Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Западная Сахара: последняя колония в Африке


Пока мирное лето в Сахаре

Пока мирное лето в Сахаре

Собеседник обозревателя Радио Свобода Михаила Соколова – представитель фронта ПОЛИСАРИО в России Али Салем Фадель

Созданную в 1976 году Сахарскую Арабскую Демократическую Республику сегодня признало 84 государства мира. Но большая часть бывшей испанской колонии Западная Сахара остается под контролем Марокко. Мавритания вывела свои силы с этой территории.

С 1991 года между войсками западносахарского фронта ПОЛИСАРИО и марокканскими войсками действует перемирие. Несмотря на многочисленные резолюции ООН, в регионе так и не прошел референдум, который должен решить судьбу последней колонии в Африке.

На подконтрольной Марокко территории Западной Сахары проходят массовые акции протеста сахарцев. В декабре в Алжире состоится конференция солидарности с народом Западной Сахары.

Собеседником обозревателя Радио Свобода Михаила Соколова был представитель фронта ПОЛИСАРИО в России

доктор Али Салем Фадель.
Али Салем Фадель

Али Салем Фадель













– Сколько сейчас беженцев, вынужденных покинуть Западную Сахару, находится в изгнании?

– Фактически более половины народа Западной Сахары с 1975 года находится в изгнании. Они живут в лагерях беженцев около города Тиндуфа. Я думаю, что сейчас это 200-250 тысяч на освобожденных территориях и в лагерях беженцев.

– Сколько западносахарцев (сахрави) сейчас живет на территории, которую контролирует Марокко?

– Население Западной Сахары сейчас около 500 тысяч человек. Соотношение все время меняется. Примерно один сахрави к трем переселенцам: там сейчас около 150 тысяч коренного населения.

– За эти годы в Западную Сахару переселилось из Марокко более 300 тысяч человек?

– Да, из Марокко переселилось очень много. Им говорили: "Вы не нашли в Марокко работу, можете найти ее в Западной Сахаре". Там уже второе поколение растет. Переселенцы есть повсюду, по всей нашей территории.
Конечно, это очень сложный процесс. По марокканской версии, это не переселенцы, это тоже коренное население. Но марокканцы – это марокканцы, а западносахарцы – это западносахарцы. Они отличаются по обычаям, по традициям. Ничего общего, кроме ислама.

Сейчас обеими сторонами конфликта какие-то военные действия ведутся или перемирие соблюдается?

– 6 сентября 1991 года был прекращен огонь между двумя сторонами, согласно резолюции Совета Безопасности ООН № 690. С сентября 1991 года миротворцы находятся фактически на всей территории Западной Сахары. Есть несколько их центров в каждом освобожденном регионе, есть они и на оккупированных территориях Западной Сахары. Они контролируют процесс прекращения огня. Кроме того, они проводят идентификацию избирателей. Уже около 90 тысяч имеют легальное право на голосование на референдуме о судьбе Западной Сахары.

Мы подписали с Марокко два договора – в 1991 и в 1997 годах. Но, к сожалению, Марокко никак не хочет проводить плебисцит. Они увидели список избирателей и сделали вывод, что потеряют Западную Сахару. Но они и так ее будут терять, потому что насилие рождает насилие.

– Какие вопросы должны быть вынесены на референдум?

– Должны быть два-три варианта: независимость, аннексия или автономия. Марокканцы с 2007 года начали маневрировать, предлагать только какую-то "широкую автономию". Они не хотят проводить этот референдум.

– Ведется ли ненасильственное сопротивление на территориях, контролируемых Марокко?

– Уже 8 лет, с 19 мая 2005 года. Молодежь ждала этот референдум. Видели, что миротворцы сидят, получают деньги и фактически ничего не делают. Нет референдума, нет защиты прав человека, нет ничего. И начали организовывать мирные демонстрации. Они до сих пор ведутся. Марокканский ответ очень жесток, хотя наш народ только требует выполнения решений ООН. Три дня тому назад я получил предварительный список недавно пострадавших. В нем около 120 человек раненых. Это просто массовые репрессии!

– Сколько сейчас в Западной Сахаре политзаключенных?

– К сожалению, пресса не пишет, что “арабская весна” началась у нас 9 октября 2010 года. Большинство населения главного города Западной Сахары Эль-Аюна ушло на 15 километров от столицы в район, который называется Gdeim Izik. Там поставили 8 тысяч шатров и палаток. Сначала были выдвинуты социально-экономические требования: “Вы эксплуатируете наши ресурсы, но как нас оставила Испания, так мы и живем”. Люди требовали работу, образование. А потом появились политические лозунги. Власти Марокко никаких обещаний не дали, потом марокканцы окружили этот лагерь военными силами и разгромили утром 8 ноября 2010 года. Десятки людей погибли.

Официально политзаключенных в Марокко сейчас 26 человек. Это как раз группа организаторов лагеря протеста Gdeim Izik. В феврале 2013 года над ними провели военный суд, некоторых приговорили к пожизненному заключению, некоторым дали по 30 лет, другим – 25 и 20 лет и только двум – по 2 года. Они находятся в марокканских тюрьмах. Есть и политические заключенные – западносахарцы, которые сидят в кошмарных "черных тюрьмах" на оккупированной территории.

За период войны у нас есть список из 520 человек, которых мы ищем, которые пропали без вести. Недавно нашли братские могилы людей, которых расстреляли. Есть список из более 100 наших военных, которых пропали без вести, мы все время требуем от Марокко, чтобы нам сообщили, живы они или умерли. Они освободили только 66 пленных.

А фронт ПОЛИСАРИО освободил марокканских военнопленных?

– Это был один из пунктов договора, что мы должны обменяться пленными военными, а потом провести референдум. У нас было около 4000 пленных. Мы давно их уже всех освободили группами по 100, 200, 400. Пока сделаны две вещи: прекращение огня и идентификация избирателей.

Кто должен участвовать в референдуме? Что делать с людьми, которые уже много лет живут на территории Западной Сахары, переехав из Марокко?

– В апреле 2007 года мы дали предложение в Совет Безопасности ООН. После проведения, если народ Западной Сахары получит независимость, мы будем относиться к каждому индивидуально. Переселенец живет, мы не против, чтобы он жил. Если эти люди не захотят уезжать, мы даже готовы представить в определенном порядке им гражданство.Против народа мы ничего не имеем.

Мы готовы сотрудничать с Марокко в международной политике, рассмотреть проблемы экономического сотрудничества. А вот Марокко держится за эту "широкую автономию". Но никто не понимает, что такое "широкая автономия".

– А есть ли у Рабата какой-то конкретный план, где было бы написано, что хочет предоставить Марокко Западной Сахаре как автономии?

– Они хотят сохранить имидж: короля, флаг, общую валюту и границы. Остальные полномочия якобы мы должны получить... Но пусть это делает Марокко, если победит на референдуме.

Мы не хотим торговаться. Проблема Западной Сахары – это вопрос деколонизации. Испания решила предоставить независимость Западной Сахаре еще в 1975 году. Все резолюции ООН каждый год подтверждают, что наш народ должен определить свою судьбу. Сейчас в мире есть 16 территорий, которые должны решить свою судьбу через референдум. Единственная такая территория в Африке – это Западная Сахара. Больше одной трети стран мира (84) признают Сахарскую Арабскую Демократическую Республику.

Если Марокко считает себя демократическим режимом, пусть пройдет плебисцит. Вы говорите, что народ Западной Сахары хочет в Марокко? Пожалуйста, проведем голосование! Это очень простой процесс – дайте слово этому народу. Но до сих пор они этого не хотят, не могут. И начали репрессии.



Али Салем Фадель

Али Салем Фадель

Прежний король Хасан II был человеком более разумным. В 1975 году он заявил, что в течение двух недель завоюет Западную Сахару и все будет в порядке, но эта война продолжалась 16 лет. И в 1989 году Хасан II заявил перед прессой: "Я готов принять любую делегацию из Западной Сахары".

Мы в течение 24 часов ответили, что приедем в Марокко. Делегация, в которую входили тогдашние министры Мустафа Баши и Хаммад Хаддат, прибыла в Марокко. Хасан II им сказал: даю 20 минут. Они говорили 2 часа и на следующий день провели второй раунд переговоров. На переговорах присутствовал и наследник престола, нынешний король Мухаммед VI.

Тогда Хасан II сказал: "Мы сделали ошибку, завоевав Западную Сахару силой. Это была большая ошибка. И чтобы прошел процесс ассимиляции Западной Сахары и народа Марокко, надо 400 лет мира".

Потом король заявил перед народом, что он готов провести референдум в Западной Сахаре. Сказал, что если сахрави проголосуют за независимость, Марокко будет первым, кто откроет посольство в Эль-Аюне. И тогда начался процесс мирного урегулирования.

Хотя мы знаем, что он был наш противник, но он был умный оппонент. Он знал, что такое война. Он понял, что невозможно этот конфликт решить военным путем. К сожалению, он умер в 1999 году.

– А какова линия нынешнего короля Мухаммеда VI? Есть какое-то изменение позиции Марокко в пользу разумного решения?

– Пока нет. Даже когда спецпосланник ООН Кристофер Росс два раза приезжал в Марокко. Мухаммед VI с ним не встретился, хотя со спецпосланником Россом встречались президенты Алжира и Мавритании. Король не готов ни к чему. Окружение короля играет не в пользу решения конфликта. Потому что от этого многие люди обогатились. Это генералы, это верхушка элиты, которая использует богатства Сахары.

Пока Франция не дает королю сигнал – решить этот конфликт, король будет так себя вести. Потому что наша проблема – не Марокко, наша проблема – это французский режим, который постоянно поддерживает Марокко. Франция готова даже использовать право вето в ООН против любого решения, которое позволит закончить процесс деколонизации.

– Какова позиция Испании?

– Испания исторически, юридически и морально должна решить проблему Западной Сахары, как решила Португалия вопрос Восточного Тимора, потому что единственная страна, которая на это имеет право. Западная Сахара – испанская колония, а Марокко – это оккупант. Испания должна была провести референдум еще в 1974 или в 1975 году, но не смогла это сделать.
Испанский народ с народом Западной Сахары образовали многочисленные комитеты солидарности. Некоторые области до этого кризиса вели экономическое финансирование проектов поддержки Западной Сахары. До сих пор помощь оказывается. Хотя Испания находится в группе "друзей Западной Сахары" (в ней Россия, Франция, Великобритания и США), позиция Мадрида очень пассивная.

– В Марокко во время "арабской весны" были демонстрации. Король в чем-то пошел на уступки. Есть ли в Марокко политические силы, которые считают, что нужно увести войска с территории Западной Сахары?

– В Марокко было создано движение за реформы, которое называется "22 февраля". Это движение организовывало демонстрации по всей территории Марокко. Они не требовали отставки короля, но лозунги были направлены на улучшение жизни людей, на изменение конституции и передачу полномочий короля правительству. Но, несмотря на обещания короля дать новую конституцию, сохраняется прежняя система. Думаю, что Мохаммед VI будет последним королем Марокко, если он не изменит политический курс, не сделает марокканцев из подданных гражданами.

К сожалению, здесь, на Западе, люди видят в Марокко лишь экзотику. А Марокко является первым государством мира по производству и экспорту гашиша. 25% населения занимаются гашишем. Почему? Потому что высок уровень неграмотности, уровень бедности. Среди оппозиционеров в Марокко есть те, кто выступают за референдум в Сахаре. Но для руководства Марокко поддерживать сахарцев – это грех.

Кстати, марокканцы сейчас говорят: народ Западной Сахары – наши братья! Раньше этого не было.

Насколько едины сами сейчас представители Западной Сахары? Некоторые бывшие деятели фронта ПОЛИСАРИО перешли на позиции поддержки "широкой автономии" и сотрудничают сейчас с властям Марокко?

– Во фронте ПОЛИСАРИО есть настоящая демократия. Почему мы говорим – фронт ПОЛИСАРИО? Почему не говорим партия? Потому что в него входит весь народ, и все люди, чья главная цель – освобождение Западной Сахары.

Решение проблемы Западной Сахары не зависит от мнения нескольких человек, которые перешли на сторону Марокко, даже если это, например, бывший министр иностранных дел. Мы их не критикуем.

В каждом народе есть оппортунисты, которые ищут личную выгоду. Настоящие борцы должен иметь определенные моральные принципы, они умирают, как деревья, стоя. Караван идет, собаки лают. Фронт как легитимный представитель нашего народа продолжает борьбу.

– Сейчас в этот регион проникает "Аль-Каида?

– Марокко хотело включить фронт ПОЛИСАРИО в список террористов – этого не получается. Все знают, что мы боремся против террористов. Мы как государство тоже страдаем от них. Два с половиной года назад впервые было нападение на наших гостей, когда захватили двух испанцев и одного итальянца. Так что мы готовы и дальше, если требуется, идти на войну против террористов.

– Как вы оцениваете сейчас позицию Россию?

– Мы от России ждем многого. Россия является одним из членов группы "друзей Западной Сахары". Россия всегда поддерживала принцип самоопределения народов, поддерживает все резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по Западной Сахаре, а их уже больше 70. Россия поддерживает позицию Совета Безопасности, где говорится, что обе стороны – фронт ПОЛИСАРИО и Марокко – должны найти подходящие решения для урегулирования данного вопроса. Россия за любое решение, которое обе предлагают стороны. Россия против любого одностороннего решения. Россия держит контингент миротворцев в этом регионе.

Недавно при визите министров иностранных дел Алжира и Марокко глава МИДа РФ Сергей Лавров заявил, что Россия против нарушения прав человека в Западной Сахаре.

Мы ждем, что Россия сможет много полезного сделать в арабском мире и на африканском континенте, потому что там у нее нет врагов, со всеми хорошие отношения. Хватит все время привлекать Запад.

Россия признала Осетию, Абхазию, я приглашаю ее сделать такой же шаг по признанию Сахарской Арабской Демократической Республики.

– Вы верите, что рано или поздно Западная Сахара получит независимость?

– Тот, кто об этом не думает, не является политиком. Рано или поздно мир будет торговать с САДР. Список составляется, но не надо быть в нем последним. Если не будете первым, то хотя бы найдите место в середине. Рано или поздно, но мир будет с нами иметь дело, в том числе и Россия.
XS
SM
MD
LG