Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Опасная Карелия и безмятежный Кавказ


Жители центральных регионов меньше доверяют полиции

Жители центральных регионов меньше доверяют полиции

Самый высокий уровень социальной напряженности в стране – в Карелии, а самый низкий уровень безопасности – в Тверской области. Такой вывод можно сделать из недавнего исследования фонда "Общественное мнение".

Опрос, проведенный фондом по заказу министерства внутренних дел, был посвящен взаимоотношениям граждан с полицией и тому, как они оценивают свою защищенность от преступников.

По итогам опроса все российские регионы были распределены по двум показателям: социальная напряженность и чувство личной безопасности. При этом расстановка оказалась довольно неожиданной: самый низкий уровень социальной напряженности социологи зафиксировали в Ингушетии и Карачаево-Черкесии, самый высокий – в Карелии. Наименее защищенными чувствуют себя жители Тверской области, следом за ними – москвичи.

Социальная напряженность чувствуется по всей стране, но в Карелии нет предпосылок для того, чтобы выделяться на общем фоне, считает петрозаводский правозащитник Игорь Пальцев:

– В целом по стране можно наблюдать, что социальная напряженность нашего общества зашкаливает. Это понятно, потому что тот беспредел, который мы видим на всех уровнях власти, бесправие граждан и приводят к таким показателям. Наше общество готово взорваться. Что касается Карелии, то я, наоборот, считаю, что у нас более или менее спокойный регион. Здесь нет столь массовых нарушений прав человека, как в южных регионах, не такая проблемная межнациональная ситуация. Хотя общий фон, конечно, нездоровый, как по всей стране, так и в любом из субъектов федерации.

Сами социологи результаты своей работы не комментируют, поясняя, что права на все материалы принадлежат заказчику – МВД.

Точная методика исследования неизвестна, но вопросы, которые задавались людям, примерно понятны, говорит научный сотрудник Института проблем правоприменения Элла Панеях:

– Безопасность личности они рассчитывали как некий агрегат вопросов примерно такого свойства: о том, насколько люди считают высоким уровень преступности там, где живут; о том, насколько часто за последний период они фактически сталкивались с чем-нибудь криминальным; о том, как они воспринимают работу собственного УВД. Объединив эти три фактора, ФОМ получает распределение регионов, в котором практически весь Северный Кавказ попадает в категорию с высоким уровнем безопасности личности, а самый низкий уровень безопасности – в Москве, Московской области, Петербурге.

При этом одна из проблем исследования заключается в том, что не раскрывается само понятие "социальной напряженности". Кроме того, серьезный перекос вызван тем, что опрос проводился в регионах, которые различаются между собой с экономической, социальной и культурной точек зрения, утверждает Элла Панеях:

– Я могу предположить, что ответы на конкретные вопросы могут распределяться таким образом, что сильно преувеличивается благополучие в местах с низкими стандартами безопасности у населения. Люди, которые привыкли, что преступности вокруг море, могут воспринимать это как фоновую ситуацию, от которой и надо отталкиваться. А в местах, где гуманитарный стандарт в силу образования и роста доходов населения за последние годы вырос, люди особенно болезненно реагируют на неблагополучие с личной безопасностью. И потому их восприятие среды как недопустимо опасной, преступности как недопустимо высокой, а работы полиции как неудовлетворительной может сигнализировать о том, что там все как раз более благополучно.

Фонд "Общественный вердикт" уже несколько лет выпускает Индекс доверия полиции. Как пояснила руководитель исследовательских программ фонда Асмик Новикова, у ФОМа гораздо более широкая выборка, в том числе и по конкретным регионам, поэтому результаты опросов довольно сложно сравнивать. Тем не менее, некоторые закономерности, в том числе и позиции кавказских республик, легко объяснимы, и они совпадают с данными "Общественного вердикта":

– Более позитивно настроенных людей и вообще тех, кто считает, что полиция способна защитить от преступности, больше всего именно на Северном Кавказе. То, что этот регион демонстрирует такой необычный оптимизм, это вполне логичное и естественное проявление того политического режима, который там есть. Это связано со страхом. Люди говорят то, что считают максимально безопасным для себя в ситуации публичного контакта.

Асмик Новикова добавила, что и некоторые другие цифры, приводимые фондом "Общественное мнение", – например, число граждан, готовых к сотрудничеству с полицией, или отношение к реформе правоохранительных органов – сопоставимы с исследованиями "Общественного вердикта".

По данным исследовательского центра "РИА-Аналитика", самое низкое число правонарушений на душу населения также регистрируется на Северном Кавказе: в Ингушетии, Дагестане и Чечне. Однако, уточняют эксперты, очень важна структура преступности. Например, в Дагестане, занимающем в общем списке второе место с конца, больше всего преступлений с использованием оружия.

А в рейтинге безопасности регионов, который составило агентство "Смыслография", именно Чечня, Дагестан и Ингушетия занимают три последних места. Самыми спокойными признаны Пензенская область, Мордовия и Ямало-Ненецкий автономный округ.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG