сказал тогдашний министр спорта Грамов, на прием к которому Игорь пошел. В другой раз его лишили поездки на чемпионат Европы, хотя у него было персональное приглашение.

Леонид Велехов: Кто был для вас кумиром и образцом для подражания? Впрочем, имя Людмилы Белоусовой из ваших уст уже прозвучало…

Наталья Бестемьянова: Да, сначала это была Белоусова. Потом, когда я начала заниматься всерьез одиночным катанием, то я боготворила Джанет Линн, была такая американская фигуристка, абсолютно уникальная! Она была так пластична и так легка, что казалось, она ничего не делает на льду, никаких усилий… Когда я начала заниматься танцами, то и Пахомова с Горшковым, и Моисеева с Миненковым для меня были идеалом, к которому хотелось приблизиться...

Леонид Велехов: Какой был ваш звездный час? Или их было несколько?

Наталья Бестемьянова: Мне кажется, история моей жизни волнообразная, поэтому очень сложно выделить какой-то пик. Но хочется, конечно, прежде всего упомянуть Олимпийские игры в Калгари, потому что эта победа многое суммировала. Но и Олимпийские игры в Сараево перед этим – это тоже был огромный успех, хотя мы были только вторые. Но так как мы долгие годы прорывались сквозь конкуренцию между советскими дуэтами, то когда стали среди них первыми, и уступили лишь Торвилл и Дину, это был огромный успех для нас! Торвилл-Дин – гениальная пара, у них были очень красивые программы. Мы до сих пор с ними переписываемся, общаемся, и я очень уважительно к ним отношусь. Я счастлива, что в моей судьбе было время, когда мы соревновались и вообще работали рядом.

Леонид Велехов: В дуэте всегда есть лидер и партнер, идущий в его фарватере. В вашей паре был ведущий и ведомый?

Наталья Бестемьянова: Когда я встала с Андреем в танцевальный дуэт, то ведь я пришла из одиночного катания – совсем другая техника, все другое. И Андрей первые полгода меня учил всем азам танцевального искусства, так как Татьяна Анатольевна Тарасова, которая взяла нас и поставила в пару, была занята больше всего с Моисеевой и Миненковым, с Родниной и Зайцевым, ей было не до нас. И конечно, он был абсолютным лидером в нашей паре. Он до этого катался в танцевальном дуэте, был старше меня, много знал о танцах на льду, и прекрасно все объяснял. Он прирожденный тренер, у него есть к этому талант. А потом… Я не могу сказать, кто был лидером, потому что мы были парой, которая очень слушала тренера. И, наверное, лидером в нашей паре была Татьяна Анатольевна… Многие специалисты говорили, что я очень выделялась, но это совсем не значит, что я была лидером. Я бы не выглядела так хорошо, если бы рядом был не Андрей, а кто-то другой.

Леонид Велехов: Да, он всегда был на льду джентльменом, рыцарем и умел вас грандиозно подать…

Наталья Бестемьянова: И до сих пор умеет! Мы же до сих пор вместе на льду в нашем театре, и готовим сейчас фантастическое шоу. У моего мужа юбилей скоро…

Леонид Велехов: Этой темы еще коснемся, а сейчас я бы хотел поговорить о вашей золотой Олимпиаде 1988 года в Калгари. И для «затравки» хотел бы попросить Алексея Кузнецова рассказать о ней.

Алексей Кузнецов: Пятнадцатые зимние Олимпийские игры проходили в Калгари с 13 по 28 февраля 1988 года. Ранее Калгари дважды подавал заявку на право проведения Олимпиады, но уступил Инсбруку и Греноблю. А в третий раз Калгари опередили шведский город Фалун и итальянский Кортина д'Ампеццо. В неофициальном зачете по итогам Олимпиады всех обогнала сборная Советского Союза – 11 золотых, по 9 серебряных и бронзовых наград. Второй стала команда ГДР. И для обеих сборных выступление в Калгари стало лебединой песней, потому что к следующим Олимпийским играм оба государства – и Советский Союз, и ГДР – исчезли с политической карты мира. На следующие Игры, в 1992 году, вместо сборной Советского Союза приехала уже совсем другая команда, она называлась «объединенная команда СНГ» и даже не имела собственного флага.

Для Калгари-88 были построены новые спортивные сооружения – канадский Олимпийский парк, Олимпийский овал. После окончания Игр они стали тренировочными базами для многих спортсменов, а также базой для развития туризма в городе. Впервые в истории Олимпиад нести олимпийский факел доверили разновозрастным спортсменам. Самому младшему накануне исполнилось 4 года, а у самого старшего, Джо Чейза, открытие Олимпиады совпало со 101-м днем рождения, он пробежал 200 метров, и его поддерживали две молодые женщины. Олимпийский огонь зажгла 12-летняя Робин Перри, юная фигуристка, победительница школьных соревнований. На играх в Калгари были в качестве показательных впервые представлены такие дисциплины, как фристайл, керлинг, шортрек, которые вскоре стали полноправными олимпийскими дисциплинами. Ну, и четыре новые горнолыжные дисциплины – командные соревнования в прыжках на лыжах с трамплина, лыжное двоеборье, 500 метров в скоростном беге на коньках.

Всего на этих Играх соревновались 1423 спортсмена из 57 стран, из которых впервые участвовали в Зимних играх команды Антильских островов, Гватемалы, Гуама, Фиджи и Ямайки. Всего 46 комплектов наград было разыграно. Героями игр стали два спортсмена, они завоевали по три золотые медали, - Ивонн ванн Геннип из Нидерландов в конькобежном спорте и финский прыгун с трамплина Матти Нюканен. По две золотые медали – у итальянского горнолыжника Альберто Томбы, Френи Шнайдер, горнолыжницы из Швейцарии; Франка-Петера Реча, биатлониста из Германии; Томаса Густафсона, конькобежца из Швеции; Гунде Свана, шведского лыжника, и Тамары Тихоновой, лыжи, Советский Союз. Одну из своих золотых медалей Тихонова завоевала в эстафете. Кроме нее, в составе сборной Советского Союза были Светлана Нагейкина, Нина Гаврылюк и Анфиса Резцова. Кроме того, была первая в истории Советского Союза золотая медаль в бобслее – двойка в составе Яниса Кипурса и Владимира Козлова завоевала эту историческую медаль. Эстафетная сборная Советского Союза победила в биатлоне – Дмитрий Васильев, Сергей Чепиков, Александр Попов, Валерий Медведцев. Кроме того, золотые медали завоевали Николай Гуляев в конькобежном спорте, лыжники Михаил Девятьяров и Алексей Прокуроров, сборная Советского Союза по хоккею и две выдающиеся, прекрасные, легендарные пары по фигурному катанию – в парном катании Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков и в спортивных танцах - Наталья Бестемьянова и Андрей Букин.

Леонид Велехов: Да, медалей много, есть что вспомнить… А вы ехали в Калгари с сознанием, что победите?

Наталья Бестемьянова: Абсолютно! Мы бы не поехали, если бы не было этой уверенности. Просто цель была так явно перед нами, и она была так четко поставлена сразу после Сараево, что мы боролись только за первое место. Для нас не могло существовать другого места и другой оценки.

Леонид Велехов: И в ходе соревнований все шло без сучка и задоринки?

Наталья Бестемьянова: Для меня лично участие в Олимпийских играх всегда было сопряжено с огромным стрессом. Я не знаю, с чем это связано, но я всегда не очень хорошо выступала на Олимпийских играх, особенно в произвольной программе.

Леонид Велехов: Наверное, это связано с тем, что вы такая эмоциональная…

Наталья Бестемьянова: Да, мне всегда было очень трудно на Олимпиадах. В Калгари в произвольной программе я чуть не упала, Андрей нечеловеческим усилием меня подхватил. Это видели лишь Татьяна Анатольевна и Александр Георгиевич Горшков, который сидел в судейской коллегии. Но все было, благодаря Андрею, абсолютно чисто, это не было ошибкой…

Леонид Велехов: В советское и в послесоветское время было много разговоров о том, как было коррумпировано судейство в фигурном катании. Говорили, что в этом особенно усердствовали советские. Вы были свидетелем чего-либо подобного?

Наталья Бестемьянова: Да, мы едва не пали жертвами «чего-либо подобного». После Олимпийских игр мы поехали на чемпионат мира. Татьяна Анатольевна заболела, у нее было предынфарктное состояние, и она сказала: "Я не поеду и вам не советую". А мы были нацелены на золото, мы сказали: "Нет, мы будем выступать на чемпионате мира!" И мы поехали без нее. И еще до начала соревнований Андрей у себя в номере как-то вошел в ванную комнату и через вентиляционную трубу услышал разговор. Один из членов советской сборной, тренер наших соперников, говорил немецкому судье, что, мол, Бестемьянова и Букин выиграли Олимпиаду, этого достаточно, Федерация считает, что на чемпионате надо дать «зеленый свет» другой советской паре. Андрей мне это рассказал, и мы тут же пошли к Анне Ильиничне Синилкиной, руководительнице нашей команды на чемпионате мира. Это была очаровательная абсолютно женщина, которая была для всех нас была мамой. Она сказала, что нет такой позиции Федерации, человек говорил неправду, добиваясь таким образом своих целей.

Так что всякое бывало. Но Татьяна Анатольевна всегда нам говорила: если ты будешь на две головы выше, то всегда победишь! Никто не посмеет тебя обмануть. С этим и живу.

Леонид Велехов: Двойной запас прочности – лучшая защита от интриг и закулисных игр, замечательно! А теперь я бы хотел поговорить о современном состоянии отечественного фигурного катания. И сперва, как у нас уже повелось, попрошу Алексея поделиться своим мнением о том, что мы имеем накануне сочинской Олимпиады.

Алексей Кузнецов: Я думаю, для начала стоить сравнить результаты советских, российских фигуристов на двух последних Зимних Олимпиадах. В Турине в 2008 году было три золотые медали в парном катании, их завоевали Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин. Евгений Плюшенко был лучшим в мужском одиночном катании. И Татьяна Навка и Роман Костомаров в спортивных танцах. А Ирина Слуцкая заняла третье место в состязаниях женщин. После этого наступил очень заметный спад, во многом связанный с уходом лидеров, во многом и с тем, что не последовало за лидерами таких ярко выраженных подпирающих их молодых талантов. В Ванкувере была всего лишь одна медаль у Евгения Плющенко – серебряная, правда, со скандалом, и бронзовая медаль у Оксаны Домниной и Максима Шабалина в спортивных танцах. Всего две медали. Но и на чемпионатах мира тоже не было выдающихся достижений, которыми, бывало, славилась еще советская школа фигурного катания.

Сейчас состав сборной России еще не определен, для формирования состава будут проводиться предварительные выступления спортсменов на основном отборочном соревновании – на чемпионате России 2014 года, в декабре, в Сочи, и окончательный состав будет сформирован по итогам чемпионата Европы 2014 года, это будет 13-19 января, Будапешт, то есть за три недели практически до начала Олимпиады. А еще есть третьи номера в парном катании и танцах на льду и второй номер в женском одиночном катании, их будет рекомендовать тренерский совет. Обычно в фигурном катании четыре медали, а теперь пятая медаль появилась – командные состязания. В этом турнире будет участвовать четыре одиночника – двое мужчин и две женщины, танцевальный дуэт и спортивная пара. В ходе соревнований каждый покажет короткую и произвольную программу, а танцоры – произвольную и оригинальный танец, и по сумме очков будет определяться команда-победитель.

На что же может рассчитывать сборная России? Трудно сказать сразу, но у женщин, например, сейчас примерно 6 очень сильных спортсменок, каждая сильна по-своему. Елизавета Тахтамышева, бронзовый призер чемпионата Европы, побеждала на этапах Гран-при. Аделина Сотникова – серебряный призер Чемпионата Европы и трижды побеждала на Чемпионате России. Юлия Липницкая – этап Гран-при, одна победа. Анна Погорилая только что выиграла у самой Каролины Костнер, знаменитой итальянки, на Кубке Китая, на этапе Гран-при. И Алена Леонова, которую уже можно считать ветераном сборной России, серебряный призер Чемпионата мира. Кто из них может претендовать на золотую медаль? Рискну сказать, что вряд ли кто-то откровенно будет претендовать. Но на место на пьедестале – возможно.

Дальше смотрим парное катание. Было три дуэта – очевидных лидера: это Татьяна Волосожар и Максим Траньков, Вера Базарова и Юрий Ларионов, Ксения Столбова и Юрий Климов. Волосожар и Траньков это лидеры мирового сезона, и они могут претендовать на золотые медали вполне очевидно.

У мужчин Россия представлена всего одним фигуристом, видимо, им будет Евгений Плющенко. Буквально на днях он выиграл короткую программу на не очень сильном турнире в Риге, это его первое появление после длительного перерыва. Сможет ли Евгений восстановиться к Сочи – сейчас для него это дело принципа еще и потому, что серьезных конкурентов ему не предвидится. Максим Ковтун, Артур Гачинский – это фигуристы не того уровня, который демонстрировал в свое время Плющенко. И это серьезнейшая проблема у российского фигурного катания.

И, наконец, спортивные танцы. Сейчас лидируют в сборной чемпионы Европы Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев, бронзовые призеры последнего чемпионата мира. Есть серебряные призеры Чемпионата Европы Елена Ильиных и Никита Кацалапов. Есть Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко, молодая пара. Здесь, пожалуй, тоже есть шансы на место на пьедестале, но думаю, что главные лидеры в танцах – это все же ученики Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда, американская и канадская пары, чемпионы и серебряные призеры Олимпиады в Ванкувере. Сейчас, мне кажется, в спортивных танцах им конкурентов нет.

Ну, и два слова о том, почему сейчас российское фигурное катание не является лидирующим в мировом катании. Мне кажется, что какое-то время упустили со школой, тренеры разъехались по всему миру. Даже такие знаменитые люди, как Ирина Роднина, долгое время работали в Америке, а иные и сейчас работают за рубежом. Молодежь занималась чем угодно, только не спортом. Престиж вида спорта упал. А когда его стали восстанавливать путем ледовых шоу, эти шоу – риску высказать свое мнение – оказались профанацией замечательного вида спорта. Непрофессиональные спортсмены катаются, их оценивают непрофессиональные судьи и дают им несуществующие оценки…

Леонид Велехов: Действительно, между Калгари, где Советский Союз был первым с 11 золотыми педалями, и Ванкувером, где Россия не вошла в первую десятку, а в фигурном катании вообще не было ни одного золота, дистанция огромного размера. Во-первых, чем вы это объясняете? А во-вторых, это временный сбой или Россия перестала быть великой зимней спортивной державой?

Наталья Бестемьянова: Несколько причин, и некоторые были названы. Конечно, страна изменилась после распада СССР, у людей поменялись приоритеты, они забыли вообще, что можно прийти на каток покататься, они выживали. Второе, спад рождаемости. Сегодня у нас очень небольшой выбор. Отъезд специалистов за рубеж, не было тренеров. И одна из основных, я считаю, причин: в 1990-е были закрыты практически все дворцы спорта, где можно было кататься. Например, в Санкт-Петербурге, во Дворце спорта "Юбилейный", разместилась фирма по оказанию ритуальных услуг, гробами торговали. Где-то был рынок, продавали одежду, автомобили, мебель. Сейчас опять повернулись лицом к спорту, к фигурному катанию, но время было упущено. Я думаю, что в Сочи будет еще очень трудно, но к следующей Олимпиаде уже подрастет поколение ребят, которые вернут упущенное.

Леонид Велехов: А вообще нужна ли сочинская Олимпиада с колоссальными вложениями в нее, с вредными, по мнению многих, последствиями для экологии? Может быть, эти миллиарды было правильнее вложить в строительство тех же самых катков, бассейнов, стадионов по всей стране, в развитие массового спорта?

Наталья Бестемьянова: Мне кажется, что те сооружения, которые созданы в Сочи, будут служить массовому спорту в том числе, не только спорту высших достижений. Для престижа страны это фантастическая история – Олимпиада в Сочи. Можно говорить о том, что вложения слишком велики, и в других странах они были намного меньше, чем у нас, но это уже вопрос не к спортсменам. А я горда тем, что у нас в стране будет Зимняя Олимпиада. И мы обязательно поедем туда и будем болеть за наших.

Леонид Велехов: А в целом, говоря о ситуации в фигурном катании, вам не кажется, что звездный час этого спорта и в нашей стране, и во всем мире уже миновал?

Наталья Бестемьянова: Позволю себе с вами не согласиться. Было упомянуто шоу, которые транслируют на канале РТР, где мы были тренерами и соведущими. Вот когда мы закончили первый сезон трансляции, в 2006 году, то на прилавках спортивных магазинов пропали все ботинки с коньками, их раскупили и взрослые, и дети. Плохо ли это? Сегодня люди спрашивают, как отдать ребенка в клуб. Я считаю, что, как ни относись к этим шоу, они в любом случае идут на руку нашему виду спорта. Мамы ведут своих детей на лед: что нам еще нужно?

Леонид Велехов: Каковы перспективы нашей сборной по фигурному катанию в Сочи?

Наталья Бестемьянова: Я согласна с тем, что здесь было сказано. В танцах – только третье место. И надо очень будет побороться! Потому что только что в Китае Боброва с Соловьевым проиграли французскому дуэту, и я надеюсь, что они сделают выводы. Надеемся на Женю Плющенко, молимся на него. Рассчитываем на медаль Волосожар-Транькова. Мне кажется, на девочек тоже можно рассчитывать. А вот Кавагути со Смирновым я бы все-таки не списывала со счетов. Саша боец, он только что вернулся из Германии после операции. Да, сложнейшая травма, сложнейшая операция, но мне кажется, что сейчас нужно просто работать, и ставить цели самые высокие.

Леонид Велехов: Все-таки Олимпиада это смысл карьеры, правда?

Наталья Бестемьянова: Конечно. Потому что чемпион мира на следующий год становится экс-чемпионом, а чемпион Олимпийских игр в истории остается олимпийским чемпионом.

Леонид Велехов: Во времена успехов советского фигурного катания русскую школу танцев на льду с ее усиленным театральным элементом противопоставляли суховато-рациональной евероамериканской и британской. Актуально ли для сегодняшнего фигурного катания противопоставление школ?

Наталья Бестемьянова: Абсолютно неактуально. Английской школы как таковой вообще не существует, потому что там практически нет спортсменов высшего уровня. А североамериканская школа вся насыщена нашими специалистами. Вся азиатская школа выросла на наших тренерах, хореографах, спортсменах, которые туда приезжают и проводят семинары. Поэтому сегодня русская школа – везде. Сегодня можно говорить о том, что, что бы ни произошло в соревнованиях по фигурному катанию на Олимпийских играх, все равно победит русская школа. Потому что за каждым из тех, кто выиграет медаль в Сочи, будет стоять русский специалист.

Леонид Велехов: Многие пеняют на новую систему судейства. В том числе, есть мнение, что новая система больше всего нанесла вред танцам на льду, тому самому русскому стилю…

Наталья Бестемьянова: Это наше общее с Игорем мнение. Что касается, например, парного катания, то оно очень хорошо развивается благодаря новой системе. Оно стало сегодня фантастически красивым благодаря ей. А что касается танцев, то мы превратились в бухгалтеров, считаем количество оборотов, забыли об идее танцев на льду, о магии, все это как-то ушло на второй план. Буквально несколько пар в мире сегодня научились делать красивые программы в новой системе. Среди тренеров это Марина Зуева, это Шпильбанд, это, конечно, Саша Жулин, Коля Морозов – те специалисты, которые ведут топовые пары.

Леонид Велехов: Конечно, танцы на льду были прекрасны прежде всего своей образностью и полетом фантазии, а не количеством технических элементов…

Наталья Бестемьянова: Радует только то, что все-таки тренеры из того времени помнят, какими были программы, и стараются этот дух сохранить.

Леонид Велехов: Я знаю, что у вашего мужа, великолепного советского фигуриста Игоря Бобрина, в скором времени круглая дата, ему исполняется 60 лет. И половину этого срока вы вместе. Я хотел вас немного расспросить о театре, который Игорь Бобрин создал, и в котором вы выступаете все годы после завершения спортивной карьеры…

Наталья Бестемьянова: Мы недавно делали презентацию театра, собрали все цифры воедино, и обнаружили, что за 28 лет лет существования театра объехал более 50 стран, причем многие по несколько раз, и наши спектакли посмотрело более 9 миллионов зрителей. 16 ноября мы выпускаем большое шоу, посвященное 60-летию Игоря, которое называется "СОЧИнение Игоря Бобрина 6.0". Будет очень много звезд: и Татьяна Навка и Роман Костомаров, и Алексей Ягудин, и Ира Слуцкая, и Таня Тотьмянина и Максим Маринин… Приедет Стефан Ламбьель из Швейцарии, которого мы любим за его необычный стиль, за его фантастически пластичное катание…

Леонид Велехов: А Андрей Букин будет?

Наталья Бестемьянова: А как же! Мы с Андреем Букиным будем выступать наравне со всеми, и будут идти фрагменты наших спектаклей, их будет много. Это будет очень насыщенный вечер. И конечно, будет Кармен, и конечно, я буду убита! (смеются) И будут фрагменты из спектакля "Ромео и Джульетта", в котором, по секрету вам скажу, Ромео и Джульеттой будут Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин. Так мы придумали, что разные фигуристы, разные исполнители будут в наших фрагментах участвовать. Придет Юля Ковальчук, и мы сделали фантастический номер с ней и с маленькими детьми из школы Балашихи. В общем, будет много разных сюрпризов.

Леонид Велехов: Скажите, а есть какая-то прямая взаимосвязь между вашим театром и спортом? Понятно, что в театр приходят, завершив карьеру, выдающиеся спортсмены, и это для них возможность продолжить свой активный творческий жизненный путь. Но вот обратная связь – чтобы театр давал что-то спорту, влиял на его развитие – существует?

Наталья Бестемьянова: Мы ездим в Южную Корею уже 20 лет. 20 лет назад там никто не знал о фигурном катании. А недавно совсем Олимпийские игры выиграла Юна Ким. Она выросла на наших спектаклях…

Леонид Велехов: У меня есть такой, почти личный вопрос, может быть, даже немного бестактный. Я вдруг обнаружил ваше имя в списке членов исполкома Российского еврейского конгресса… Что Наталья Филимоновна Бестемьянова делает там?

Наталья Бестемьянова: Моя мама – еврейка, Ирина Марковна Золотаревская. К сожалению, она очень рано ушла из жизни, и вся моя семья с маминой стороны – евреи. И я – еврейка. Мы жили в Советском Союзе, и нельзя было сказать о том, что мама еврейка, мама всегда скрывала это. И для меня огромное счастье, что я могу сегодня про это говорить. Это такой кусок биографии, который меня немножко давил всегда. Мама всегда говорила, что не надо говорить, что я еврейка, - в институт не возьмут, еще что-то. И мне очень жаль, что мама прожила такую жизнь. Слава богу, что сегодня все по-другому.

Леонид Велехов: Вы тоскуете по советским временам с их культом спорта, культом фигурного катания?

Наталья Бестемьянова: У меня потрясающие воспоминания о том времени, когда мы ни о чем не думали, за нас думала страна, а мы себе выступали. Но жизнь движется вперед, и я ни в коем случае не ностальгирую. Я счастлива, что мы сегодня смогли создать свой театр, который не зависит ни от кого. Мы можем себе позволить быть хозяевами своей судьбы – это было невозможно раньше.

Леонид Велехов: То есть на смену чувству защищенности пришла уверенность в собственных силах и в том, что сам ты можешь сделать все? Страна за тебя не думает, то и Спорткомитет не решает за тебя...

Наталья Бестемьянова: Конечно! И главное, что ты можешь себя реализовать там, где ты хочешь, и уже нет "железного занавеса".

Леонид Велехов: Ваше спортивное прошлое вам снится когда-нибудь?

Наталья Бестемьянова: Да. Вы знаете, мне иногда снится, что диктор вызывает меня на старт Олимпийских игр, а я понимаю, что я все это время не тренировалась. (Смеются) Жуткий сон!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG