Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Православный священник заочно арестован за педофилию. Навет, политический заказ или правда? Размышления Александра Невзорова и Якова Кротова

Глеб Грозовский был необычным священником. Профессиональный футболист, он стал советником генерального директора клуба "Зенит" по духовно-нравственным вопросам. Занимался поддержкой организаций по профилактике СПИДа среди детей, вел молодежные радиопередачи, выступал по телевидению, писал стихи.

Несмотря на нетипичную карьеру, идеологически Грозовский был верен генеральной линии РПЦ. Вот его отклик на дело Pussy Riot: "Антицерковная, антиправославная, антирусская кампания имеет чисто заказной характер. Церковь в лице Святейшего патриарха мешает разложению общества и буйству безнравственности. Государственные деятели, не чуждые веры своих отцов, пытаются ограничить эту вакханалию – в том числе и законодательно. А это претит вождям болотной революции и лидерам гей-сообщества. Поэтому и поставлена задача – если не убить, то очернить лидера церкви. В самой же церкви, среди нас, священников и мирян, патриарха Кирилла очень любят, уважают, ценят и прислушиваются к каждому его слову, отчеканенному как монета".

Любимым занятием священника-футболиста была работа с несовершеннолетними, он постоянно ездил в детские православные лагеря, и дети его обожали. Двух девочек Грозовский удочерил.


Правоохранительные органы убеждены, что любовь к детям носила предосудительный характер. Эпизод, зафиксированный в уголовном деле, касается школьниц 9 и 12 лет, отдыхавших прошлым летом в православном лагере на греческом острове Кос. Всего, по версии следствия, священник растлил пятерых школьниц.

1 ноября Глеб Грозовский был арестован заочно. Он находится в Израиле и, хотя и категорически отрицает свою вину, возвращаться не спешит. 8 ноября священник опубликовал обращение к своим сторонникам: "Я не понимаю, как могла возникнуть такая чудовищная ложь, как могло так случиться, что меня обвиняют в совершении насилия над 9-летней и 12-летней девочками. У меня это не укладывается в голове. Такое преступление я не мог никогда даже помыслить!"

Священников-педофилов не раз разоблачали в католических странах, для РПЦ – это первый скандал, в котором замешано столь известное лицо. Как обычно, появилось несколько конспирологических версий. Кто-то думает, что заочный арест Грозовского – это намек Путина патриарху, православные активисты утверждают, что "антироссийские, антицерковные "элиты" и принадлежащие им СМИ" используют дело Грозовского, чтобы "сорвать осуществляемый патриархом Кириллом и президентом Путиным "православно-державный поворот России". Началась общественная кампания в его поддержку. Протодиакон Андрей Кураев пишет, что не верит в виновность Грозовского:"Кажется, кому-то властному понадобилась земля его прихода".

Как бы то ни было, пока Глеб Грозовский не вернется из Израиля, чтобы ответить на вопросы следователей, его позиция выглядит шаткой.


О педофилии среди православного духовенства говорят нечасто. Один из тех, кто нарушает табу, – петербургский журналист, бывший депутат Госдумы Александр Невзоров. Он даже обещал выпустить книгу "Педофилия в РПЦ". Вот его размышления о деле Грозовского.


– Дело не в самом Грозовском. А в том, что раскаты, которые сотрясали католицизм, вдруг прорвались на забронированной почве РПЦ, которая вроде бы страхует себя от всех скандалов с помощью цензуры, послушных правоохранительных органов, госнасилия, статей и всего остального. Но тут довольно странно было бы всему этому удивляться, потому что педофилия вообще не осуждается христианством. Если мы будем говорить о факте педофилии и об отношении к этому канонического христианства, мы осуждения не сможем найти нигде. Мы не сможем найти его ни в заповедях, которые уделяют внимание гораздо более мелким преступлениям. Более того, мы в Книге Чисел легко найдем прямое распоряжение Моисея: убить всех, кроме детей, еще не познавших супружеское ложе, и взять их себе в утеху. Давайте вспомним брачный возраст девочек в Древней Иудее. Это 10-12 лет. Именно в этом возрасте произошел случай, как убеждены верующие, партеногенеза с Девой Марией. Поэтому отношения "секс и дети" в христианстве не считаются преступными или порочными. Неприятие педофилии не является частью христианских ценностей.

– Все же современная христианская церковь порицает педофилию.

– Христианская церковь живет по тем книжкам, которые им были вручены племенами скотоводов Синайского полуострова, жившими 2,5 тысяч лет тому назад, и, насколько я знаю, никак эти книжки не редактировала. Довольно странно было бы христианской церкви осуждать, например, того же самого Моисея, я уже не говорю о его начальнике.

– Известны многочисленные скандалы в католической церкви. А педофилия среди православного духовенства, как вы сказали, остается тайной за семью печатями. Но вы этой темой давно интересовались и даже говорили, что хотите выпустить книгу "Педофилия в РПЦ"...

Александр Невзоров

Александр Невзоров

– Мы бы давно ее выпустили, но они же, сволочи, все время подбрасывают материал. И каждый раз, когда мы получаем очередной лакомый кусок, очередную дозу кошмарной информации, становится понятно, что без нее книга не может быть, ее надо вставлять. А поскольку я понимаю, по какому лезвию бритвы хожу с педофильской историей в РПЦ, то все приходится проверять до последней запятой судебных постановлений уголовных дел.

– Есть ли сюжеты, где все запятые уже выверены?

– Таких сюжетов очень много. Конечно же, меньше выявлено, чем у католиков. Потому что у католиков работают батальоны журналистов на эту тему, а у нас значительно меньший состав. Тем не менее, это не менее живописно, чем у католиков. И опять-таки я хочу обратить ваше внимание на то, что в христианстве нет мотива осуждения педофилии. Марии 12 лет. И от этого факта никуда не денешься.

– Реакция на дело Грозовского подтверждает ваши слова. Ведь церковь вместо того, чтобы осудить его или заняться расследованием, отправляет его в Израиль…

– Да. Понятно, что системный человек, каковым является служитель культа, немедленно отзывается из командировки. Немедленно! И тут же предлагается под светлые очи органов с тем, чтобы он либо опроверг, либо не опроверг выдвинутые обвинения. Вместо этого его вульгарно прячут. И, как видите, у всемогущих милиционеров не хватает силенки преодолеть церковно-государственную круговую поруку, с тем чтобы обвиняемого получить хотя бы на элементарный допрос.

– Для возбуждения дела против священника и такой огласки нужна какая-то санкция. Многие думают, что тут есть какой-то подвох. Есть даже версия, что это администрация президента специально через дело Грозовского стращает патриархию. Может такое быть?

У всемогущих милиционеров не хватает силенки, чтобы обвиняемого получить хотя бы на элементарный допрос
– Я думаю, вы льстите администрации президента. Думаю, что они не способны на такие сложные затеи и многоходовки. Этого совершенно не нужно. Просто вызывается дяденька, его берут за бороду и дяденьке объясняют. А вот такие сложные красивые заходы через прессу, поверьте, сильно не в кремлевском стиле. Нет, здесь история драматичнее. Ребята из органов очень долго мучились в попытке легализовать это уголовное дело, достаточно омерзительное. Я не очень верю во всякий священный огонь в сердцах, особенно в священный огонь в сердцах милиционеров, но, по-моему, это тот случай, когда мы имеем дело с этим священным огнем.

– Отмечены случаи в вашем досье для будущей книги "Педофилия в РПЦ", когда насильники получали по заслугам? Или всегда все эти дела заметаются под ковер и кончаются ничем?

– Все зависит от ранга, конечно. Какие-то руководители православных скаутских лагерей, как это недавно было в Петербурге, получили срок, и по заслугам, за ту же самую педофилию. Еще в некоторых случаях получали, но, конечно, не столь знаковые фигуры. Здесь православные немедленно сомкнули штыки, понимая, каким кошмаром для них обернется этот скандал именно за счет того, что фигура этого попенка, конечно, не яркая, но заметная.

О том, чем любопытно дело Глеба Грозовского, говорит ведущий программы РС "С христианской точки зрения" священник Яков Кротов:

"Совершенно случайно приоткрывается завеса над клановым характером современного российского православия (не путать с русским). Вновь, как и до революции, появились священники "экстерриториальные", ведомственные. Именно такие священники, рукоположенные из чекистов, служат в храмах при Чеке, и о них откровенно сообщается, что они сохраняют свои должности и звания (кажется, не ниже полковников). Именно таким священником является бывший министр здравоохранения, на которого навалился – в буквальном смысле слова, обзаведясь квартирой у министра-священника над головой, – патриарх Кирилл. Грозовский формально, видимо, нигде не числится духовником "Зенита", как его сперва было подали, но несомненно, что реально он именно командный священник, воспитанный в недрах команды. Футболисты "Зенита" скинулись и на строительство храма, где последние два года был настоятелем Грозовский, и подарили ему "неплохой джип".

Если бы Грозовский входил в клан патриарха Кирилла или митрополита Ювеналия, то дело вряд ли было бы возбуждено
Связи внутри клана воспринимаются как основной ресурс человека в России. Жители села, где построил церковь Грозовский, вспомнили два его добрых дела: освятил дорогу, чтобы машины на снегу не бились (связи с небесами) и добился, чтобы охранника, получившего тяжелые ожоги, отправили на лечение (связи в медицине). В обоих случаях священник восполняет безделье тех, кто по закону должен и дорогу содержать в нужном состоянии, и предоставлять необходимое лечение. Закон без клана – как пиво без водки. Причем пиво российское, позавчерашнее.

Наши слабые места суть продолжение сильных мест. Клан хорош в обычных обстоятельствах, но плох при столкновении с другим кланом. Справедливо обвинение или нет, но оно явно было поддержано каким-то кланом, достаточно могущественным, чтобы "Зенит" не смог погасить скандал в зародыше. Если бы Грозовский входил в клан патриарха Кирилла или митрополита Ювеналия, то дело вряд ли было бы возбуждено. Быть немножечко автономным от своего начальства недурно, но есть риск – и Грозовский нарвался. Несомненно, однако, что 95% сексуального насилия над детьми и их растления остаются безнаказанными, потому что совершаются в строго закупоренных условиях "православных" (и не только) кадетских училищ, детских кружков, детдомов и приютов. Это лишь в воспаленном воображении автора фильма "Деточки" детдомовцы – подтянутые ловкие дьяволята, а в реальности это изувеченные если не физически, то психологически люди.

Независимо от степени вины Грозовского казус напоминает, что истерика о том, что педофилия – монополия гомосексуалов – чистая чушь (точнее, грязная). Грозовский – отец четырех детей (двое приемных), но это не означает, что он не может быть педофилом. Оставлять без контроля педагога (а священник в данном случае – педагог) в надежде на то, что он многодетный гетеросексуал – недопустимо.

Можно было бы сказать, что казус напоминает о презумпции невиновности, но на самом деле он напоминает о том, что презумпция невиновности в России носит сугубо избирательный характер. Избиратели при этом – лидеры разных кланов. Они и решат судьбу Грозовского, и нет ни малейшей гарантии, что приговору можно будет доверять.

Совсем уж комическим, раблезианским довеском к сюжету выглядит нетривиальное убежище, которое подыскали подозреваемому. Русский православный священник-футболист, который перевоспитывает израильтян-алкоголиков, – это похлеще губермановского "китаец для негра в Туле строит синагогу". Очень бы хотелось ознакомиться с полным списком подобных зарубежных заведений, содержимых на деньги российской нефти.

Видеть в деле Грозовского – в том, что священника отдали под суд, – проявление некоего антиклерикализма, признаки ссоры между президентом и патриархом – не стоит. Но то, что видят, показывает, до какой степени в России все завязано на одном-единственном человеке. Без него и дела не возбудят, и дитятю в пупок не поцелуют. И вот это, пожалуй, самое страшное – потому что такая мономания для любого греха, от педофилии до сектофобии, как бензин для огня".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG